Новая Польша 7-8/2018

Стены

1.
Они не могут иначе. Им нужно возводить
Стены. Перестать они не в силах. Они должны
Отгораживаться и intra muros*
Пересчитывать своих до последней ягодицы,
До последней селезенки, до последней аорты, до
Последнего издыхания.
                                    Extra muros*
Никто не в счет; никого не пересчитывают.
Эти останутся зачисленными в бесчисленные.
А те иначе не могут. Они возвели стену.
2.
Варвары — еxtra muros, однако
По этой азиатской стене можно ездить
Хоть верхом, хоть в карете, а цивилизованный
Человек властен приказать, чтоб его носили
В лектике, другим цивилизованным
Людям, которые хуже его. Орды
Варваров для цивилизованных
Не существуют; стена мощная,
Ворот нет. Intra muros — те, кого
Носят в лектиках, и те, кто их носит.
Extra muros — те, кто лектик не
Знает и не знает идеограмм:
У них нет расслоения — ни лектического,
Ни лексического.
                  Они другие. Но
Цивилизации-то какое до этого дело.
3.
Extra muros молчат, и наоборот — intra
Мuros тоже молчат: молчание взаимно.
Не важно, болтают ли по эту
И по ту сторону; молчат ли
По эту, а болтают по ту;
Или напротив; или вообще
Помалкивают. В этой картине нет
Intra, стена не замкнута,
Тут все — extra, даже когда перескакивают
С одной стороны на другую, поодиночке и
Массово, с пафосом неофитов.
Молчание всегда направлено на ту
Сторону. Это стена молчания, разделяющая
(А то и не разделяющая) гомон, гвалт и крик.
4.
Тех, кто внутри, и тех, кто снаружи,
Разделяют обычаи, история, смерть
И спасение; для тех, кто внутри,
Нет избавленья; зато спасение — есть.
Достойный народ, было сказано о
Евреях в поэзии, а потом внутри
Полыхнуло достоинство смерти; здесь не
Было прыжков на другую
Сторону и лукавства неофитов,
Ни в Варшаве, ни в Риге. Лети себе,
Улетай — в столпе огня, дыма и сажи:
Возведена стена — европейская, не азиатская.
5.
От того, что внутри этого города, защищаются
Снаружи строители стены.
Здесь стреляют в солдат, в супружеские
Пары, в детей, которые хотят проникнуть
Внутрь. То есть то, что снаружи,
Защищают, не допуская
Внутрь.
                  Речь идет о берлинской стене.
Ее функция противоположна
Стенам гетто, о которых только что
Скромно упоминалось; противоположна,
Хотя смерть остается смертью,
А стремление убить остается
Стремлением убить, и баста.
6.Люди перед иерусалимской Стеной Плача
Со времен разрушения храма —
Всегда extra muros, так, словно той
Стороны жизни и той стороны смерти
Не было.
                  Однако обе стороны есть,
Только вот intra muros не найти ни одной.
7.Там ты всегда был, есть и будешь
Intra muros; intra muros внутри
И снаружи стены. Тут тесная связь,
Если они есть, если вообще еще есть семейные
Стены. В самый жестокий мороз они овеяны
Теплом памяти, жаром забвения,
И от этого рассыпаются; а ведь они защитные,
Должны быть защитными. Но пребывание
Intra muros может кончиться
Саморазрушением вместе со стенами.
8.
Разрушенная стена непреодолима;
Через это препятствие не
Перепрыгнуть. Столько пыли веков и
Тысячелетий, и всю эту пыль надо
Вдыхать, следует ею питаться;
Адский переход в рай, бытие которого
Недоказуемо.
                                    Так возникает стена
Сговора, живительные связи фальши
В основе основ; в сюжете целого.
9.Стены другого заговора
Тоже непрочны. Они не
Застыли на страже. Их сдвигают
Импульсы кинетической энергии,
Скрытые в них самих и вне их:
Intra et extra muros, et in
Muros*, и никак невозможно различить
То, что внутри и снаружи, в центре
И посредине. Стены становятся
Агрессивны и враждебны
Самим себе, вот и всё.
10.
И восстают стены Трои на китайскую
Стену, а китайская стена на
Троянскую стену, в том же порыве;
Они сталкиваются фронтально, всей
Тяжестью переполняющей их истории.
Поначалу это звучит вдохновенно, но после
Вербального грохота от взаимных разящих ударов
Кирпичами наступает тишина, столь же вербальная, и
Стена становится единой и проваливается в люк.
11.
Агрессивность стен гетто
Неизмерима, ибо их много и
Они окружают не только евреев.
                                    Происходит
Их фланговая атака на берлинскую
Стену; выглядит это так, будто
Два сцепленных зубчатых колеса вращаются,
Как в башенных часах, не передавая
Энергию и агрессивность дальше.
И становится понятно: это невнятное время.
12.
На стены гетто идут в атаку и стены
Молчания. Постепенно сдвигаясь,
Срастаются с ними воедино.
Это что-то вроде любовного объятья:
Все в одно и то же время –
Extra и intra muros.
13.
Иногда стены молчания
Превращаются в стены сговора.
В сущности, не стены так
Поступают, а те, кто их строит. Они
Кладут кирпич на кирпич, попеременно: то
Кирпич сговора, то кирпич молчания,
И тогда вырастает единая стена,
Крепче всякой другой,
Несокрушимая, намертво сцементированная
Липким раствором духовной гнили.
14.
Такая стена становится тараном.
Смонтированная в треугольник
Сомнений, отчаяния и гордыни,
Она разбивает дружественные семейные стены,
Пока от них не останется только
Прах, который приходится вдыхать. Крепнут,
Угрожающе перемещаясь,
Разделительные барьеры, стены презрения.
Люди не могут иначе. Они могут только
Возноситься и возвышаться:
Я — extra, ты — intra.
И vice versa*.

Берлин 1978


Перевод Андрея Базилевского