Новая Польша 7-8/2015

О КНИГАХ

«Когда мы решили, что темой нашего сегодняшнего разговора будут книги, вы сказали — как всегда, чуть шутливо и вскользь: ну да, ведь книги — это главное. И попали в самую точку. Для меня, во всяком случае, они — главное. Совсем недавно я понял, что жизнь моя прошла на верхней ступени стремянки, с которой достают книги — те, что читают редко, те, что стоят под потолком». Читайте фрагмент повести Ежи Помяновского.

Ежи Помяновский

ХРОНИКА (НЕКОТОРЫХ) ТЕКУЩИХ СОБЫТИЙ

«“Сейчас, когда избиратели уже выразили свою волю, прошу вас воздержаться от радикальных нововведений, особенно касающихся конституционного строя либо способных вызвать у людей негативные эмоции”. С такими словами к польскому правительству обратился вчера Анджей Дуда во время торжественного вручения ему свидетельства о победе на выборах». Новейшая «Хроника» Виктора Кулерского.

Виктор Кулерский

БЕСЕДА С НОВОИЗБРАННЫМ ПРЕЗИДЕНТОМ АНДЖЕЕМ ДУДОЙ

«Это будет президентура выполненных обещаний. Я говорил о создании национального единства, и я искренне убежден, что задача президента — служить народу, слушать людей. Ко мне можно будет легко попасть на прием, я приму каждую репрезентативную общественную группу. Президентский дворец будет открыт для всех». Беседа в новоизбранным президентом Анджеем Дудой.

ДОЛИНЫ ПОД СНЕГОМ

«Меня будет интересовать — в обратной перспективе — некий штрих, легкий, как след истребителя над Цюрихским озером, метафизическая линия (что?), ведущая через вымпел с улыбчивым рапперсвильским гербом на замковой башне (где?) из января 1863 года (когда?) в неведомое трансцендентное «куда?», которое может оказаться чем угодно: сегодняшней Польшей, горой Арарат, банкой рижских шпрот или же гномом, штудирующим акупунктуру». Читайте текст Сергея Морейно, к 150-летию Январского восстания.

Сергей Морейно

ИМПЕРИЯ: ПУТЬ РОССИИ К ЕВРОПЕ ИЛИ ОТ НЕЕ

«Есть разные империи: так называемые самоограничивающиеся, не стремящиеся, особенно насильственным путем, навязать свое господство всем вокруг, а в пиковой фазе даже всему миру. И империи агрессивные, захватнические, нередко стремящиеся к уничтожению целых сообществ, безразличные к человеческой жизни, враждебные идее либеральной демократии. Эти вторые, являются организмами классически имперскими. Большой и сильный не обязательно означает имперский». Запись дискуссии, состоявшейся 16 мая 2014 г. в Университете им. Адама Мицкевича в Познани.

ВОЗВРАЩЕНИЕ КУХАЖЕВСКОГО В РОССИЮ

«Неожиданно, но факт: в Москве впервые начала издаваться семитомная монография «От белого до красного царизма». В биографических справках о Яне Кухажевском (1876–1952) писали не только как о польском государственном и политическом деятеле, историке, юристе и даже премьер-министре Королевства Польского в течение 93 дней в 1917–1918 годах, но и как о человеке, который, эмигрировав в 1940 году в США, «в послевоенные годы неоднократно публиковал статьи, критикующие Советский Союз и коммунизм». Этого было достаточно, чтобы во времена ПНР и СССР его многосторонняя работа находилась под спудом — само ее название казалось неприемлемым».

Валерий Мастеров

О ДУХЕ БЕЗЗАКОНИЯ

Довоенное, семитомное издание труда Яна Кухажевского «От белого царизма к красному» во времена ПНР было мечтой библиофила, но еще более влекло молодежь, которая жаждала, посредством исторических аналогий, постичь феномен СССР. Значительно позже из рук в руки передавали сокращенное однотомное лондонское издание семидесятых годов и его самиздатские перепечатки. В 1974 году в парижской «Культуре» (№ 12) был опубликован присланный из Польши очерк молодого интеллектуала Казимежа Опалинского о Яне Кухажевском и его монументальном труде. Мы публикуем начало и окончание этого очерка.

Казимеж Опалинский

ЭТО БЫЛ ЧЕЛОВЕК РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ

«Я бы не стал критическую, но часто и необъективную риторику Кухажевского по отношению к царизму, русским революционерам и «большевичеству» сводить к знаменателю «антирусскости» или более того — «русофобии». Он просто хотел по-своему выразить свое отношение к тому государству, которое на его глазах в период Первой мировой войны ушло из политической практики». С переводчиком, автором послесловия и комментариев семитомной монографии Яна Кухажевского «От белого до красного царизма» историком Юрием Борисёнком беседует Валерий Мастеров.

ВАРШАВСКИЙ ПАРК ЛАЗЕНКИ — ЗАБЫТАЯ РЕЗИДЕНЦИЯ РОМАНОВЫХ

«Королевский парк Лазенки — дворцово-парковый комплекс, основанный в XVIII в., одно из важнейших туристических мест Варшавы, — известен прежде всего как излюбленная летняя резиденция Станислава Августа Понятовского, несчастного последнего короля Польши. Немногие, однако, помнят сегодня о том, что на протяжении почти столетия Лазенки были частной резиденцией российских императоров». Текст Миколая Гетки-Кенига.

Миколай Гетка-Кениг

БОРИСЬ!

«Русофобская ли страна Польша? В Польше наверняка есть русская травма. Я, как русская, которая живет в Польше, это понимаю и принимаю. С этим можно работать и показывать, что не все русские любят Путина, гордятся Сталиным и считают, что вообще все, что происходило в Советском Союзе, было совершенно правильно и к этому нужно скорее вернуться». С Машей Макаровой беседует Наталья Ворошильская.

СТИХОТВОРЕНИЯ

«Ярослав Миколаевский (р. 1960) — поэт, эссеист, переводчик с итальянского. Дебютировал в 1991 году сборником стихов «Снег свидетель», весьма высоко оцененным критикой. Поэтическая книга «Стаканы разбиты» (2010) — открытие нового этапа. Поэт ушел от уверенности молодых лет, он идет на риск, проникает в миры, которых прежде не знал, хотя их предчувствовал», - пишет Лешек Шаруга. Стихи в переводе Андрея Базилевского.

Ярослав Миколаевский

В ПОИСКАХ «НЕСЛЫХАННОЙ ИДИОМЫ»

«Ярослав Миколаевский (р. 1960) — поэт, эссеист, переводчик с итальянского. Дебютировал в 1991 году сборником стихов «Снег свидетель», весьма высоко оцененным критикой. Поэтическая книга «Стаканы разбиты» (2010) — открытие нового этапа. Поэт ушел от уверенности молодых лет, он идет на риск, проникает в миры, которых прежде не знал, хотя их предчувствовал», - пишет Лешек Шаруга. Стихи в переводе Андрея Базилевского.

Лешек Шаруга

ДЕНЬ И НОЧЬ

«Помню, еще до войны, полицейские вели человека и били его по морде. Я глаз не мог от них оторвать. А за ними шла кучка людей. И невозможно было не смотреть. Может быть, для вас тоже найдется что-нибудь такое, на что вы не сможете не смотреть». Рассказ «День и ночь» Лео Липского в переводе Вадимира Окуня.

Лео Липский

«КУЛЬТУРА» ГЛАЗАМИ ЛЕОПОЛЬДА УНГЕРА

«Мой роман с "Культурой" был как операция "Аполлон", пославшая человека на Луну. Ее достижение было не в том, что человек ступил на Луну, а в том, что, стоя на Луне, он смог увидеть Землю с большого расстояния. "Культура" дала мне возможность посмотреть на мир издалека — возможность, которой у человека, работающего в ежедневной прессе (а я работал и работаю только в такой прессе), практически нет». Рассказывает Леопольд Унгер.

Леопольд Унгер

ЧАСОВЩИК И ВИНТИКИ

«Биография Михаила Яковлевича Геллера и по сегодняшний день остается неполной. В ней более чем достаточно пробелов, умышленных пропусков, иногда даже противоречий. Не облегчал задачу и сам герой, дважды "вырывая свою жизнь с корнями" и начиная ее сызнова». Текст Войцеха Станиславского.

Войцех Станиславский

ВЫПИСКИ ИЗ КУЛЬТУРНОЙ ПЕРИОДИКИ

«В результате нынешних президентских выборов в Польше (...) вдруг возникла новая политическая формация, лидер которой, популярный рок-музыкант Павел Кукиз, получивший свыше 20% голосов, хотя еще и не создал новую партию, но за эту потенциальную партию, хочет голосовать столь многочисленная группа избирателей, что эта умозрительная партия занимает сейчас вторую после партии «Право и справедливость» позицию на политической сцене, выталкивая лидировавшую до недавнего времени «Гражданскую Платформу» на третье место. Поэтому ничего удивительного, что большинство послевыборных комментариев в прессе посвящено именно этому феномену».

Лешек Шаруга

КУЛЬТУРНАЯ ХРОНИКА

«Адаму Загаевскому, одному из крупнейших современных поэтов и эссеистов, многие годы называемому кандидатом на Нобелевскую премию по литературе, 21 июня исполнилось 70 лет. Краков, славный замечательными празднованиями юбилеев, не мог пропустить такого случая! Издательство «а5» подготовило торжественный вечер в прекрасном здании Центра японского искусства и техники «Манггха», расположенном на берегу Вислы, с видом на Вавель». Из печальных новостей: умер профессор Рене Сливоваский. Об этом и других событиях культурной жизни Польши пишет Эльжбета Савицкая.

Эльжбета Савицкая

ПАРАДОКСЫ ВОСПРИЯТИЯ, ИЛИ НЕВИДИМЫЙ ХОЛОКОСТ

«Книга Гжегожа Низелока это, с одной стороны, своеобразная история польского театра после 1945 года (от «Пасхи» Шиллера до «(А)поллонии» Варликовского), ответ на вопрос, как тема Холокоста отразилась в театре, с другой же — это некая попытка переосмыслить театральные и культурные события, реинтерпретировать опыт и художественные стратегии польского театра, показать защитные механизмы, «искаженную оптику» этой темы, ловушки пафоса». О книге «Polski teatr Zag?ady» театроведа, театрального критика Гжегожа Низёлека пишет Ирина Лаппо.

Ирина Лаппо

УТОНЧЕННАЯ НОТА СЕЦЕССИОНА

„Мехоффер даже не подозревал, что начинает работу над главным делом своей жизни. (...) Швейцарские критики не жалели Мехофферу похвал. Фрибурские витражи они признали не только «самым выдающимся произведением современного искусства на территории Швейцарии, но также одним из вершинных достижений модернизма в мировом масштабе». Фердинанд Ходлер, известный швейцарский художник того периода, заявлял: «Это первые современные витражи, которые мне нравятся»”. О швейцарских витражах Юзефа Мехоффера пишет Эльжбета Савицкая.

Эльжбета Савицкая

КОФЕ ПО-ВАРШАВСКИ

Мы публикуем сохранившиеся в архиве 2-ой программы Польского радио воспоминания Кордиана Тарасевича (1910–2013), предпринимателя, человека яркого, хорошо известного в кругах варшавской интеллигенции, ставшего на склоне лет историком варшавских кафе.

Кордиан Тарасевич

КОММЕРЦИАЛИЗАЦИЯ НАУКИ ВЕДЕТ К МОРАЛЬНОМУ ОПУСТОШЕНИЮ

«В девяностые годы у нас была идея приватизировать высшее образование. Это была идея, родившаяся в студенческой среде. Было создано несколько хороших частных вузов. (...) Эти вузы в общественном мнении связаны с конкретными именами, и это имеет огромное воспитательное значение. Это обязывает последующие поколения студентов стараться быть достойными высоких образцов. Но раз уж вы заговорили о массовости… Большинство частных вузов оказалось, к сожалению, фабриками дипломов». О состоянии польской науки, с профессором физики Лукашем А. Турским беседует Магдалена Байер.