Новая Польша 1/2016

Не так уж мы равны, как нам казалось

В Польше пропасть между богатыми и бедными гораздо больше, чем кажется. А имущественное расслоение вдвое больше, нежели расслоение по доходам, — следует из отчета Национального банка Польши. Текст Патриции Мацеевич.

Патриция Мацеевич

Круги перевода

Ежи Помяновский беседует с Алицией Розе и Анджеем Серафином

«Суть работы добросовестного переводчика — постараться, чтобы то, что он переводит, звучало так, будто это написал сам автор, зная язык, на который его произведение нужно перевести». О работе над переводами Солженицына, Мандельштама и Бабеля рассказывает Ежи Помяновский.

Партии «Право и Справедливость» скажем — стоп!

С Лешеком Бальцеровичем беседует Александра Павлицкая

«Мы ведем слишком много интеллектуальных разговоров в кафе и слишком мало делаем. Каждый должен задуматься, как мобилизовать свое окружение, чтобы защитить свободу» — читайте беседу с автором польских реформ Лешекем Бальцеровичем.

Матеуш Моравецкий — банкир с польской душой

«Польша — вот что самое главное. Я принял предложение занять пост вице-премьера и министра развития, потому что верю, что это нужно стране. Я знаю, что мой опыт может пригодиться для осуществления столь важной цели, как развитие Польши». О Матеуше Моравецком пишет Моника Кшесьняк-Саевич.

Моника Кшесьняк-Саевич

Хроника (некоторых) текущих событий

«Благодаря голосам депутатов «Права и справедливости», а также нескольких человек из фракции «Кукиз’15», в Конституционный трибунал было избрано пять представителей, занявших места, на которые судей ранее уже назначил Сейм предыдущего созыва. Партия «Право и справедливость» решила не дожидаться (...) постановления трибунала, который должен был решить, соответствуют ли конституции правила, на основании которых избрал судей парламент предыдущего созыва». Читaйте новейшую «Хронику» Виктора Кулерского.

Виктор Кулерский

Партия «Вместе»: открытие выборов

«Он стал настоящим открытием последних дней кампании. Адриан Зандберг, один из лидеров партии «Вместе», во время предвыборных дебатов затмил бывалых политиков. Спокойный, сосредоточенный, конкретный, хорошо подготовленный к вопросам журналистов, он оставил далеко позади Эву Копач, кандидатов и кандидаток на пост премьера». До предвыборных дебатов о них мало кто знал. Сегодня Адриана Зандберга с его соратниками некоторые считают надеждой польских левых сил. Текст Дороты Ковальской.

Дорота Ковальская

Революционные идеалисты

«Существенной чертой данной книги представляется многомерность и двойственной героев, балансирующих на грани исторических времен — России до и после революции. (...) Сильвии Фролов пришлось продираться сквозь толщу стереотипных напластований, поскольку в Польше все еще распространено представление о вождях революции как о красных палачах (...). С другой стороны, автору пришлось преодолевать идеализированный образ тех же персонажей, насаждавшийся во времена ПНР». Книгу прочитал Эугениуш Соболь.

Эугениуш Соболь

Российский памятник Катыни

Книга «Убиты в Катыни» представляет собой интеллектуальный памятник, который российские исследователи и активисты воздвигли в память о жертвах катынского преступления.

Славомир Дембский

Польский номер «Вестника Европы»

Этот номер «Вестника Европы» вышел в свет перед польскими парламентскими выборами 2015 г. В некоторых текстах выражаются опасения (уже частично сбывшиеся), связанные с приходом к власти популистов. Эта тема затрагивается, к примеру, в беседе с главным редактором «Газеты выборчей» Адамом Михником и в статье переводчика, эссеиста и литературного критика, главы польского ПЕН-клуба Адама Поморского. О том, что существуют «две Польши», мы можем прочитать в очень интересных текстах одного из основателей и ведущих идеологов «Солидарности» Кароля Модзелевского.

Эугениуш Соболь

Варшавский long-play

(фрагмент)

В свои первые годы в Польше Станислав Мария Салинский участвовал во встречах русской группы «Таверна поэтов», действовавшей в Варшаве под руководством выдающегося литературоведа Альфреда Бема. Документация, касающаяся «Таверны», очень скудна, тем большее значение имеют эти несколько страничек. Читайте фрагмент его воспоминаний.

Станислав Мария Салинский

Другой Интернационал

В Париже меня и моих друзей задержало военное положение, но довольно скоро мы обжились и устроились среди тамошних эмигрантов-россиян. Я оказался единственным представителем Польши в момент возникновения «Интернационала сопротивления» — антикоммунистической организации, которая действовала в 1983-1988 гг. Она возникла на волне так называемой «доктрины Рейгана», который в последнем десятилетии холодной войны эффективно затормозил стремительный натиск глобальной и идеологизированной советской экспансии.

Анджей Метковский

Выписки из культурной периодики

«Когда уровень разного рода фанатизма в обществе меняется, причем в худшую сторону, т.е. нарастает, а общественное устройство кажется близким к распаду или хотя бы отчасти затронуто хаосом, стоит прислушаться к опытным людям, которых жизнь научила сдержанности и спокойному отношению к кажущейся безумной действительности. Действительность, о чем знают поэты, не бывает безумной — безумными становятся люди». Лешек Шаруга читает очерк «О „постсовременном неандертальце”» одного из ближайших сотрудников Гротовского, Людвика Фляшена, а также интервью с проф. Кшиштофом Помяном, философом, директором брюссельского Музея Европы,об умении дистанцироваться от фанатизма.

Лешек Шаруга

Из книги «Геоглифы» (2014)

Перевод Игоря Белова

Стихотворения Збигнева Дмитроцы в переводе Игоря Белова.

Збигнев Дмитроца

Культурная хроника

В культуре наступают новые времена. Причем стремительно.

17 декабря взоры всей Польши были обращены в сторону Кракова: в театре им. Юлиуша Словацкого представляли новую историческую политику президента Анджея Дуды. Основные положения национальной исторической политики обрисовал проф. Петр Глинский, вице-премьер и министр культуры. «Историческая политика — это приоритет министерства культуры и национального наследия. Мы будем реализовывать ее, строя новые институты и поддерживая те программы и проекты, которые позволяют нам гордиться польскими достижениями в области культуры», — написал, в частности, вице-премьер Глинский.

Эльжбета Савицкая

О чуткости

Владимир Британишский (1933-2015)

То, что он писал о польской поэзии, получалось дельным, объективным, но в то же время необыкновенно личным. Большая часть его критических очерков представляла собой следствие переводческой работы. Так что здесь не было ничего случайного: каждую строку он знал насквозь — еще и как поэт, потому умел открывать в переводимых им стихах отзвуки других текстов, которые иногда ускользали от польских читателей. О скончавшемся в декабре 2015 года поэте и переводчике Владимире Британишском пишет Яцек Глажевский.

Яцек Глажевский

Британишский

В последнее время я часто думал о нем. Было много причин написать ему, но я все откладывал. И вдруг новость на Фейсбуке: 24 декабря ушел из жизни переводчик и полонист Владимир Британишский… Как это ушел? Ведь ему было всего… быстрый подсчет про себя и недоверие: 82 года? А ведь совсем недавно было 72… И только через секунду снова недоумение: почему переводчик и полонист, а не поэт, переводчик, эссеист? Для меня он был, прежде всего, поэтом.

Збигнев Дмитроца