Новая Польша 6/2018

Стыдно

75 лет тому назад, 19 апреля 1943 года вспыхнуло восстание в варшавском гетто. Мятеж подпольных еврейских вооруженных формирований был первым из нескольких, произошедших в гетто на территории Польши, а также первым в Европе, оккупированной гитлеровским Рейхом. Причиной восстания стало распоряжение о ликвидации варшавского гетто в рамках воплощавшегося гитлеровцами в жизнь плана истребления европейских евреев. Восстание продолжалось до 16 мая 1943 года, когда Юрген Штрооп* приказал взорвать Большую синагогу на ул. Тломацке, описав затем это в своем рапорте: «Бывший еврейский жилой район перестал существовать!». Несмотря на то, что единичные боевые действия прекратились лишь в июне 1943 года, немцы сразу же после рапорта Штроопа объявили о подавлении восстания. Повстанцы, а также гражданское население, были вывезены в концлагеря в Треблинке, Майданеке, Будзыне, Дорогуче, Понятове и Травниках либо убиты на месте.

Кварталы еврейского района постепенно сожгли и сровняли с землей. До 1944 года на его территории прятались последние гражданские обитатели гетто, хотя в период пика, до марта 1941 года, их было там около 460 тысяч — то есть 146 тысяч человек на 1 кв. км.

События того времени навсегда наложили на Варшаву особый отпечаток. Восстание в варшавском гетто признано еврейским народом одним из важнейших исторических событий. Поляки помнят об этих кровавых и жестоких событиях, а 19 апреля ежегодно отмечается годовщина восстания. Культивируя память о повстанцах, помня о их смелости и желании отомстить немцам, невзирая на то, что у них не было надежды на победу, следует иметь в виду уважение не только к погибшим, убитым и умершим, но и к их семьям, друзьям или потомкам. Обстоятельства недавних торжеств, посвященных годовщине восстания, вызывают немало вопросов и заставляют задуматься о том, что будет дальше.

В прошлые годы важнейшим моментом торжеств была церемония у памятника Героям гетто в варшавском районе Муранув. Канцелярия Президента РП организовала ее также в этом году. Но то, как проводилась эта церемония, вызвало эмоции у множества людей, и не только у тех, кто был лично связан с восстанием. Памятник Героям гетто был огорожен барьерами, за которые могли зайти только лица, имевшие приглашения, предварительно пройдя через рамки металлоискателя.

Паула Савицкая из общества «Открытая Речь Посполитая», подруга одного из руководителей восстания в гетто Марека Эдельмана, в беседе с порталом wyborcza.pl сказала: «Я тоже получила приглашение, но я им не воспользуюсь. Считаю оскорбительным то, что нельзя свободно подойти к памятнику».

Хотя многие годы вокруг памятника не было никаких ограждений, в течение двух лет они являются неизменным элементом мероприятия, в котором принимает участие президент Анджей Дуда. Усиление, а также расширение охраны вокруг монумента в этом году, в частности, из-за проходившего позже концерта, вызвало огромное волнение, многим людям пришлось смириться с затрудненным доступом к памятному месту. Традиционный марш, который когда-то вместе с друзьями организовывал Марек Эдельман (шествие начиналось на территории бывшего Умшлагплаца, места, откуда было вывезено более 300 тысяч варшавских евреев и заканчивалось у плиты, посвященной Шмулю Зигельбойму* и у холма, насыпанного над бункером штаба Еврейской боевой организации), пришлось перенести на более позднее время. Марш этого года получил название Независимых торжеств в честь годовщины Восстания в варшавском гетто. В фейсбуке Коллективом «Сирена»* было создано одноименное событие, в котором можно прочитать обращение: «Мы соберемся, потому что помним. Помним о тех, кто сражался. Помним о тех, кто погиб. Помним тех, кто поддерживал память об этом: Марек Эдельман, Яцек Куронь, Лехослав Гозьдик, Мирослав Савицкий, Ноэми Корсан, Зося Куратовская, Анка Ковальская, Хавка Рабан и многие другие. Мы не хотим принимать участия в президентской церемонии, присвоенной политиками, которые в этом году отгораживаются барьерами и проверкой удостоверения личности, в церемонии, переполненной пустым, националистическим торжеством, с представителями правительства, премьеру которого ничего не стоит второй рукой зажечь свечу для гитлеровских коллаборационистов из НВС

*. Мы верим, что память должна быть общим благом, а не инструментом власти”. Под обращением вместе с упомянутыми выше организаторами подписались такие организации как «Антифашистская Варшава», «Открытая Речь Посполитая», Кампания «Красная и черно-красная история», «Студенческий антифашистский комитет», «Станция Муранув» и Поликультурный гуманитарный лицей им. Яцека Куроня.

Как на эти события реагируют варшавяне? В большинстве своем они возмущены и одновременно огорчены ситуациями, возникающими в последнее время на торжествах, посвященных годовщине. «Меня не интересует, кто из какого политического лагеря, если ему грустно, и он хочет погрузиться в раздумья у памятника — это его право. Мне кажется, что сейчас идет захват контроля над самыми разными государственными церемониями и годовщинами, которые не менее важны для каждого поляка, — говорит в беседе со мной Матеуш — варшавянин, деды которого сражались в варшавском восстании. — А скандал уже в том, что в этот день не могут спокойно находиться в этом месте друзья Эдельмана, которым, на самом деле, есть что вспомнить. Так не должно быть, чтобы пожилые люди, принимающие участие в марше, уже не могли традиционно пройти хорошо известным им маршрутом, так, как это было принято с самого начала». В свою очередь, в интернете хватает резких комментариев поляков, которые без колебаний пишут то, что они думают по этому поводу: «Браво, молодежь! Никакой конъюнктурщины. Хорошо, что вы напоминаете правительству, что Варшава наша, а историческая память — это собственность всех поляков, всех жителей Варшавы. Хватит политиканства!» — довольно мягко пишет один из пользователей интернета, другие более радикальны.

Волнение среди граждан, а также у публичных фигур, вызвала и позиция мазовецкого воеводы Здзислава Сиперы, который отказался включить в Варшаве сирены в честь повстанцев. С инициативой включить сирены в 75-ю годовщину восстания обратился к воеводе журналист Майк Урбаняк, которому хотелось почтить память бойцов так, как это принято в случае годовщины начала варшавского восстания. Однако никто не ожидал отказа Сиперы. Урбаняк в беседе с порталом onet.pl сказал: «Я шокирован. Не только отказом (…), но и курьезным обоснованием воеводы. Воевода пишет, что сирены не включают, поскольку они существуют для того, чтобы предупреждать об опасности. Но их включают 1 августа. Почему? Из ответа следует, что случайно. Тогда как раз проверяют, работает ли система».

В Варшаве имеются две соединенные между собой системы, которые действуют параллельно. Первая из них, за которую отвечает воевода, большая, она насчитывает почти двести сирен, вторая поменьше и подчиняется городу. В разговоре с сервисом polsatnews.pl пресс-секретарь администрации Варшавы Бартош Мильчарчик сказал: «Вне зависимости от решения мазовецкого воеводы, 19 апреля город почтит 75-ю годовщину начала восстания в варшавском гетто, включив все свои 54 сирены, подчиненные ратуше». Это решение было принято ратушей самостоятельно, а не по просьбе Майка Урбаняка. В конце концов, на сайте Администрации Мазовецкого воеводства появилось сообщение о включении сирен воеводской системы предупреждения и тревоги в 12:00 на одну минуту. Рядом можно увидеть герб мазовецкого воеводы.

Вихрь и лавина эмоций, возникших в связи с годовщиной восстания в варшавском гетто, превзошли всякие ожидания. Без сомнений, эта ситуация требует глубоких размышлений и минуты молчания в память о погибших.

Перевод Владимира Окуня