Новая Польша 3/2018

Хроника (некоторых) текущих событий

• «В пятницу Сейм внес изменения в закон об Институте национальной памяти. Отныне каждый, кто публично и вопреки фактам возложит на польский народ либо на польское государство ответственность за преступления, совершенные Третьим рейхом, либо за соучастие в этих преступлениях, будет наказан штрафом либо лишением свободы сроком до трех лет. Точно такое же наказание грозит за “явное преуменьшение ответственности реальных виновников этих преступлений”. (...) Посол Израиля Анна Азари во время памятных мероприятий в связи с 73-й годовщиной освобождения Освенцима призвала скорректировать эти изменения. Правительство Израиля считает, что Польша пытается запретить дискуссии о соучастии поляков в Холокосте. (...) К сожалению, во время Второй мировой войны некоторые поляки выдавали евреев немцам либо требовали от скрывающихся евреев выкуп». (Павел Сенницкий, «Польска», 29 янв.)
• «“У нас этот закон рассматривается как попытка запретить говорить правду о Холокосте”, — заявила посол Израиля в Польше Анна Азари во время памятных мероприятий, посвященных 73-й годовщине освобождения Освенцима. (...) Правительство Израиля опасается, что новый закон сделает невозможными дальнейшие исследования таких преступлений, как, например, в Едвабне. (...) Негативная реакция на закон усилилась после высказываний руководителя Института национальной памяти Ярослава Шарека, заявившего, что за преступление в Едвабне несут ответственность исключительно немцы, а поляков просто заставили принимать участие в этой карательной операции. А министр образования Анна Залевская недавно заявила, что она... не в курсе о произошедшем в Едвабне. (...) Пресс-секретарь ПИС Беата Мазурек пообещала, что корректироваться закон уже не будет». («Факт», 29 янв.)
• «Если разговоры представителей парламентского большинства о возможных преследованиях, в частности, Яна Томаша Гросса (автора книги о том, как еврейское население Едвабне было уничтожено польскими соседями — В.К.) окажутся правдой, это значит, что польской прокуратуре придется решать, какая книга может считаться научной работой, а какая — нет». (Войцех Тумидальский, «Жечпосполита», 30 янв.)
• «Два года назад во время опроса польских старшеклассников, проходившего по всей Польше, почти половина учеников (46%) на вопрос, что случилось в Едвабне, ответили, что немцы убили там поляков, укрывавших евреев. И это не шутка! Это реальные результаты опроса. Еще 26% заявили, что немцы, действовавшие заодно с русскими, расстреляли там польских военнопленных. И только 15% ответили, что в убийстве евреев виноваты поляки, подчеркнув, однако, что расправа происходила при участии немцев», — проф. Ян Грабовский. («Газета выборча», 5 фев.)
• «Эта норма (статья 55а) не должна находиться в новой редакции закона об Институте национальной памяти. Потому что согласно этой статье наказывается не только злоупотребление термином “польские лагеря смерти”, но и публичные заявления об участии поляков в Холокосте — к примеру, погром в Едвабне — и их соучастии в нацистских преступлениях, когда некоторые поляки шантажировали евреев выдачей немцам либо выдавали их (таких людей в то время в Польше называли “шмальцовниками”). (...) Если новая редакция закона вступит в силу в том виде, в каком ее принял в пятницу Сейм, такие оценки окажутся достаточно широким основанием для применения наказания в виде лишения свободы в отношении уцелевших в Холокосте свидетелей, которые обвиняют польских “шмальцовников”», — Войцех Козловский, инициатор и один из авторов отчета “Поврежденные коды памяти. Защита доброго имени Польши и поляков” юридической фирмы “Dentos”». («Жечпосполита», 30 янв.)
• «Поляки создавали собственные концлагеря. Перед войной — я имею в виду концлагерь в Березе-Картузской. И после войны — для немцев, например (а также для украинцев — В.К.)», — проф. Павел Шпевак, директор Еврейского исторического института в Варшаве. («Польска», 2-4 фев.)
• «Штраф или три года тюрьмы грозят каждому, кто публично затронет тему участия поляков в преступлениях, совершенных во время Второй мировой войны. А ведь существует множество исследований, свидетельств, неопровержимых доказательств, которые указывают, что поляки участвовали в некоторых эпизодах геноцида польских евреев. Новый закон пытается ограничить исследование важных фрагментов столь сложной истории польско-еврейских отношений во время Холокоста. (...) Если кто-то отважится коснуться этих темных страниц польской истории, против него возбудят уголовное дело. (...) Мы знаем, что институт Яд Вашем наградил тысячи поляков почетным титулом Праведников среди народов мира. (...) Но мы также читали книги о событиях в Едвабне, знаем о погроме в Кельце. Есть современные исследования о евреях, которые, скрываясь, искали убежища у своих польских соседей. К сожалению, нередко это приводило к гибели евреев при непосредственном либо косвенном участии поляков», — профессор Тель-Авивского университета Хави Дрейфус, член Международного совета Освенцима. («Газета выборча», 30 янв.)
• «Тысячи поляков убивали евреев, выдавали их нацистам. Так что многие поляки участвовали в Холокосте. Все это отчетливо зафиксировано авторитетными польскими историками. Этот закон становится еще и попыткой уйти от ответственности. (...) Некоторые вооруженные формирования, запятнавшие себя убийствами евреев, к примеру, Национанальные вооруженные силы, считали себя представителями народа... (...) Безусловно, на отношение поляков к евреям во время оккупации также повлиял откровенный антисемитизм таких персонажей, как Роман Дмовский, равно как и позиция католической Церкви. Поэтому многие поляки радовались гибели евреев. Такое отношение, наряду с желанием нагреть руки, присвоив себе имущество евреев, была главной мотивацией людей, совершивших эти преступления. (...) У нас появилась проблема — евреи и поляки. Скажем за это спасибо партии ПИС», — Эфраим Зурофф, директор иерусалимского отделения Центра Симона Визенталя. («Жечпосполита», 2 фев.)
• «По мнению еврейских организаций, количество евреев, ставших во время Второй мировой войны жертвами поляков, составляет 2,5 тыс. человек. Немецкие публицисты, в свою очередь, называют цифру 50-500 тысяч. (...) Пресс-секретарь правительства Иоанна Копцинская заявила, что назад дороги нет — закон об Институте национальной памяти (ИНП) корректировать не будут. Следственный отдел ИНП информирует, что 77 прокуроров отдела готовы проводить следственные действия в соответствии с новым законом». (Петр Фалковский, «Наш дзенник», 30 янв.)
• «В ночь со среды на четверг Сенат одобрил новую редакцию закона об Институте национальной памяти без поправок. Это означает, что вступление закона в силу теперь зависит только от подписи президента». (Кацпер Рогачин, «Польска», 2-4 фев.)
• «Израильский МИД заявил, что Израиль “категорически возражает против решения польского Сената одобрить новую редакцию закона об Институте национальной памяти”. (...) Госдепартамент США в довольно резком тоне призвал повторно проанализировать закон об ИНП перед голосованием в Сенате. (...) После совещания руководства ПИС в ночь со среды на четверг решено быстро принять закон и не реагировать на призывы его скорректировать. (...) Это было решение Ярослава Качинского». (Зузанна Домбровская, «Жечпосполита», 2 фев.)
• «С очередным официальным заявлением выступило посольство Израиля. “Со всех сторон мы слышим антисемитские высказывания и комментарии, многие из них касаются непосредственно г-жи посла Анны Азари. До сих пор мы воздерживались от реакции, однако не можем больше молчать. Антисемитский дискурс распространен не только в польском интернете, но и в масс-медиа, особенно на «TVP Info»”, — говорится в заявлении». (Анита Горчица, «Газета выборча», 3-4 фев.)
• «В понедельник в программе “В теле видения” на канале “TVP Info” Мартин Вольский (руководитель “TVP 2”) и Рафал Земкевич обменивались шутками на тему “польских лагерей смерти”. Земкевич с иронией комментировал: “...если (...) народы принимали участие, то еврейский народ принимал участие в собственном геноциде”. (...) Вольский: “Используя эту терминологию, можно сказать (...), что это не были немецкие или польские лагеря смерти, а еврейские лагеря. В конце концов, кто обслуживал крематории?”. Земкевич: “Да, и кто в них погибал?”. Ранее Земкевич в своем твиттере назвал евреев “пархатыми”, а посла Израиля охарактеризовал как “не слишком сообразительную”». (Агнешка Кублик, «Газета выборча», 31 янв.)
• «Отношение различных политических сил и медиа-кругов к травле, развернутой в отношении Польши, демонстрирует очень серьезный раскол в нашей общественной жизни. Польская политическая сцена все отчетливей делится на два противостоящих лагеря: патриотический и космополитический», — проф. Мечислав Рыба («Наш дзенник», 30 янв.)
• «На вопрос “Что должна сделать Польша в ситуации вокруг нового закона об Институте национальной памяти, предусматривающего наказание в виде штрафа или лишения свободы за возложение на польское государство либо польский народ ответственности за военные преступления, в том числе во время Второй мировой войны?”, 39% респондентов ответили: “Приостановить вступление этого закона в силу в связи с критикой со стороны других стран”. 36% опрошенных считают, что “нужно применять этот закон, не считаясь с критикой со стороны других стран”. 11% участников опроса заявили, что они “не слышали об этой ситуации”, а 14% “затруднились сформулировать свое мнение”. Опрос Института рыночных и социологических исследований, 1-2 февраля». («Жечпосполита», 5 фев.)
• В среду «вечером комиссия по вопросам антисемитизма Конгресса США призвала президента Анджея Дуду наложить вето на закон об Институте национальной памяти». (Павел Вронский, «Газета выборча», 1 фев.)
• «“Закон, принятый поляками — это попытка откреститься от участия Польши в Холокосте (...)”, — заявил министр транспорта и разведки Исраэль Кац. (...) “Польша плюнула Израилю в лицо. Вот в чем смысл этого закона”, — говорит депутат от лево-центристского Сионистского лагеря Ципи Ливни. (...) “Это угроза для свободной дискуссии об участии определенной части польского общества в Холокосте”, — считает институт Яд Вашем». (Енджей Белецкий, «Жечпосполита», 2 фев.)
• «Министр образования Израиля Нафтали Бенет заявил: “То, что многие поляки принимали участие в убийствах евреев — исторический факт”. (...) Возмущены даже арабские депутаты в Кнессете. “Многие поляки участвовали в преследовании и убийствах евреев, а еще больше поляков просто молчало”, — заявил депутат Ахмад Тиби». (Роберт Стефанский, «Газета выборча», 31 янв.)
• «Вчера около полудня израильские СМИ сообщили, что в среду в Варшаву прибудет министр образования Израиля Нафтали Бенет. (...) Он планировал встретиться с вице-премьером и министром науки и высшего образования Ярославом Говиным, а также с польскими студентами. (...) Однако вице-премьер Ярослав Говин “приостановил” решение о встрече. Поводом стало высказывание Бенета о Польше, процитированное израильскими СМИ». (Ежи Хащинский, «Жечпосполита», 6 фев.)
• «Мы решительно осуждаем новый польский закон, который пытается отрицать участие поляков в Холокосте. Холокост был задуман в Германии, однако при этом сотни тысяч евреев погибли не от рук немецких солдат», — Яир Лапид, депутат Кнессета, бывший министр финансов, лидер центристской партии Йеш Атид. («Наш дзенник», 29 янв.)
• «“Сотни тысяч евреев были выданы поляками в руки нацистов. Эта историческая правда отныне запрещена новым польским законом. Но заткнуть рот тем, кто выжил, не получится”, — такой заголовок появился на первой странице популярной газеты “Едиот ахронот” (“Последние известия”)». (Томаш Чухновский, Томаш Белецкий, Михал Вильгоцкий. («Газета выборча», 29 янв.)
• «“Националистическое большинство в польских правящих кругах пытается проводить политику исторического ревизионизма и скрыть тот факт, что среди польского народа были и жертвы, и коллаборационисты. Нередко польских евреев убивали их соседи, опережая немецких военных либо делая это после того, как несчастным удавалось выжить в лагере”, — написала левая газета “Гаарец” (“Страна”). “Израиль не столько беспокоит выражение «польские лагеря смерти», сколько закон, который может приостановить академические исследования, касающиеся роли Польши в Холокосте. Утверждение, что польский народ не имел с этим ничего общего, противоречит историческим фактам”, — подчеркнула правая газета “Иерусалим пост”». (Агатон Козинский, «Польска», 29 янв.)
• «Представленный в Кнессете проект новой редакции закона о так наз. “освенцимской лжи” теперь устанавливает наказание не только за отрицание Холокоста, но и за отрицание того факта, что у нацистов были помощники, а также за преуменьшение их роли в Холокосте. Этот законопроект стал ответом израильских парламентариев (...) на принятые польским Сеймом поправки к закону об Институте национальной памяти», — о. Адам Бонецкий. («Тыгодник повшехны», 11 фев.)
• «“Попытка Польши переписать историю заново и заткнуть рот тем, кто уцелел в Холокосте, вызывает шок и представляется совершенно абсурдной”, — заявил депутат лево-центристского Сионистского лагеря Ицик Шмули». (Бартош Т. Велинский, «Газета выборча», 1 фев.)
• «Польскому правительству вдруг захотелось обсудить в польском парламенте Вторую мировую войну, причем заткнув при этом рты тысячам пожилых измученных представителей восьмимиллионного народа. Это просто в голове не укладывается. (...) Весь мир придет к простому выводу: Польша хочет наказать тех, кто уцелел в Холокосте и рассказывает о вине некоторых поляков перед евреями, имевшей место 70 лет назад. Надо же было умудриться так бездарно испортить себе репутацию. (...) Перед нами идиотизм чистой воды. (...) Честь Польши запятнана на глазах всего мира. (...) Возможно, кто-то в Польше признается, что поляки совершили глупость, но кого это будет интересовать? Вы опозорились на долгие годы», — Север Плоцкер, публицист и журналист, заместитель главного редактора газеты “Едиот ахронот”. («Газета выборча», 30 янв.)
• «Претензии по поводу нового закона высказал также Киев. (...) “Украинцы, как и поляки, стали жертвой двух тоталитарных режимов во время Второй мировой войны, и точно так же самоотверженно сражались за свободу своей родины. В этом контексте огромное беспокойство вызывает попытка представить украинцев исключительно как «кровавых националистов» и «коллаборационистов», сотрудничавших с Третьим рейхом”, — говорится в заявлении украинского МИДа. Украина также считает крайне некорректным использование в законе термина “Восточная Малопольша” применительно к Западной Украине. Руководитель украинского Института национальной памяти Владимир Вятрович полагает, что польский закон “поставит крест на свободном диалоге украинских и польских историков”. (Петр Фалковский, «Наш дзенник», 29 янв.)
• «Павел Климкин, министр иностранных дел Украины, написал в своем твиттере: “(...) Появление юридического термина «преступления украинских националистов» свидетельствует об односторонних стереотипах и неизбежно вызовет соответствующую реакцию”. (...) По мнению президента Украины Петра Порошенко, оценки, содержащиеся в принятом Сеймом и Сенатом документе, являются “необъективными и абсолютно неприемлемыми”. (...) Ганна Гопко, председатель парламентской комиссии по иностранным делам, (...) написала у себя в фейсбуке: “Может быть, нам стоит напомнить полякам о концлагере для украинцев в польском Явожне? Или в очередной раз напомнить об акции “Висла” и Рижском договоре?”. (...) Секретарь украинской межведомственной комиссии по вопросам увековечивания памяти Святослав Шеремета призвал (...) украинский парламент “принять решение о признании факта польской оккупации земель Западной Украины, польских преступлений, совершенных в отношении украинцев в XX веке, а также ввести уголовную ответственность за отрицание этих преступлений, в том числе польской оккупации”». (Вацлав Радзивинович, «Газета выборча», 2 фев.)
• «Польша вводит политический диктат, напоминающий коммунистические времена, когда политики решали, как нужно интерпретировать те или иные исторические события. Без сомнения, закон об Институте национальной памяти навредит польско-украинским отношениям и прервет диалог между польскими и украинскими историками, считает директор украинского Института национальной памяти, проф. Владимир Вятрович». (Руслан Шошин, «Жечпосполита», 1 фев.)
• «В законе содержится курьезное, очень редкое определение преступлений, совершенных украинскими националистами. Период, во время которого они должны были быть совершены — это 1925-50 годы. (...) Время независимой Второй Речи Посполитой приравнено к периоду немецкой и советской оккупации, а также к эпохе ПНР и УССР. Преследовать за деяния, совершенные в отношении независимой Речи Посполитой восемь или девять десятилетий назад — это совершенно абсурдная идея». (Ежи Хащинский, «Жечпосполита», 7 фев.)
• «Перед польскими дипломатическими представительствами на Украине в понедельник прошли акции протеста, организованные националистами из партии “Свобода” и направленные против нового, “антибандеровского” закона об Институте национальной памяти». (Марек Козубаль, «Жечпосполита», 7 фев.)
• «Верховная Рада Украины приняла резолюцию, осуждающую новый польский закон. (...) По мнению украинских парламентариев, он ударит по их соотечественникам в Польше». («Факт», 7 фев.)
• «Мы имеем дело с последовательной националистической политикой партии “Право и справедливость”. (...) Польша перестала быть стратегическим партнером Украины. Она в открытую угрожает помешать нашей интеграции с Европой. Сегодня в роли адвоката Украины выступает Литва», — Борис Тарасюк, вице-председатель парламентской комиссии иностранных дел. («Газета выборча», 2 фев.)
• «Проект новой редакции закона об Институте национальной памяти не должен попасть в Сейм в таком виде. (...) Непродуманная конструкция закона и нежелание считаться со сложившейся кризисной ситуацией сильно осложняет наше положение на стратегических направлениях международной политики. (...) Президент по образованию юрист и лучше, чем кто бы то ни было из участников общественной дискуссии, знает, что этот закон содержит серьезные ошибки и недочеты. (...) Скажем прямо: этот закон — юридическое фиаско. Он не применим на практике. (...) Мы внезапно оказались в ситуации международного конфликта с нашими стратегическими партнерами, причем почти со всеми», — Ян Ольшевский, адвокат, бывший премьер-министр. («Жечпосполита», 6 фев.)
• «Вот уже несколько дней польские дипломаты рассылают в зарубежные СМИ письма, опровергающие участие Польши в Холокосте и критикующие поврежденные коды памяти». («Газета Польска цодзенне», 5 фев.)
• «Те, кто на нас сейчас нападают, просто пытаются фальсифицировать историю. (...) Я глубоко убежден, что президент Дуда не должен сворачивать с заявленного им курса — то есть подписать закон», — заявил Ярослав Качинский. («Супер экспресс», 5 фев.)
• «“Снимай ермолку, подписывай закон!”, — скандировали националисты в понедельник перед президентским дворцом (а для большей убедительности еще и развернули транспарант с этим лозунгом — В.К.). Представляющий националистов депутат Роберт Винницкий рассказывал собравшимся о том, что враги хотят обокрасть Польшу и поляков». («Жечпосполита», 7 фев.)
• «Президент Анджей Дуда подписал новую редакцию закона об Институте национальной памяти, однако направил его для рассмотрения в Конституционный трибунал. “Нечеткость некоторых формулировок создает угрозу использования уголовного наказания в отношении уцелевших в Холокосте и их близких”, — говорит Мачей Гутовский, председатель Окружного совета адвокатов Познани». (Михал Коланко, «Жечпосполита», 7 фев.)
• «Это самая настоящая русификация польской общественной жизни. Российское законодательство очень похоже на наше, особенно в контексте отношения к истории Второй мировой войны. В России с 2014 года действует закон, запрещающий упоминать о том, что Советский Союз был союзником нацистской Германии. Это похожая ситуация: все знают, что так было на самом деле, однако боятся сказать об этом вслух, поскольку за такие слова вам грозит тюремное заключение или, как минимум, денежный штраф. (...) Оценить и одобрить действия польских законодателей могут только российские политики», — Тимоти Снайдер. («Политика», 7-13 фев.)
• «Польский парламент направил миру очень опасный сигнал. Вместо того, чтобы заботиться о репутации нашей страны, он заставляет всех вокруг подозревать, что с поляками что-то не так, что мы хотим скрыть правду, а в качестве аргументов использует суд и тюрьму», — проф. Павел Шпевак. («Тыгодник повшехны», 11 фев.)
• «Политической операции правящей партии сопутствует уверенность, что на нашем антисемитизме легко сыграть, так же как в случае с дискуссией относительно мигрантов сыграли на нашем расизме. Форсирование закона, который якобы должен защищать доброе имя поляков, приводит к тому, что поляки теряют это самое доброе имя. Но руководителей этой операции такая перспектива не смущает. Если в результате действий польских властей мир начнет нас презирать, достаточно будет разбудить в людях злобу, тревогу и возмущение, а потому сплотить их вокруг себя». (Томаш Лис, главный редактор, «Ньюсуик Польска», 5-11 фев.)
• «Некоторые идеологические мифы начинают себя потихоньку исчерпывать, стандартный антикоммунизм и призывы к люстрации потеряли свою привлекательность, поэтому ПИС (...) прибегает к националистической риторике. (...) И дело тут не в Холокосте или исторической правде, а в желании заткнуть рты критикам польской исторической политики или хотя бы как следует их запугать. (…) Уже сейчас можно наблюдать попытки запугивания тех, кто пишет об угрозе фашизма и нацизма в Польше. (...) Параллельно с этим исчезли все ограничители, препятствующие распространению антисемитизма в Польше. (...) Манипулирование общественным гневом стало ключевым элементом нынешних политтехнологий. (...) Они овладели искусством манипулирования общественным гневом и всегда могут найти какого-нибудь врага. Сегодня в этом качестве выступают Израиль, Евросоюз, Украина, непокорные судьи и так далее. (...) Все это только подтверждает самые отвратительные стереотипы относительно поляков как народа, который не созрел для демократии, не понимает идей правового государства, остается темным и нетолерантным. Все эти ужасные стереотипы, с которыми мы постепенно расставались на протяжении последних 25 лет, вновь вернулись», — Яцек Кухарчик, директор Института обществоведения, сооснователь международной ассоциации открытого общества “PASOS”, член совета директоров “European Partnership for Demokracy” в Брюсселе. («Пшеглёнд», 5-11 фев.)
• «Идеи реприватизации, откровенно дискриминирующие еврейских наследников, отвратительны с моральной точки зрения, поскольку посягают на имущество жертв нацизма и содержат неконституционные положения. Только кто об этом скажет?», — Влодзимеж Цимошевич, бывший премьер-министр, министр юстиции и иностранных дел. («Жечпосполита», 7 фев.)
• «Ключевые положения проекта закона о реприватизации уже подверглись критике со стороны влиятельных еврейских организаций. (...) Еврейские организации критикуют отмену возвращения недвижимости в натуре, размер компенсаций за утраченное имущество и распределение их во времени, ограничение права наследования, на которое теперь могут претендовать только наследники первой линии. Особое возмущение вызвало условие, согласно которому право на получение компенсации имеют только лица в настоящее время являющиеся польскими гражданами и находившиеся на территории Польши в момент перехода их имущества в распоряжение коммунистических властей». (Данута Фрей, «Жечпосполита», 5 фев.)
• «Национализм — это отличная вещь. (...) Я поддерживаю польский национализм, потому что он мне близок и понятен. Это такой христианский национализм, очень католический. (...) Поэтому я каждый год участвую в Марше независимости, который проходит в Варшаве», — Ласло Торочкай, зампредседателя венгерской националистической партии «Йоббик», мэр приграничного городка Асоттхалом, инициатор строительства «забора против беженцев» на границе Венгрии. («До жечи», 29 янв. — 4 фев.)
• «Оппозиция добивается делегализации зарегистрированной в октябре 2011 г. общественной организации, члены которой, как это явствует из обнародованных “TVN” записей, чествовали Третий рейх. (...) Репортаж, который потряс польскую общественность, был показан в среду. (...) На видеозаписи люди в мундирах Вермахта провозглашают тосты “за Адольфа Гитлера и нашу родину, любимую Польшу”, виден также небольшой “алтарь” в честь Гитлера, а также вафельный торт в форме свастики. Так отмечалась 128-я годовщина со дня рождения лидера нацистской Германии». (Михал Коланко, «Жечпосполита», 23 янв.)
• «В репортаже “TVN” о польских неонацистах видно, что за фестивалем “Орлиное гнездо” стоят деньги, инфраструктура, организационные усилия. А также чувство безнаказанности. Когда премьер-министр Шидло ликвидировала Совет по борьбе с расовой дискриминацией, в неонацистских кругах воцарилась эйфория. Они почувствовали, что у них развязаны руки. (...) Сегодня очень легко с обочины политической жизни переместиться в центр общественного мнения — достаточно, например, публично сжечь куклу, изображающую еврея (как это сделал Петр Рыбак из Вроцлава — В.К.), и вот ты уже выступаешь на одной сцене в компании важного политика (министра юстиции и генерального прокурора Збигнева Зёбро — В.К.). (...) Простые, с виду приличные люди пишут потом в интернете, что “беженцам нужно устроить Освенцим”. Геноцид становится для них привлекательной моделью», — проф. Рафал Панковский. («Ньюсуик Польска», 29 янв. — 4 фев.)
• «По распоряжению Гливицкой окружной прокуратуры Агентство внутренней безопасности задержало трех членов организации “Гордость и современность”, в том числе Матеуша С., руководителя организации. Задержанным предъявлены обвинения в пропаганде нацизма — в 2017 году они отмечали 128-ю годовщину со дня рождения Адольфа Гитлера». («Жечпосполита», 24 янв.)
• «В Глубчице под Валбжихом в очередной раз прошел музыкальный фестиваль крайне правого направления “Night of Terror”. На фестивале выступили неонацисты из Германии, Венгрии, Эстонии и Польши». (Пшемыслав Витковский, «Пшеглёнд», 29 янв. — 4 фев.)
• «Только в 2015-18 гг. неонацистские сборища проходили во Вроцлаве, в Варшаве, Гданьске, Дзержонюве, Гостыне под Познанью, Компрахчицах под Ополе и в Люблинском воеводстве. В 2015 г. для проведения неонацистского слета фашистов из Польши, Германии и Эстонии организаторы арендовали помещение у фирмы, принадлежащей члену правления партии “Согласие” Ярослава Говина (ныне вице-премьер и министр науки и высшего образования — В.К.). (...) Об описанных нами многочисленных мероприятиях спецслужбы узнавали еще до их начала — если не из “Газеты выборчей”, то из заявлений, которые каждый раз направляли в полицию неправительственные организации, в частности, “Открытая Речь Посполитая”, фонд “Кламра” (“Скрепа”) и Центр мониторинга расистских и ксенофобских проявлений. Ни одно из этих мероприятий не повлекло за собой не только судебного приговора, но даже и обвинительного заключения». (Яцек Харлукович, «Газета выборча», 23 янв.)
• По мнению Анджея Барчиковского, бывшего руководителя Агентства внутренней безопасности, «в Польше действует около десятка группировок, подозреваемых в пропаганде нацизма и тоталитаризма. “В них может состоять несколько тысяч человек, — добавляет он. — Наибольшую опасность представляют организации международного характера, к примеру, “Combat 18”. (...) По данным ассоциации “Никогда больше”, которая вот уже двадцать лет отслеживает случаи расизма и ксенофобии, с середины 2015 г. в Польше резко возросло количество актов насилия и других инцидентов на почве расовой ненависти, главным образом, нападений физического характера. Очень часто злоумышленники остаются безнаказанными». (Изабела Кацпшак, «Жечпосполита», 26 янв.)
• На вопрос агентства «SW Research» «Несут ли политики ответственность за ксенофобские и расистские эксцессы в Польше?», 54,6% респондентов ответили утвердительно, 22,4% — отрицательно, а 23% не смогли определиться с ответом. «Когда в Варшаве избили 14-летнюю девочку-турчанку, министр внутренних дел Мариуш Блащак осудил этот акт насилия, но в то же время попытался убедить общественность, что этот инцидент лишен расистской подоплеки, поскольку девочка не была темнокожей. (...) Сенатор от ПИС Вальдемар Бонковский с сенатской трибуны рассказал о своих впечатлениях от исламских стран: “Впечатление, как если бы из великосветского салона вы вдруг попали в хлев”». («Ньюсуик Польска», 22-28 янв.)
• «Националисты очень опасны. (...) Идеи и ценности нынешних националистов — это не патриотизм. Это ненависть к людям, которые думают и выглядят иначе. (...) Утверждение, что националисты, неофашисты и расисты — это горстка маргиналов, только позволяет количеству этих маргиналов неуклонно расти. Эти маргиналы сделали Германию нацистской. Эти маргиналы сделали Россию большевистской. (...) Марш Национально-радикального лагеря (...) разрешили не только власти, но и Церковь. (...) Если бы раньше мы более решительно реагировали на выходки НРЛ и “Молодежи всея Польши”, сегодня не было бы этих нацистов, чествующих Гитлера. (...) Легкомысленное отношение к нацистам, которое демонстрирует господин министр Брудзинский, может привести к трагедии. За такие вещи нужно отвечать перед Государственным трибуналом. (...) Весь мир видит, что в Польше нарождаются расизм и фашизм, а правительство умышленно недооценивает масштаб проблемы. (...) В Польше начинает воцаряться удушливая атмосфера. Когда чувствуешь вонь фашизма, расизма, коммунизма и неправильно понятого национализма, нужно говорить об этом вслух. Иначе однажды мы задохнемся. Нельзя молчать. (...) Польское христианство — это мыльный пузырь. (...) Мусульмане такие же люди, как и мы. Мы должны уважать их и искать путь к согласию с ними. (...) Да, среди мусульман есть преступники. Но разве их никогда не было среди христиан?», — епископ Тадеуш Перонек, бывший генеральный секретарь Конференции Епископата Польши и ректор Папской теологической академии в Кракове. («Жечпосполита», 29 янв.)
• «Иностранцы, ставшие жертвой нападений на почве расовой ненависти, смогут воспользоваться бесплатной юридической помощью». «Это результат договоренностей между властями Вроцлава и Окружным советом адвокатов. (...) “Во Вроцлавской агломерации в настоящее время проживает более 100 тыс. иностранцев из 120 стран. Вроцлав постепенно становится интернациональным городом, и мы хотим, чтобы это был открытый город. Поэтому мы проводим мероприятия, направленные на защиту иностранцев”, — говорит мэр Вроцлава Рафал Дуткевич. (...) В Варшаве подобные услуги оказывают несколько организаций, в частности, фонд “Наш выбор” совместно с фондом “Спасение”, Хельсинкский фонд по правам человека, Международная организация по делам мигрантов». (Роберт Бискупский, «Жечпосполита», 16 янв.)
• «Новые поправки к уголовному кодексу, которые вскоре вступят в силу, направлены на защиту тех, кто подвергся нападению в своем собственном доме либо на прилегающей к нему территории. (...) Отныне для таких лиц уголовная ответственность не наступит, даже если при самозащите будут превышены пределы необходимой обороны». (Агата Лукашевич, «Жечпосполита», 18 янв.)
• «Трудно сегодня найти страну, в которой фальсификация истории принесла бы столько вреда, как в Польше. Аналогичным образом трудно найти общество, где осознание связанных с этим процессом опасностей было бы столь же слабым. 11 ноября прошлого года 60 тыс. человек прошли по улицам Варшавы в рамках организованного при участии неофашистских организаций Марша независимости. (...) Изгнание Польши из семьи демократических стран — а именно этот процесс мы наблюдаем сегодня — было бы невозможным, если бы националистические правые круги не прибрали к рукам историю. Самое ужасное, что это произошло при молчаливом попустительстве центристских и левых партий, а также с одобрения общественности. (...) Мы можем сколько угодно ругать управляющих сегодня Польшей демагогов из право-консервативного лагеря, однако это предыдущее правительство и элиты Третьей Речи Посполитой отдали им историю, неуклюже пытаясь понравиться избирателям правых взглядов. Ведь это президент Бронислав Коморовский ввел праздник “проклятых солдат”, а предыдущие министры культуры вовсю подыгрывали правым, ударяя в националистический бубен», — Ян Грабовский, профессор Оттавского университета. («Газета выборча», 15 янв.)
• «В школах не рассказывают о том, что такое геноцид. О большей части громких преступлений XX века школьники узнали только во время лекций в Освенциме. За редким исключением, почти ни один из учеников не слышал раньше ни о Руанде, ни о Камбодже, ни о Сребренице. Перед занятиями во многих группах даже не было ни одного человека, который мог бы сказать, на каких континентах находятся Камбоджа и Руанда. Единицы слышали о геноциде армян, не зная точно, однако, были ли армяне жертвами геноцида или это армяне осуществляли геноцид в отношении турок. (...) Многие молодые люди после занятий признались, что раньше даже не задумывались над тем, что в интернете полно непроверенных либо лживых источников информации и что благодаря этому людьми так легко манипулировать». (Алиция Бартусь, «Политика», 31 янв.)
• «Главная проблема в том, что в школах учат не столько истории, сколько фактографии. Но это никак не связано с рефлексией относительно коллективной ответственности, проблем этики и гражданской позиции. А кто же будет учить детей критическому отношению к политике, рассказывать о механизмах восприятия скрытой информации в рекламе, о пропаганде и популизме? Кто поможет им вооружиться сознательно принятой на себя ответственностью?», — Петр Цивинский, директор государственного музея в Освенциме. («Жечпосполита», 26 янв.)
• «“В Верховном суде по-прежнему заседают судьи, участвовавшие в вынесении суровых политических приговоров во время военного положения в 80-х годах. Другие их коллеги были секретными информаторами коммунистических служб безопасности. Их неизменное присутствие в высшей государственной судебной инстанции, а также то влияние, которое они оказывают на ее работу, негативным образом отразились на уровне доверия общества к судебной власти, равно как и на поведении младших судей”, — это фрагмент семистраничного документа, который 10 января в Брюсселе премьер-министр Матеуш Моравецкий раздал зарубежным журналистам. Уже в самом этом фрагменте о Верховном суде полно лжи и передергивания. (...) В Верховном суде работает почти сто судей, и из них только Вальдемар Плученник работал во время военного положения. (...) Не говоря уже о том, что этот судья в 2010 г. вынес суровый приговор в отношении сотрудников милиции, которые в период военного положения избивали оппозиционеров, а в 2011 г. выступил за люстрацию прокуроров. (...) А «информаторы коммунистических служб безопасности»? (...) В Верховном суде нет ни одного агента». (Войцех Чухновский, Томаш Пёнтек, «Газета выборча», 22 янв.)
• «“Приходится констатировать, что премьер-министр польского правительства ведет лживую кампанию против конституционного органа власти Речи Посполитой, каковым является Верховный суд, — говорится в специальном пресс-релизе Верховного суда за подписью его пресс-секретаря Михала Лясковского. (...) — Если господин премьер-министр располагает конкретными данными, прошу представить их публично”. Верховный суд также отрицает информацию о том, что эта судебная структура не прошла переаттестацию после падения ПНР: “Это неправда, что Верховный суд без всяких кадровых чисток перешел из тоталитарных времен коммунизма в эпоху демократии. Хотелось бы напомнить, что в 1990 г. в Верховном суде прошла переаттестация судей. Большинство тогдашних судей (80% судейского состава) не прошло переаттестацию”». (Войцех Чухновский, «Газета выборча», 23 янв.)
• «Как гражданин, хочу заявить: господин премьер-министр, если СМИ говорят правду о том, в каких красках вы представляете за границей польскую систему правосудия, тогда вы поступаете подло. Эта подлость метит не только в судей, но и в саму Польшу. Потому что униженные и оболганные Вами судьи выносят свои решения от имени Речи Посполитой», — Ян Видацкий. («Пшегленд», 29 янв. — 4 фев.)
• «Во вторник 75 судей встретились на заседании Общего собрания судей Верховного суда. По итогам тайного голосования 69 из них поддержали принятие следующей резолюции: “Законы о Верховном суде, Национальном совете правосудия и судах общей юрисдикции были на глазах всего мира приняты и подписаны с нарушениями основных норм права. (...) Многие положения этих законов противоречат польской конституции и нарушают принципы разделения властей, независимости судов, а также независимости и несменяемости судей”. (...) Драматично звучит последний пункт резолюции: “Мы призываем с уважением отнестись к тем судьям, которые под давлением извне примут решение остаться на своих должностях”. (...) “Старшим судьям придется решить, обращаться ли им к президенту за согласием на продление их полномочий. Для многих судей это совершенно неприемлемо, — говорит судья Михал Лясковский, пресс-секретарь Верховного суда. — Молодым судьям, в свою очередь, придется определиться, хотят ли они остаться и защищать ценности правосудия в суде, который будет уже совсем другим, вызывающим наши самые серьезные опасения”». (Лукаш Возницкий, «Газета выборча», 17 янв.)
• «“Чтобы сохранить верность судейской присяге, ни один судья не должен принимать участие в избрании Сеймом новых членов Национального совета правосудия”, — призывает Национальный совет правосудия. Совет также напоминает, что новые нормы права, дающие Сейму право выбирать членов Национального совета правосудия, нарушают конституцию Польши». («Газета выборча», 12 янв.)
• «“Заявляю о своем уходе с поста председателя Национального совета правосудия с 15 января 2018 г., дня, предшествующего вступлению в законную силу новой редакции закона о Национальном совете правосудия. По мнению совета, эта редакция нарушает конституцию Польши”, — написал Дариуш Завистовский, судья и председатель гражданской коллегии Верховного суда, с 2015 г. председатель Национального совета правосудия. Срок его полномочий на посту председателя совета заканчивался в марте». (Лукаш Возницкий, «Газета выборча», 13-14 янв.)
• «Вроцлавский окружной суд, ссылаясь на конституционное право граждан открыто выражать свои взгляды, отказал в возбуждении дела в отношении активистов группы “Вроцлав для демократии”. Мартин Нужинский и шестеро других активистов с плакатом “Защитим демократию!” стояли 30 июля 2017 г. на площади Свободы. (...) Наказать активистов требовала полиция». («Газета выборча», 8 фев.)
• «Десять экологов, которые 8 июня блокировали работу тяжелой техники, предназначенной для вырубки деревьев в Беловежской пуще, действовали “в условиях крайней необходимости”, признал суд Хайнувки, после чего освободил активистов». («Газета выборча», 11 янв.)
• «Требование “Государственных лесов” возместить ущерб за протесты в Беловежской пуще носит признаки злоупотребления правом и противоречит базовым принципам общественной жизни, говорится во вчерашнем решении районного суда в Белостоке. Холдинг “Государственные леса” требовали возмещения ущерба у десяти активистов “Гринпис” и фонда “Дикая Польша”, заблокировавших работу тяжелой лесоповалочной техники». («Газета выборча», 8 фев.)
• «Председатель Национального совета телевидения и радиовещания (...) отменил взыскание, ранее наложенное на информационный портал “TVN24”. (...) 11 декабря Национальный совет телевидения и радиовещания постановил взыскать с “TVN24” штраф в размере 1,5 млн злотых за то, что журналисты портала в период между 16 и 19 декабря 2016 г., рассказывая о том, как в Сейме депутаты от оппозиции заблокировали парламентскую трибуну, призывали к незаконным действиям». (Агнешка Кублик, Михал Вильгоцкий, «Газета выборча», 12 янв.)
• «По данным движения “Граждане Речи Посполитой”, уже 210 человек получили по почте заочно вынесенные судебные решения о наложенных на них штрафах. (...) 60 человек обвиняются в попытке сорвать ежемесячную манифестацию памяти жертв смоленской катастрофы. (...) 13 человек наказаны за участие в манифестациях в защиту свободы СМИ в декабре 2016 года. (...) 61 человек осужден за блокирование марша “Национально-радикального лагеря”, 75 человек — за участие в акциях протеста в защиту судов, еще один человек наказан за то, что поддерживал допрашиваемых. (...) В подготовленном неправительственными организациями отчете говорится о 619 административных производствах, возбужденных в отношении тех, кто протестует против политики ПИС. Это же касается и активистов, защищающих Беловежскую пущу. По разным данным, за последние недели количество таких дел могло возрасти до 800». (Магдалена Курса, «Газета выборча», 15 янв.)
• «Трансплантологи бьют тревогу: все больше больных отказываются либо размышляют над отказом от операций, связанных с трансплантацией, поскольку у них нет денег на иммуносупрессивные препараты. “Лекарства дорожают, иногда на несколько сотен злотых, а без них больному не выжить. Поэтому многие просто отказываются”, — объясняет Ивона Новик из Эльблонга, пациентка, перенесшая операцию по пересадке печени». (Каролина Ковальская, «Жечпосполита», 12 янв.)
• «Средняя зарплата в стране в размере 5 тыс. злотых “брутто” (то есть 3,5 тыс. на руки) — это только фрагмент нашей финансовой действительности. (...) Главное управление статистики в своем отчете, посвященном зарплатам, указывает также медиану и доминанту. Медиана — это граница, отделяющая тех поляков, кто зарабатывает хорошо, от более бедных слоев населения. В 2016 г. медиана, то есть средняя стоимость труда, составила ок. 2,5 тыс. злотых. Можно допустить, что сегодня она немного выше — первая половина поляков зарабатывает меньше, а вторая больше, чем 2,6 тыс. злотых “нетто” в месяц. (...) Доминанта, то есть наиболее распространенный объем вознаграждения, по данным Главного управления статистики в 2016 г. составлял ок. 1,5 тыс. злотых, а в 2017 г. — ок. 1,6 тыс. злотых. Это немногим больше от установленного минимума. (...) Чтобы оказаться среди 10% хорошо зарабатывающих, нужно получать ок. 5,3 тыс. злотых “нетто”. Элитой (ок. 2,3% работников) считаются те, кто зарабатывает более десяти тысяч злотых в месяц». (Радослав Омахель, «Ньюсуик Польска», 29 янв. — 4 фев.)
• «В третьем квартале 2017 г. польская экономика достигла вершины конъюнктуры в этом цикле. Темп настолько высокий, что динамика роста на уровне 4% ВВП сохраняется и в 2018 году. (...) На рубеже 2018-19 гг. произойдет торможение этой динамики, которое может продолжаться от шести до восьми кварталов», — Мирослав Гроницкий, бывший министр финансов, проф. Ежи Хауснер, бывший министр труда, а также экономики и труда, бывший член Совета финансовой политики. («Жечпосполита», 18 янв.)
• «После двух лет правления ПИС, если у нас и есть шанс на повышение уровня инвестиций, то он связан только с увеличением наплыва иностранного капитала. (...) Бюджетный дефицит (...) в этом году может быть очень низким. (...) В ноябре план чрезвычайных расходов был выполнен нами на 47%. Тратить деньги нам мешает страх, некомпетентность и нерешительность. Достаточно совершить ошибку — и к вам заявятся сотрудники Центрального антикоррупционного бюро. Страх парализует. (...) Моравецкому удалось растянуть по времени выплату пенсий, и это хорошо для стабильности государства. Разредить суммы, свободные от налогообложения. Не допустить разрушения банковской системы, которая могла бы рухнуть, если бы был введен закон о кредитовании во франках. (...) Экономика сохраняет равновесие. Удалось повысить собираемость налогов. Программа 500+ работает уже два года, и это не развалило не только экономику, но даже бюджет. Инфляция составляет 2%, а не 6%. (...) В перспективе нам угрожает серьезное замедление темпа экономического роста. (...) Стоимость человеческого труда начинает расти во всех отраслях экономики. (...) Правящей партии повезло — у нас есть миллион украинцев. (...) Польской экономике нужны мигранты, ей нужны также беженцы. (...) Если бюджет выдержит 500+ и другие “программы плюс”, Моравецкий с Качинским будут “на коне” несколько следующих лет», — Марек Белька, бывший премьер-министр, министр финансов и председатель Национального польского банка. («Жечпосполита», 18 янв.)
• «Это будет бизнес, который обеспечит о.Тадеуша Рыдзыка деньгами на многие годы! Сначала его фонд получил от ПИС почти 27 млн злотых на бурильные работы. Затем — 19,5 млн злотых на строительство теплоцентрали. А недавно торуньский священник получил 12 млн злотых на укладку труб, по которым будет поступать тепло для жителей Торуни. (...) Жители Торуни будут платить Рыдзыку за тепло несколько десятков миллионов злотых в год! (...) “Перечисляя дотации фонду о.Рыдзыка, ПИС тем самым рассчитывается за свои долги по избирательной кампании. (...) Кран с государственными деньгами теперь будут открывать все чаще, чтобы Рыдзык не перестал поддерживать правительство и не участвовал в создании радикального политического лагеря вокруг Антония Мацеревича”, — комментирует Борис Будка, депутат от “Гражданской платформы”. («Супер экспресс», 29 янв.)
• «Мы, священники, сами искореняем христианский дух. (...) Все больше людей перестают идентифицировать себя с Церковью. (...) В 2016 г. количество посещающих церковь сократилось по сравнению с 2015 годом на 3% и составила 36,7% — это самый низкий показатель за всю послевоенную историю Польши. Мы внесли в наше религиозное чувство разъедающий его элемент — враждебность. (...) А общество, где есть враждебность, живет по законам ненависти. (...) Еще десять лет назад 70% поляков считали, что мы должны проявить гостеприимство по отношению к людям, спасающимся от жестокостей войны, потому что нас по-человечески принимали в других странах, когда мы сами были беженцами. Сегодня ситуация изменилась с точностью до наоборот: 63% поляков не хотят, чтобы Польша принимала беженцев. (...) Профессор Норман Дэвис (...) сказал недавно: “Польские прихожане глотают в своих костелах яд”. (...) “Радио Мария”, телеканал “Трвам” и “Наш дзенник” (СМИ, принадлежащие о.Рыдзыку — В.К.) годами источают яд, называя это евангелизацией. (...) Этот яд тем более опасен, что его распространение поддерживают многие епископы. (...) Священникам, которые снисходительно относятся к национализму и агрессии, а особенно тем, кто ее поддерживает, я хочу сказать со всей строгостью: подобным поведением вы уничтожаете христианство и Церковь, помогаете силам, угрожающим общественному спокойствию. (...) В самых кошмарных снах я представить себе не мог, что стану свидетелем подобных событий», — о.Людвик Вишневский, доминиканец, которого президент Лех Качинский наградил Кавалерским крестом Ордена возрождения Польши, а президент Бронислав Коморовский — Большим крестом. («Тыгодник повшехны», 21 янв.)
• «“Прием Польшей детей, ставших жертвами вооруженных конфликтов, на практике означает переселение детей вместе со взрослыми. (...) Этот аспект должен рассматриваться в контексте весьма высокого уровня террористической угрозы”, — пишет министерство внутренних дел и администрации сенатору Богдану Клиху в ответ на его запрос относительно приезда сирийских детей на лечение в Польшу». («Газета выборча», 23 янв.)
• «Кардинал Казимеж Ныч во время воскресной мессы по случаю 104-го всемирного дня беженца заявил (...): “Для каждого христианина встреча с беженцем — это возможность встретиться с Христом”. Кардинал процитировал слова из Книги Исхода: “Пришельца не притесняй и не угнетай его, ибо вы сами были пришельцами в земле Египетской”. (...) Депутат от ПИС Кристина Павлович прокомментировала эти слова: “Я попросила бы не оказывать на поляков морального давления (...). Христос не проповедовал ислам, он не был мусульманином, беженцем или мигрантом в нынешнем, угрожающем и отталкивающем значении этих слов. Сравнивать Христа с сегодняшним мусульманским беженцем, иммигрантом, который терроризирует принявшую его страну — это, как мне кажется, злоупотребление нашей верой и неуважение по отношению к нам”. “Я прошу вас, ваше Высокопреосвященство, не заниматься исламской пропагандой”, — призвала депутат». («Супер экспресс», 17 янв.)
• «В ходе голосования на пленарной сессии Европейского парламента в Страсбурге за отстранение польского политика (Рышарда Чарнецкого из ПИС) с должности одного из 14 вице-спикеров парламента высказались 447 евродепутатов, против — 196, 30 воздержались. (Поводом стало публичное оскорбление, нанесенное Чарнецким евродепутату от “Гражданской платформы” Руже фон Тун унд Хохенштейн — В.К.)». (Из Брюсселя Анна Слоевская, «Жечпосполита», 8 фев.)
• «Успех неформального союза ЕС, США и Израиля очевиден. (...) Нам придется договариваться, но только на их условиях. Процесс укрепления нашего суверенитета под угрозой. (...) Ведь Польша — это архиважное место на карте мира. Здесь, у нас, решается будущее Европы. (...) А также будущее всей западной цивилизации. (...) И то, с какой настойчивостью нас атакуют, это только подтверждает», — Юзеф Ожел. («В Сети», 5-11 фев.)
• «Это мы представляем для Евросоюза большую ценность, это мы являемся его союзником. Это из нашего кармана оплачивалось развитие Германии в последние полтора десятка лет. (...) Западной Европе предстоит соперничество с динамичностью США и Центральной Европы», — Антоний Мацеревич, уволенный с поста министра обороны. («Газета выборча», 17-23 янв.)
• «Властям не удалось оперативно ослабить проевропейские настроения в Польше, поскольку полякам отлично известно, что они больше получают от ЕС, чем отдают взамен. Поэтому власти поменяли тактику: если мы отследим рокировки в составе правительства, то увидим, что 90% его состава работает на улучшение отношений с Евросоюзом. (...) И многие политики из ПИС подчеркивают этот аспект. (...) Сейчас все упирается в работу над новым бюджетом ЕС, которая начнется в мае, и очередные выборы в Польше. (...) Для ПИС стало бы серьезным ударом, если бы поляки получили ясный сигнал: “Правящая партия своей политикой лишила Польшу части европейских денег”», — Павел Коваль. («Газета выборча», 29 янв.)
• «Сейчас у нас действительно наблюдается настоящий диалог с Польшей, с новым премьер-министром Моравецким и министром иностранных дел Чапутовичем. Их отличает рациональный подход к делу. Надеюсь, что этот диалог принесет результаты», — Франс Тиммерманс, вице-председатель Европейской комиссии. («Супер экспресс», 3-4 фев.)
• «Этап, связанный с подрывом основных государственных институтов, почти закончен, осталась только проблема частных СМИ. Властям необходима некоторая стабилизация режима, и для этого есть два главных повода. Первый (...) обусловлен опасностями, которые влечет самоизоляция Польши в ЕС, второй — это подготовка к выборам, то есть попытка представить ПИС как более центристскую партию, а для этого необходимо избавиться от наиболее радикальных трендов, риторики и личностей. (...) То, что правящий лагерь избавляется от таких людей, как Мацеревич, не связано с решительной сменой властной парадигмы — просто эти персонажи не вписываются в нынешнюю стратегию», — Александр Смоляр. («Пшеглёнд», 15-21 янв.)
• «Госсекретарь США Рекс Тиллерсон прилетел в Варшаву прямо со Всемирного экономического форума в Давосе. (...) В субботу Тиллерсон (...) встретился с председателем ПИС Ярославом Качинским, посетив штаб-квартиру правящей партии. (...) Это редкий случай, когда глава дипломатического ведомства мировой державы встречается с лидером политической партии, да еще и в ее офисе. “Мне интересно, каковы его перспективы”, — заявил американец перед встречей, продолжавшейся час». (Александра Герш, «Политика», 29 янв.)
• «Согласно новому регламенту формирования Государственной избирательной комиссии, в нее будут входить только двое судей. Семерых остальных членов ГИК назначит парламент, и это явно будут политические назначения. (...) Руководителем Национального избирательного бюро будет выдвиженец министра внутренних дел и администрации. Он представит нам три кандидатуры, на которые мы никак не сможем влиять. Если эти кандидатуры нам не понравятся, министр представит очередных двух кандидатов. Если же мы вновь не утвердим ни одного из них, министр сам назначит руководителя Национального избирательного бюро. Боюсь, что именно так и будет», — Войцех Хермелинский, глава Государственной избирательной комиссии. («Газета выборча», 15 янв.)
• Под¬держ¬ка пар¬тий: «Право и справедливость» — 42,7%, «Граж¬дан¬ская платформа» — 20%, Союз демократических левых сил — 7,2%, крестьянская партия ПСЛ — 6%, Кукиз’15 — 5,7%, «Современная» — 5,3%, «Вместе» — 2,9%, «Свобода» — 0,4%, Конгресс новых правых — 0,4% Избирательный порог составляет 5%. Опрос Института рыночных и социологических исследований. («Жечпосполита», 6 фев.)
• «Прискорбно, что так вышло. И что целая масса людей это поддерживает. Их в определенном смысле подкупила нынешняя власть, а они этого просто не понимают. Если вам кто-то дает взятку, это не значит, что этот человек вас любит. Власть, которая выиграла выборы, дала носителю суверенитета — народу — взятку, поскольку ей нужны его голоса. А носитель суверенитета думает, что это по любви. (...) Возможно, им удастся купить голоса людей, которым нужно еще больше денег. (...) Вдруг оказалось, что в сегодняшней Польше, после Валенсы, Мазовецкого, Геремека, нет человека, которому я мог бы доверять. Остался у меня только Юрек Овсяк (из «Большого оркестра праздничной помощи»), который борется, и вот ему я верю. (...) Тяжело смотреть на людей, которые болтают глупости, лгут и меняют свое мнение каждые пять минут. Я сразу чувствую фальшь — я ведь человек, связанный с радио», — Войцех Манн, журналист и музыкальный критик, легенда радио и телевидения. («Газета выборча», 20-21 янв.)
• «Ожидания, что (...) потребитель продемонстрирует ответственность в сфере политики, напоминают мечты современных родителей, думающих, что дети начнут уважать право собственности, если дарить им подарки девять раз в год. (...) Проклятие современной политики — это не отсутствие демократии. (...) Проблема — это (...) структура субъекта, выступающего источником власти», — Бартош Кузняж. («Газета выборча», 20-21 янв.)
• «Наше общество значительно отличается от общества в протестантских странах (...). В начале XX века в Польше неграмотность среди народных масс была обычным делом, а в Германии, Англии или Голландии ее почти полностью искоренили. Там не было ситуации, когда узкому круг образованной элиты противостоит неграмотный народ. (...) Наивно думать, что Польша вдруг наверстает 500 лет постоянного отставания. (...) Значительная часть общества, которая сначала не очень была настроена на перемены и в итоге не воспользовалась их результатами, в конце концов отвоевала право голоса и рванула стоп-кран. Избранная ей партия правит, (...) возвращаясь к ПНР, под лозунгом антикоммунизма. Ярослав Качинский мастерски играет на ностальгии тех, кто привык, что государство — это что-то вроде детского сада, где не нужно быть взрослыми, не нужно ни о чем думать и беспокоиться, потому что за нас все сделает воспитательница. (...) Те, кто выходят на улицы, протестуя против политики ПИС — это обычные люди, которые помнят, как все было при ПНР, и потому считают своим долгом защищать достижения польской трансформации и либеральные ценности. У молодых же есть их свобода в сети, поэтому разговоры о наступлении на основные права и свободы молодежи не касаются. (...) Вот почему я смотрю на происходящее без оптимизма. Я считаю, что западная цивилизация не перенесет удара под названием “интернет”. Изобретение печати ее породило, изобретение интернета ее убьет», — проф. Агата Белик-Робсон. («Политика», 31 янв. — 6 фев.)