Новая Польша 5/2013

МОЖЕТ ЛИ ЛЯХ ПОДРУЖИТЬСЯ С МОСКАЛЕМ?

«Для россиян Польша — третья вражеская страна после Литвы и США. Поляки, в свою очередь, рассматривают Россию как самого далекого ментально и культурно и самого недружелюбно настроенного из всех соседей. Недоверие усугубляется неверием в то, что Россия сможет открыто и честно объяснить причину смоленской катастрофы». О результатах опроса «Польша — Россия: Общественный диагноз-2013» пишет Мартин Войцеховский.

Мартин Войцеховский

СОВРЕМЕННЫЕ ДВАДЦАТИЛЕТНИЕ

«Поколению современных двадцатилетних не нужно бороться за свободу отечества, переносить трудности вялотекущих преобразований и переживать то, что пережили предыдущие поколения. Но у него, как у любого другого поколения, есть свои вызовы и цели, есть и энергия, которую можно использовать на пути их достижения». Читайте текст Павла Фигурского.

Павел Фигурский

ХРОНИКА (НЕКОТОРЫХ) ТЕКУЩИХ СОБЫТИЙ

«Мероприятия, посвященные 70 летию восстания в варшавском гетто, начнутся 18 апреля — в день, предшествовавший началу вооруженных выступлений, — и продолжатся до 16 мая, когда было подавлено восстание и разрушена Большая синагога. (...) Президент Коморовский лично пригласил на торжества оставшихся в живых участников восстания в варшавском гетто. (...) Прибудет и делегация депутатов Европарламента во главе с его председателем Мартином Шульцем. Ожидаются также представители Бундестага, Палаты Лордов и американских властей». Читайте новейшую «Хронику» Виктора Кулерского.

Виктор Кулерский

ВРЕМЯ ДЛЯ ЕВРО?

Последние несколько лет казалось, что перспективы введения в Польше евро отодвинулись в туманное будущее. Сегодня премьер и президент призывают к дебатам на эту тему. О том, что изменилось пишет профессор экономики, главный экономический советник в компании «Pricewaterhouse Coopers» Витольд М. Орловский.

Витольд М. Орловский

ПОЛЯКИ ПОКОРЯЮТ БРИТАНСКИЕ ОСТРОВА

«— Поляк, приезжающий на Британские острова мыть посуду? Это всего лишь стереотип! — говорит Лукаш Филим, глава Объединения польских профессионалов. — Очень многие из наших соотечественников начали искать работу еще на берегах Вислы и сразу получили должность по своей профессии. Мало того — через год или два они взбирались еще выше». О том, как поляки покоряют Британские острова читайте в тексте Адама Домбровского и Агатт Грабау.

Адам Домбровский, Агата Грабау

ПОЛЬСКИЕ ССЫЛЬНЫЕ В СИБИРИ

«— Поляков мы не можем считать чужими. В Бурятии они свои, в конце концов, они прибыли сюда тогда же, когда и русские, — говорил на одном из мероприятий Полонии в Улан-Удэ Михаил Харитонов, замначальника администрации президента этой байкальской республики. И говорил это совсем не только из вежливости. Поляки, хотя обычно и не по своей волe, попадали в Сибирь в течение нескольких столетий, и мало какой народ может похвастаться таким вкладом в развитие этой части Азии». Читайте текст Михала Потоцкого.

Михал Потоцкий

ВОЗВРАЩЕНИЕ К ПОЛЬСКОСТИ

«Мне очень трудно говорить о польскости — так как моя польскость росла во мне неожиданным образом. Все мы были патриотами, все пели «Jeszcze Polska nie zginela...» и еще «Kde domov muj?» — так как моя мать была австрийка из Чехии и считалась чешкой. А отец был национально весьма безразличным. Порядочный поляк, шляхтич и только. Наш дедушка был, правда, высоким российским чиновником(...). Мой дедушка с молодости писал о России «notre patrie». Только вот потом порвал полностью с Россией, и тогда не было такого грубого слова, которого он не произнес бы, говоря о России. Разные наши балто-русские тетки возмущались, что так нельзя говорить при детях. А эти дети — это был, к примеру, Чичерин, впоследствии большевистский комиссар. Это было невероятное переплетение». Текст Юзефа Чапского (1896-1993), польского художника и писателя.

Юзеф Чапский

ТОЛЕРАНТНОСТЬ В ПОЛЬШЕ

«Деятели Экуменического фонда «Толерантность» на первый план выдвигают задачи, связанные с искоренением любых проявлений национализма, шовинизма, а также отравляющего общественные отношения антисемитизма, противостоят любым проявлениям нетерпимости, очень часто возникающей на почве религиозных, национальных предубеждений или ввиду сексуальной ориентации. Все эти проблемы и задачи, стоящие перед нашим фондом, весьма актуальны для нашей страны». С проф. Каролем Карским, лютеранским богословом, председателем совета Экуменического фонда «Толерантность», беседует Лешек Вонтрубский.

ТЕМНАЯ КОМНАТА

«Время закрытых дверей. После тринадцатого декабря в их руках было всё: здания, коридоры, лестницы, аудитории. Неужели они боялись, что мы заляжем там, разобьем палатки, разложим матрасы? (...) Нас оскорбляла эта закрытая от нас школа. Молодежь мысленно сидела теперь за своими партами, перед учителями, готовая трудиться. Учителя открывали журналы, проводили перекличку, вызывали к доске. Это была вера в магическую силу ритуала. Мы верили, что если механизм школы придет в движение и начнет работать по действующим уже много лет правилам, то появится шанс, что и остальная мчащаяся неведомо куда действительность сама придет в установленный порядок». Читайте фрагменты заслуживающего особого внимания романа Богуславы Лятавец «Темная комната», впервые напечатанного в самиздате во время военного положения.

Богуслава Лятавец

ПРОЯСНЕНИЕ

«Особого внимания заслуживает недавно переизданный, а впервые напечатанный в самиздате во время военного положения роман «Темная комната». Может ли в темной комнате что-нибудь проясниться? Что ж, именно такова парадоксальная природа познания: фильмы событий и переживаний демонстрируются в темной комнате памяти и самосознания, которую освещает вспышка подсознания — источника света не вполне определенного и не поддающегося точной локализации. Почти очевидно, что такие целостные картины можно увидеть лишь в переломные моменты, решающие для выбора позиции и поведения». О творчестве Богуславы Лятавец пишет Лешек Шаруга. Читайте также фрагменты «Темной комнаты».

Лешек Шаруга

КУЛЬТУРНАЯ ХРОНИКА

«Приходящееся на нынешний год семидесятилетие восстания в Варшавском гетто (начавшегося 19 апреля 1943 года) было обставлено весьма торжественно. Официальным мероприятиям сопутствовали общественные инициативы, а также подготовленная различными институциями богатая культурная программа». Об избранных, наиболее значительных культурных событиях пишет в своей Хронике Эльжбета Савицкая. Среди них долгожданное открытие Музея истории польских евреев. Пока можно посетить лишь необычное здание, построенное по проекту финских архитекторов Ильмари Лахдельма и Райнера Махламяки. Открытие основной экспозиции запланировано на май 2014-го.

Эльжбета Савицкая

ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ ЕЖИ ПОМЯНОВСКОГО В ВАРШАВЕ

«20 марта, накануне Всемирного дня поэзии, литературная Варшава чествовала Ежи Помяновского — известного польского писателя, переводчика, диссидента, а также основателя и главного редактора журнала «Новая Польша». В конференц-зале «Газеты выборчей» собрались друзья, коллеги и почитатели легендарного литератора, чтобы поздравить его с 92 летием». Этот вечер подробно описал поэт и переводчик Игорь Белов.

Игорь Белов

ПРИКЛЮЧЕНИЕ С БАБЕЛЕМ

«С Россией Помяновский познакомился во время войны (не совсем, впрочем, по собственной инициативе), а также в послевоенное время — на этот раз осознанно и добровольно. И стал одним из самых выдающихся переводчиков русской литературы. Благодаря ему частью польской культуры стали полсотни рассказов Чехова, пьесы Льва Толстого, комедии Евгения Шварца и Михаила Булгакова, стихи Ахматовой, Мандельштама, Пушкина и Мартынова. Он переводил также работы Андрея Сахарова и Михаила Геллера, но его главным переводческим приключением стало знакомство с творчеством Исаака Бабеля»,- портрет Ежи Помяновского, создателя и главного редактора «Новой Польши» рисует Эльжбета Савицкая.

Эльжбета Савицкая

ЧТОБЫ НЕ ЖАЛОВАТЬСЯ

„«Светочувствительная Польша» — это проект, стремящийся продвигать авторское кино, польский арт-хаус там, куда без нас оно бы никогда не попало, то есть там, где нет кинотеатров. Ужасно жалко, что сеть маленьких кинотеатров, которая когда-то существовала, исчезла с карты Польши. (...) Зрители «Светочувствительной Польши» — это на самом деле более «настоящая» публика, изголодавшаяся по хорошему кино: у нее больше заинтересованности, больше энергии и желания разговаривать. Разговаривать искренне”. О проекте рассказывает режиссор Дорота Кендзежавская.

ВЫПИСКИ ИЗ КУЛЬТУРНОЙ ПЕРИОДИКИ

«В течение трех лет после катастрофы президентского самолета в Смоленске редко кто задавался принципиальным вопросом: как из этого выйти? Из чего? Ответ приносит статья Павла Решки «Страна, разделенная стеной» в «Тыгоднике повшехном». Об этой и других публикациях, посвященных смоленской теме пишет Лешек Шаруга а подводит итоги следующим образом: «часть живет в скансене позапрошлого столетия, часть стремится обрести себя в реалиях и категориях мышления XXI века. Первые будут продвигать анти-Гомбровичей, вторые пробуют идти дальше, чем горизонт, Гомбровичем очерченный. Что же до политиков, то не будем преувеличивать: партии не вечны — разделяются, распадаются, создаются новые. Здесь, быть может, и ответ на вопрос: как из этого выйти?»

Лешек Шаруга

ПОДКОРКОВЫЕ ЦЕНТРЫ КУЛЬТУРЫ

Книга Татьяны Косиновой («Польский миф») — это свидетельство как польско-русского притяжения, а может быть, даже взаимного соблазна, так и открытости. Свидетельство в двояком понимании — документ диссидентского прошлого русских интеллигентов и позиция сопротивления по отношению к нынешней политической ситуации, несколько вопреки правилам идеологической корректности.(...) Собеседники Татьяны Косиновой, выдающиеся личности российской оппозиционной сцены, действительно рассказывают о месте польской культуры в процессе формирования их диссидентской индивидуальности», - пишет Яцек Глажевский.

Яцек Глажевский

ТРУДНЫЙ РОМАН С ПОЛЬШЕЙ

«Эта книга необычна, если принять во внимание ее тему, автора, форму и людей, свидетельства которых собраны в ней. О России и русских в Польше чаще всего говорят либо плохо, либо ничего. Здесь мы находим свидетельства значения Польши и ее культуры для непокорной русской интеллигенции, а кроме того, поразительные порой точки зрения на Польшу». Профессор Анджей Фришке пишет об изданной по-польски книге Татьяны Косиновой «Польский миф. Польша глазами советских диссидентов».

Анджей Фришке

ФОТОГРАФИИ ЖЕРТВ СТАЛИНА КАК ПОСМЕРТНЫЕ МАСКИ, СНЯТЫЕ ПРИ ЖИЗНИ

«В течение 470 дней Большого террора в СССР расстреливали, если брать статистически, по 1600 человек в сутки, или в среднем — одного человека в минуту на протяжении 15 месяцев и 12 дней, днем и ночью», — пишет Томаш Кизный. Этот фотограф и журналист в течение нескольких лет работал над альбомом об одном из величайших сталинских преступлений. Сильнее статистических данных потрясают лица жертв — официальные портреты, выполненные палачами. Потому что арестованных фотографировали.