Новая Польша 3/2013

КАБАНА Я УБИЛ...

«Почему вы перестали работать машинистом? — Потому что поступил на философский факультет. — Ничего себе сошли с рельс. — К счастью, не полностью, потому что одновременно с философией я учился на строителя, сварщика, специалиста по механической обработке... — Господин министр! Вы могли заниматься столькими интересными вещами, а стали министром культуры и национального наследия?!» С Богданом Здроевским беседует Петр Найштуб.

ХРОНИКА (НЕКОТОРЫХ) ТЕКУЩИХ СОБЫТИЙ

«Начались торжества по случаю 150-й годовщины январского восстания [1863 г.]. (...) Серию официальных мероприятий открыл вчера в Президентском дворце глава государства Бронислав Коморовский. (...) Он подчеркнул, что 150 лет назад повстанцы сражались за ту же самую страну, процветание которой сегодня — наша общая забота. Президент также призвал уважать польское государство и помнить о многолетней борьбе за само его существование». Кроме обширной информации о январском восстании, в новейшей «Хронике» Виктор Кулерский пишет и о других важнейших событиях января и февраля.

Виктор Кулерский

ГОРДИЕВ УЗЕЛ ДЛЯ МНОГИХ НАРОДОВ

«Профессор Даниэль Бовуа — не только выдающийся славист, человек высокого статуса, но и просто счастливчик: ему удалось издать свои труды во всех странах, о которых он в них пишет. В те времена, когда его карьера начиналась, это было не только невозможно — этого нельзя было даже представить». О книге «Гордиев узел Российской империи» пишет Мартин Войцеховский.

Мартин Войцеховский

ВТОРОЙ УКОС «ВИСЛЫ»

«Комиссия Сейма по делам этнических меньшинств приняла проект резолюции, осуждающей операцию «Висла». В период с апреля по август 1947 г. польскими военными и органами госбезопасности около 140 тыс. украинцев были депортированы с территории юго-восточной Польши — главным образом в Щецинское и Ольштынское воеводства. Проведение операции объяснялось необходимостью отсечь украинских партизан от их тылов, а также баз продовольствия и укрытия. Непосредственным же поводом, активно использовавшимся пропагандой, стала смерть генерала Кароля Сверчевского». Читайте текст Веслава Владыки.

Веслав Владыка

ПЕТЕРБУРГСКО-ВАРШАВСКИЕ АРХИТЕКТУРНЫЕ СВЯЗИ

«Императорскую Академию художеств окончила целая плеяда польских архитекторов. Оказавшись здесь в силу политических обстоятельств, они успешно использовали шанс, который дали им занятия в Петербурге. Они участвовали в создании архитектуры России и Польши, внесли значительный вклад в архитектуру и строительство Петербурга, а также сыграли существенную роль в создании архитектурного облика Варшавы — в преддверии независимости и во время Второй Речи Посполитой». О петербургско-варшавских архитектурных связях пишет Эва Зюлковская.

Эва Зюлковская

ПЕТЕРБУРГСКИЕ ТВОРЕНИЯ МАРИАНА ПЕРЕТЯТКОВИЧА (1872-1916)

«Мое последнее пребывание в Петербурге было связано с поиском материалов для исследования о судьбах польских инженеров в России. Один из них — безусловно, Мариан Перетяткович. Наверное, самое известное его творение — это огромное здание на Невском проспекте в Петербурге, известное прежде всего тем, что на первом этаже в нем размещались отделения и кассы Аэрофлота». Читайте текст Леха Круликовского.

Лех Круликовский

СОВРЕМЕННЫЕ СВЯТЫЕ И МУЧЕНИКИ

«Книга Людвига Мельхорна «Отвергая ложь. Из истории сопротивления и антитоталитарной оппозиции в XX веке» может вызвать недоумение у читателя. Например, просматривая помещенные в ней фотографии, он наткнется на людей в гитлеровской форме (это участники неудавшегося покушения на фюрера), а затем увидит фотографии оппозиционеров из стран социалистического лагеря, одетых в свитера и лагерные ватники. Что их связывает?» О книге пишет Эугениуш Соболь.

Эугениуш Соболь

КУРОПАТЫ — ОБЩАЯ БОЛЬ ПОЛЯКОВ И БЕЛОРУСОВ

«29 октября 2012 г. в трагическом для каждого белоруса месте — урочище Куропаты — энтузиасты установили памятный знак в память об офицерах польской армии, расстрелянных в Минске в 1940 году. Однако на следующий день памятник исчез. После этого один из инициаторов создания мемориала польских военнослужащих обвинил в вандализме членов белорусской Консервативно-христианской партии БНФ. В начале декабря 2012 г. активисты общества «Мемориал» попытались повторно установить знак, однако через три дня после установки знак вновь был украден». «НП» предлагает прочитать статью Игорья Мельникова.

Игорь Мельников

«ГЕКТОГРАФ — ЭТО ТАКАЯ ЭЛЕМЕНТАРНАЯ ЖЕЛЕОБРАЗНАЯ ШТУКА...»

«Как-то я услышал, что есть такая классная штука гектограф, на них печатают листовки. (...) Оказывается, гектограф — это такая элементарная желеобразная штука на основе желатина, туда глицерин добавляется, вода. Заливается это желе в горячем виде в ванночку и там застывает. А дальше ты просто печатаешь, или рисуешь, или пишешь анилиновыми красками на листе бумаги, затем делаешь оттиск с листа на этом желе. Затем прижимаешь к этому оттиску на желе чистые листы бумаги, и он на них отпечатывается. (...) Меня это потрясло: оказывается, не надо ни машин, ни типографий, ничего, можно в домашних условиях всё это просто сделать. И вот это я быстренько соорудил». С Олегом Орловым беседует Татьяна Косинова.

ПОЛЬКА ИЗ МОСКВЫ

«Каролина познакомилась со своим мужем семь лет назад на кинофестивале в Киеве. На нее произвел огромное впечатление показанный тогда фильм Вырыпаева «Эйфория». Но ее тяга к России началась еще до этого знакомства. Еще до поступления в театральный институт семнадцатилетняя Каролина снималась в «Капитанской дочке» по Пушкину в Петербурге. Тогда она не говорила по-русски, не знала ни мест, ни людей, но знала, что хотела бы когда-нибудь вернуться в Россию. И вернулась — спустя десять лет, в 2007 году». Каролина Грушка сыграет в «Женитьбе» Гоголя в постановке Ивана Вырыпаева. Эта роль может стать у нее одной из главных. О польской актрисе пишет Уршула Холланек.

Уршула Холланек

КУЛЬТУРНАЯ ХРОНИКА

«Когда я слушал, как она читает свои стихи, музыка сама рождалась у меня в голове. Ее поэзия — это квинтэссенция смысла существования». Это слова знаменитого джазового трубача Томаша Станько, записавшего альбом под названием «Вислава» как дань памяти Виславе Шимборской. О чествовании первой годовщины со дня смерти нобелевского лауреата, а также о других событиях кулльтурной жизни пишет Эльжбета Савицкая.

Эльжбета Савицкая

ОПЕРНАЯ ДИВА ВСЕМИРНОГО ПРИТЯЖЕНИЯ

«В жизни Галины Вишневской, как и умершего на пять лет раньше нее Мстислава Ростроповича, особое место занимала Польша, куда они приезжали с большим желанием. И не только потому, что в жилы Галины, родившейся в Ленинграде, попала по линии матери польская кровь, а родословная Мстислава, появившегося на свет в Баку, уходит корнями в польские края. Эта знаменитая пара с 70 х годов прошлого века дружила с польской знаменитой парой — Кшиштофом и Эльжбетой Пендерецкими». О Галине Вишневской пишет Валерий Мастеров — многолетний собственный корреспондент российских СМИ в Польше. В том же номере стихотворение Юлии Хартвиг, посвященное Ростроповичу.

Валерий Мастеров

ВЫПИСКИ ИЗ КУЛЬТУРНОЙ ПЕРИОДИКИ

«Эта книга не попала в нужную точку пространства-времени; но сегодня, спустя годы, она может, как и многие другие не замеченные тогда произведения, оказаться „открытой”»,- о творчестве Яна Джежджона, о котором напомнил новый ежеквартальник «элеВатор», пишет Лешек Шаруга, выражая также надежду, что «литературно-критические переоценки приведут к новому взгляду на то, что в последние десятилетия происходило в польской литературе».

Лешек Шаруга

ПОБЫСТРЕЙ БЫ ОТСЮДА УБРАТЬСЯ

«Я могу только так, а не иначе относиться к литературе. К примеру, не лежит у меня душа к бытовому жанру. Если кто-нибудь из вас читал мои книжки, то заметил, что часто неизвестно, как зовут героя, где он трудится, есть ли у него семья, всё ли у него в порядке с работой и деньгами. Меня это не интересует — возможно, отчасти из-за того, что для нас это было совершенно несущественно. Простите за патетику, но нам не раз приходилось делать очень трудный выбор. Передо мной, с моими тревогами и сомнениями, вдруг встала задача найти свое место в мире, которого я не создавал и в котором ни на что не мог повлиять». Публикуемая беседа с Тадеушем Конвицким — запись звуковой дорожки к фильму Януша Андермана «Что я здесь делаю».

В СПЕШКЕ

«Я говорил о спешке — внутренней, душевной. Похоже, она действительно оставила след на всем, что я делал. Сразу после войны в литературной среде сокрушались, что совсем нет произведений эпического жанра. Были рассказы, воспоминания об оккупации, но короткие, а все мечтали о возвращении эпики. Я тоже на свой лад старался восполнить этот пробел — взять, к примеру, «Власть», «Дыру в небе»... Да, «Дыра в небе» — эпика на молодежную тему, в ней соблюдены законы жанра. Правда, я включил туда дневник висельника. И это стало переломным пунктом в моей карьере: что-то во мне такое произошло, отчего я начал писать по-своему». В беседе с Пшемыславом Канецким Тадеуш Конвицкий рассказывает о себе и своем творчестве.

Тадеуш Конвицкий