Новая Польша 4/2018

Антология неравнодушных

Антология называется «Пора расплеваться». Собственно, именно это и происходит. Сборник подготовили Павел Качмарский и Марта Коронкевич, а выпущена книга издательством «Бюро литерацке» в 2016 году. В антологию вошли тексты одиннадцати авторов, а ее название взято из стихотворения Конрада Гуры.

Лешек Шаруга

Из антологии «Пора расплеваться»

Перевод Игоря Белова

Стихотворения Конрада Гуры, Киры Пертек, Шимона Домагалы-Якуча, Якоба Манштайна и Камили Яняк в переводе Игоря Белова.

Рок-фестиваль в Яроцине

Оазис свободы или клапан безопасности?

«Польская молодежь в начале восьмидесятых не интересовалась тем, что могли предложить ей власти.(...) Здесь проявлялась специфика яроцинского фестиваля. Бунт против господствовавших в стране общественно-политических отношений, ненависть к системе были также связаны с отрицанием политики вообще. Так что группы избегали высказывать какие-либо политические симпатии, чтобы не быть обвиненными в "продаже своей музыки на службу идеологии"». О рок-фестивалье в Яроцине пишет Томаш Тоборек.

Томаш Тоборек

Проснись!

«Конец 70-х и 80-е годы XX века были началом формирования в Польше независимой музыкальной сцены. Именно тогда появились главные польские группы, игравшие альтернативную музыку, тогда же музыка в последний раз сформировала целое поколение». Об истории польского панк-рока 80-х годов пишет Адриан Турецкий.

Адриан Турецкий

Мой

Ломянки и окрестности

Читайте фрагмент книги „Следы” Якуба Малецкого, писателя, работающего в жанре научной фантастики и социально-психологической прозы. Книга номинировалась на литературную премию „Нике”.

Якуб Малецкий

Выписки из культурной периодики

«Невозможно очистить и изолировать студенческий бунт 1968 года от мощного, позорного контекста, который составляла антисемитская кампания — наглядная не только в средствах массовой информации, но проявившаяся и во множестве индивидуальных выступлений и высказываний». Польскую печать в пятидесятилетие Марта 68-го читает и обсуждает Лешек Шаруга.

Лешек Шаруга

Разбойничьи книги и города (Ч. 3)

Из архива Второй программы Польского радио

Третья часть размышлений Войцеха Карпиньского посвящена Константы Еленьскому.

Войцех Карпиньский

Культурная хроника

В полувековую годовщину Марта-68 — годовщину студенческих протестов в связи со снятием с репертуара «Дзядов» Мицкевича в «Театре народовом», годовщину антисемитской истерии, результатом которой стала эмиграция около 13 тыс. поляков еврейского происхождения, — об атмосфере тех лет напомнили новые книжные публикации, театральные спектакли, выставки.

Эльжбета Савицкая

Ежи Гедройц — читатель и издатель русской литературы (Ч.4)

«Письма Ежи Гедройца — кладезь информации о многих его нереализованных издательских и околоиздательских проектах, связанных с русской литературой. Очень интересно освещает эта переписка историю планировавшейся Редактором «советской серии», которая, очевидно, была задумана как предприятие значительно более серьезное, нежели краткосрочный «Архив революции» (1964–1967)».

Павел Бем

Механизм диктатуры

«Диктаторы не препятствуют произволу полиции, не запрещают насилие и пытки. Злоупотребление властью компрометирует легальную власть, но не вредит диктатуре»,- писал Ежи Стемповский, выдающийся польский эссеист на страницах парижской «Культуры» (1963).

Ежи Стемповский

Слово от переводчика

«Весной 2017 года в Польше вышел новый — второй по счету — перевод «Котлована» Андрея Платонова. Автор перевода — председатель польского Пен-клуба Адам Поморский, социолог, поэт, эссеист, литературовед, критик, переводчик с русского, немецкого, английского, белорусского, украинского языков». Мы публикуем послесловие Поморского к этой публикации.

Адам Поморский

Экстаз и ремесло

(о парадоксе связи с традицией)

«Подведем итог: может ли поэзия служить лингвистической мерой новой земли? Острова счастья? (звучит чересчур сентиментально). Способен ли поэт преобразить внутреннего человека, существующего в каждом из нас? Заставить его подняться с уровня эгоистических инстинктов к позиции, где совершение добра является высшей формой свободы?»

Войцех Касс