Новая Польша 9/2015

РОССИЯ И НОВЫЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ ПОРЯДОК

«Мир XXI века основывается на взаимозависимости. Попытки возвращения к прошлому, к меттерниховской идее "концерта великих держав" и организации мира, основанного на разделе сфер влияния между глобальными державами ведут на беспутье. А также ведут к потере чувства реальности». Беседа Мартина Заборовского с профессором Адамом Даниэлем Ротфельдом.

ХРОНИКА (НЕКОТОРЫХ) ТЕКУЩИХ СОБЫТИЙ

«Последние 23 года польская экономика не знала рецессии. В 2004–2013 гг. национальный доход в перерасчете на одного жителя Польши вырос с 22 до 42 тыс. злотых. (…) Уровень безработицы снизился почти на 21%, достигнув примерно 10%. (…) Количество занятых поляков в 2004–2013 гг. выросло с 52% до 60%. (...)Средняя начисленная зарплата уже достигла 4 тыс. злотых и продолжает расти». Читайте новейшую «Хронику» Виктора Кулерского.

Виктор Кулерский

СВЯТОЙ БЕЗ КАНОНИЗАЦИИ

«Отец Ян Зея (1897–1991) был, как говаривали его друзья-диссиденты — в большинстве своем атеисты, — „живым доказательством существования Бога”. (...) Он был прекрасным священником — проповедником и исповедником, и при этом христианским анархистом. Он не подчинялся ни указаниям церковных иерархов, ни законам государства, если они, по его мнению, противоречили Евангелию». Текст Петра Мицнера.

Петр Мицнер

В ГОДОВЩИНУ 17 СЕНТЯБРЯ

Проповедь на мессе за души погибших, убитых в лагерях и пропавших без вести солдат кампании 1939 года, отдавших жизнь за свободную и независимую Польшу, в тридцать пятую годовщину героической смерти их предводителей (...) произнесенная о. Яном Зеей 17 сентября 1974 года в кафедральном соборе cв. Иоанна в Варшаве.

Ян Зея

О КНИГЕ «БЕСЧЕЛОВЕЧНАЯ ЗЕМЛЯ»

Мы публикуем первый отклик на книгу Юзефа Чапского «На бесчеловечной земле», которую он писал с 1942 по 1947 год. Книга вышла в издательстве «Институт литерацкий» на польском языке в Париже в 1949 г. Эта небольшая заметка Нины Берберовой, опубликованная в октябрьском номере парижской эмигрантской газеты «Народная правда» (1949, № 5), впервые представляла книгу Чапского на русском языке.

Нина Берберова

«УБИТЫ В КАТЫНИ»

В год 75-летия Катынского преступления общество «Мемориал» издает книгу памяти «Убиты в Катыни». Впервые на русском языке будут опубликованы краткие биографии 4 415 польских военнопленных, узников Козельского лагеря, расстрелянных весной 1940 года и захороненных в Катынском лесу в урочище Козьи горы под Смоленском.

Татьяна Косинова

«НАЗВАТЬ ПОИМЕННО»1

Анита Яжина пишет о творчестве Анки Групинской: «это феномен в польской литературе о Катастрофе и польско-еврейских судьбах. Выбор собеседников, таких как, например, Юлиан Стрыйковский, Генрик Гринберг, Амос Оз, свидетельствует о самых ранних ее интересах, но более всего на нее повлияла беседа с Мареком Эдельманом. Все книги Анки Групинской — особенные, неповторимые, непохожие друг на друга — возникают из опыта индивидуальных разговоров с отдельными людьми, разговоров, происходивших в Израиле и в Польше».

Анита Яжина

ЯН КАРСКИЙ: БОНД, КОТОРЫЙ ПЛАЧЕТ

Перед камерой Ян Карский выглядел, словно актер, который спасает мир. Но он мог бы сказать: я хотел спасти миллионы, но не спас никого. Победительный, трагический герой в великолепном документальном фильме Славомира Грюнберга «Карский и властители человечества». О вышедшей на польские экраны ленте пишет Тадеуш Соболевский.

Тадеуш Соболевский

ВЫПИСКИ ИЗ КУЛЬТУРНОЙ ПЕРИОДИКИ

«Быть может, и в самом деле интеллигенция — это социальная формация, присущая, прежде всего, Центральной и Восточной, а также Южной Европе, сложившаяся в XIX веке в странах, лишенных политического суверенитета, а в XX веке оказавшихся во власти тоталитарной системы. Здесь интеллигенция, наряду с религиозными институтами, играла роль хранителя национальной идентичности, замещая в этой сфере отсутствующую политическую ипостась национального государства. После обретения независимости эти интеллигенты — писатели, философы, журналисты, то есть, прежде всего, гуманитарии, — оказались лишенными такой роли». Читайте «Выписки» Лешека Шаруги.

Лешек Шаруга

СТИХОТВОРЕНИЯ

«Поэт Ежи Кронхольд — в числе тех, кого можно отнести к наиболее выдающимся представителям течения, определяемого критиками как «новая волна». «Самосожжение», его первый сборник, признанный одним из важнейших поэтических событий тех лет, свидетельствует: несмотря на сильное идеологическое сродство с ровесниками, автор выбрал особый, насквозь оригинальный творческий путь, не укладывавшийся в базовые схемы и рецепты. Очередные публикации лишь подтверждают положение вещей»,- пишет Лешек Шаруга. «НП» предлагает подборку стихотворений Кронхольда в переводах Сергея Морейно.

Ежи Кронхольд

СО СТИХАМИ НА ТАНКИ

„В своих стихах, словно походя, Кронхольд описывает кажущиеся незначительными эпизоды прошлого, которые на день сегодняшний имеют, однако, значительный вес. (...) Заслуживает внимание тот факт, что стихи эти фиксируют жизненную атмосферу в специфичном культурном анклаве, Тешинской Силезии, прежде всего в самом Тешине, разделенным польско-чешской границей пополам городе. У региона своя литература, в которой поэзия Кронхольда бесспорно заняла высокое суверенное место, подчеркнув этим «провинциальность», которая в таком понимании равна манифесту индивидуальности поэта как гражданина мира и вместе с тем обитателя «малой родины»”. О поэзии Ежи Кронхольда пишет Лешек Шаруга. В том же нлмере – подборка стихов поэта.

Лешек Шаруга

КУЛЬТУРНАЯ ХРОНИКА

Пора отпусков под знаком литературы? Именно так случилось нынешним жарким летом на Балтике. О Приморском читательском пленере в Гдыне, фестивале «Литературный Сопот», Литературном городке в Гданьске, а также о других, не только литературных событиях культурной жизни Польши, пишет Эльжбета Савицкая.

Эльжбета Савицкая

ДОЛИНЫ ПОД СНЕГОМ

«По моим ощущениям, российско-польский вопрос — это не вопрос насилия и разделов Польши, а вопрос неразделенной любви. Польша искала в России партнера, с которым ей удалось бы объединить время. Россия, в свою очередь, видела в Польше брата (скорее, нежели сестру) — то есть такой склад пространства-времени, с каким и на расстоянии можно чувствовать себя единым целым. С точки зрения Польши, Россия ее использовала и отвергла, с точки зрения России Польша ее предала. Польша желала быть любимой, Россия была уверена в кровном родстве». Читайте текст Сергея Морейно, к 150-летию Январского восстания (начало в номере 7-8.2015).

Сергей Морейно