Новая Польша 4/2018

Из антологии «Пора расплеваться»

Перевод Игоря Белова

Конрад ГураТекст на заказ

Ее воздух изваян резцом — это Россия*.
Во взгляде таится растущий на свалке репейник — это Россия.
Слякоть, олени, скрежет огня в колосьях пшеницы — это Россия.
Турбогенератор в котельной — это Россия.
Ноябрь на далекой пузатой Луне — это Россия.
Альбом с пауками на заседании Думы — это Россия.
Трепет, зависший в воздухе после жары — это Россия.
Заикаться, когда момент упущен — это Россия.
Фазан, та курица из турбокомпрессора — это Россия.
Еж с двумя детенышами — это стопудово Россия.

Еж с двумя детенышами — это стопудово мир без России.
Фазан, та курица из турбокомпрессора — это мир без России.
Заикаться, когда момент упущен — это мир без России.
Трепет, зависший в воздухе после жары — это мир без России.
Альбом с пауками на заседании Думы — это мир без России.
Ноябрь на далекой пузатой Луне — это мир без России.
Турбогенератор в котельной — это мир без России.
Слякоть, олени, скрежет огня в колосьях пшеницы — это мир без России.
Во взгляде таится растущий на свалке репейник — это мир без России.
Его воздух изваян резцом — это мир без России.

Кира Петрекманифест

вступи к какую-нибудь организацию
которая укрепит в тебе готовность к новым вызовам
найди себе прекрасного учителя
делай несколько дел одновременно
стань волонтером
поддерживай контакты с более проворными друзьями
тренируй выносливость силу и упорство
испытывай оргазм

Шимон Домагала-ЯкучЭй истинный поляк(я еврей говорю тебе попрощайся со своим орлом)

Твой патриотизм булыжник брошенный в сердце конституции
сны влажные от крови немца еврея украинца гея
сны ясные от пылающих сквотов и консульств
Речь Посполитую запятнали твои ласки
патриотизм влажные сны ясные
Речь Посполитая на панели обделенная ласками
ты хватаешь ее зубами раздираешь корявые струпья
не даешь страстаться ржавеющим узникам
твое Государство бледнеет слабеет
Бог это Элохим он положит тебя на весы патриот
и найдет тебя легковесным

Якоб МанштайнПоэта одолевают сомнения

утром явилась полиция, а в квартире бардак.
я говорю: то, что случилось, вовсе не должно было случиться,
и прикидываюсь невидимкой.

это явно срабатывает, так как они начинают меня искать
в шкафу, под кроватью и в тумбочке.

наконец один из них смотрит мне прямо в глаза,
интересуясь, знаю ли я, что они ищут;

я знаю, что они ищут меня, поэтому говорю, что не знаю,
в ответ он хватает дубинку и стучит мне по лбу,
словно требуя чтобы ему скорее открыли

спрашивает: что это? я отвечаю, что это кровь.
спрашивает: что это? и показывает нечто, чего я не вижу,
поскольку глаза мои полностью залиты кровью.

говорит, что это запрещенный культ себя любимого
и что мне кранты

мне кранты, потому что у меня бардак,
отвечаю я, а слова вязнут в горле, как камни,
и не выдавить из себя даже песка.

это крутая метафора, говорит он и запихивает меня в автомобиль.
теперь мы все невидимы

Камила Яняккоролева

королева трудящейся польши, верни мне пожалуйста деньги, верни
машину, ибо я заработала на нее уже сто раз, и квартиру,
поскольку я борюсь с терроризмом, скупая товары с пометкой «огнеопасно»

королева бедных и больных, мы бедные и больные, мы будем
бедными и больными в каждом твоем воплощении, ибо ты суровая мать,
поэтому отдай мне только то, чего я лишилась, подавая милостыню.

королева спазмов и просьб, они у меня пустяковые, глупые и бездуховные,
ибо вместо увлечения бурями реформации реформации реформации
мне нужен покой и здоровая матка для моего будущего ребенка.

королева польши на прослушке, верни мне эти несколько минут в метро,
когда мне нужно на турникете пропикать, чтобы войти, выйти, пройти —
гражданка, пройдемте с нами, ваше пиканье было недостаточно громким.

королева грабежей и карьерных взлетов, это руки мои, что в детстве украли
пару злотых у бабушки, так за что же мне этот ежемесячный, ежегодный
наезд на мои скромные нору, матрас и носки?

дева денежная, королева алчная, верни мне бег времени вместе
с восходом и закатом, днем и ночью, верни мне времена года, забери
желтый офисный свет, в котором всё, везде и всегда одинаково

и эта рутина растянута на всю жизнь. и верни мне пространство
со свежим воздухом, королева духоты, императрица смрада,
летних и зимних трамваев, утренних и вечерних автобусов, дева достославная

с голограммой в руке, благославенна ты между девами,
так что забери у меня этот город, эту страну — вы позволите,
без меня, дорогая сударыня, вдруг мой грех был недостаточно мерзок?

Zebrało się śliny. Nowe głosy z Polski, Biuro Literackie, Stronie Śląskie 2016