Новая Польша 4/2014

А. Д. РОТФЕЛЬД: ПУТИН БОРЕТСЯ ЗА ДУШУ РОССИИ

-Россия неожиданно начинает новую холодную войну с Западом. (...) На что рассчитывает президент Путин? - Россия готовилась к этому конфликту и готовила к нему мир, по меньшей мере, семь лет (...). Несмотря на это, Запад застигнут врасплох таким развитием событий, для которого у него не разработан эффективный ответ. С Адамом Даниэлем Ротфельдом беседует Павел Вронский.

РОДИНА НАШИХ РОДИН?

Что будет с ЕC? Если наступят тяжелые времена и равномерному распределению доходов придет конец, будет ли Евросоюз по-прежнему актуален для полумиллиарда европейцев, или они предпочтут попрятаться за каменными стенами национальных государств, вековых претензий к соседям и непрочных наступательно-оборонительных союзов? Читайте текст Адама Кшеминского.

Адам Кшеминский

О ЕВРОПЕЙСКОМ ПАТРИОТИЗМЕ

В период экономического кризиса (...) стоит задуматься над тем, зародилось ли в сознании граждан Евросоюза чувство европейского патриотизма. И является ли вообще патриотизм категорией, которая затрагивает эмоции молодых европейцев? А если затрагивает, то в какой форме, и что это за патриотизм? Ответы на поставленные выше вопросы пытается дать Анна Радван-Рёреншеф, президент Фонда имени Роберта Шумана.

Аркадиуш Хабера

ХОРОШО, КОГДА ЕСТЬ ВЫБОР

«Присутствие Польши в структурах Европейского Союза диаметрально изменило то, как функционирует польское общество. Евросоюз — это в конечном итоге не только деньги на дороги, мосты и железнодорожные линии. Это также образ мышления и действия, отличающийся от существовавшего до сих пор. Изменения, которые произошли в результате вступления Польши в Европейский Союз, повлияли, помимо прочего, еще и на то, как формируется гражданское общество, а следовательно — на весь третий сектор, т.е. неправительственные организации (НПО)». Читайте текст Марцина Мицнера.

Мартин Мицнер

О ЧЕМ ПОЛЯКИ МОГУТ РАССКАЗАТЬ ВЛАДИМИРУ ПУТИНУ

«Украина — это искусственный организм и изобретение наших врагов, которые задались целью, разделив, ослабить нас. И ловко же они это проделали — выдумали каких-то украинцев, чтобы оторвать от нашей отчизны заселенную ими территорию. А ведь мы прекрасно знаем, что нет никакого украинского народа. Это лишь этническая ветвь, растущая из того же ствола, из которого растем и мы. Мы и они — едины, во веки веков». Советуем прочитать новейший фельетон Войцеха Мазярского.

Войцех Мазярский

ВЫПИСКИ ИЗ КУЛЬТУРНОЙ ПЕРИОДИКИ

«Дискуссии о состоянии Польши и поляков, кажется, не будет конца, что, в общем-то, понятно, поскольку, хотим мы того или нет, а Польша и поляки — это не неизменные сущности, как, впрочем и вся планета и Вселенная, в корой она размещается. Перемены бывают желательными, а бывают и такими, которые принимают с недовольством и даже c возмущением. Ничего поэтому удивительного, что после долгой дискуссии, вызванной статьей Марцина Круля «Мы были глупы», в которой был подвергнут резкой критике процесс трансформации, идущий с 1989 года, автор решил предъявить своим сторонникам и оппонентам перечень причин, по которым он полагает, что мы должны искать — прежде всего, в самих себе — новые решения». Читайте Выписки Лешека Шаруги.

Лешек Шаруга

ОТ ЛЮБЛИНА ДО УКРАИНЫ НЕДАЛЕКО

«Если мы позволим Украине оставаться в одиночестве, обрекая ее тем самым на милость и немилость огромного соседа, то в силу естественных обстоятельств это станет для Польши возобновлением старой геополитической ситуации. А для России? Стимулом к проведению имперской политики, которая России не нужна и которая может столкнуть ее в ту же пропасть, в которой находился Советский Союз на исходе своего существования». Читайте беседу Ежи Помяновского с журналистом люблинского отделения «Газеты выборчей», проведенную в феврале 2011 года в связи с его 90-летним юбилеем. Нам кажется, что сегодня стоит вернуться к состоявшемуся тогда разговору.

ДВЕ ИСТОРИИ В ОДНОЙ

На следующий год Музей истории евреев Польши откроет свою постоянную экспозицию, повествующую о тысяче лет проживания евреев в Польше. Экспозиция будет представлена в форме семи хронологических галерей — начиная с того момента, как евреи появились в Польше и заканчивая послевоенным периодом. С Барбарой Киршенблатт-Гимблетт, профессором Нью-Йоркского университета и программным директором главной выставки Музея истории евреев Польши беседует Наталья Синяева-Панковская.

СТИХОТВОРЕНИЯ

«Владислав Шленгель был поэтом совершенно исключительным, с необычайной смелостью выражавшим самые противоположные чувства: волнение, негодование, издевку и лирическую грусть. Это, впрочем, было свойственно и его довоенным стихам. Известно о нем немного. (…) Шленгель оставил после себя стихи-свидетельства одиночества, гордости и презрения, но презрения не к людям, а к преступным законам истории. Словно поэт стоит перед лицом смерти и показывет ей фигу. И предостерегает будущие поколения. Стихи уцелели. Поэт погиб в мае 1943 года, в последние дни восстания в варшавском гетто». Читайте стихи в переводе Игоря Белова. В том же номере о Шленгеле пишет Петр Мицнер.

Владислав Шленгель

ПОЭТ И СМЕРТЬ

«Владислав Шленгель был поэтом совершенно исключительным, с необычайной смелостью выражавшим самые противоположные чувства: волнение, негодование, издевку и лирическую грусть. Это, впрочем, было свойственно и его довоенным стихам. Известно о нем немного. (…) Шленгель оставил после себя стихи-свидетельства одиночества, гордости и презрения, но презрения не к людям, а к преступным законам истории. Словно поэт стоит перед лицом смерти и показывет ей фигу. И предостерегает будущие поколения. Стихи уцелели. Поэт погиб в мае 1943 года, в последние дни восстания в варшавском гетто». О Шленгеле пишет Петр Мицнер. В том же номере стихи в переводе Игоря Белова.

Петр Мицнер

ТИХО, Я ЗНАЮ

«Если бы за дело взялся Грабал, то, наверное, что-нибудь смешное он выудил бы и из этого. Меня, впрочем, многое происходящее со мной тогда необыкновенно забавляло. Я родился в Варшаве, в доме на улице Новогродской. Но во время войны нам пришлось переехать, потому что мама стала опасаться, что дворничиха нас выдаст, донесет, что мы евреи». Актер Кшиштоф Ковалевский об оккупациях и режимах, о бегстве на трофейном «Опеле» от келецкого погрома, о креольской любви и умении дозировать нагрузку.

МНОГОГОЛОСИЕ НАДЕЖДЫ: «ПАССАЖИРКА» ЗОФЬИ ПОСМЫШ

„«Пассажирка» Зофьи Посмыш — это автобиографическая история, существующая в нескольких версиях: радиопьеса Ежи Раковецкого «Пассажирка из 45-й кабины», фильм Анджея Мунка «Пассажирка», роман Зофьи Посмыш «Пассажирка» и одноименная опера с либретто А. Медведева на музыку М. Вайнберга. Эти варианты я понимаю как различные носители одного и того же послания, содержащегося в автобиографическом свидетельстве Зофьи Посмыш, послания, сутью которого является надежда как высшая ценность, как организующее начало тех миров, которые были созданы на основе истории писательницы”. Читайте статью Анны М. Щепан-Войнарской.

Анна М. Щепан-Войнарская

КУЛЬТУРНАЯ ХРОНИКА

«Похоже, что литературной сенсацией весны станет «100/XX. Антология польского репортажа XX века» под редакцией известного репортера Мариуша Щигела, автора осыпанной премиями книги «Готтленд». Собрание произведений, составляющих репортерскую историю XX века, состоит из ста разделов в двух томах. Свыше 1700 страниц, больше трех килограммов живого веса!» Об этом и других событиях культурной жизни Польши пишет Эльжбета Савицкая.

Эльжбета Савицкая

НЕВЕРЛИ — РУССКИЙ ПИСАТЕЛЬ

«Работая над биографией Игоря Неверли — писателя в свое время чрезвычайно, в том числе и в России, популярного — я не раз задумывался, как объяснить его причудливую политическую эволюцию (...). Настоящая статья, будучи сокращением двух разделов принадлежащей моему перу биографии [Неверли], повествует о детективно-филологических разысканиях, которые позволили перенести дату дебюта Неверли-писателя на сорок лет назад, выявить его облик борющегося со Сталиным антикоммунистического публициста и, наконец, доказать, что Игорь Неверли был также оригинальным русским писателем. А все началось с трости эмира бухарского…».

Ян Зелинский

МИНИМАЛЬНАЯ ЖИЗНЬ

Еду не выбрасывют. На ерунду денег не тратят. О сладостях могут только помечтать. Примерно 400 тыс. поляков живут сегодня на минимальную зарплату. Читайте репортах Войцеха Сташевского.

Войцех Сташевский