Новая Польша 9/2012

ПОЛЯКИ — СИЛЬНЫЕ

«Поляки, очень сильные. Это народ, который из морального праха восставал дважды — после войны и после коммунизма. Дело не только в опыте, но и в самом факте, что они живут в стране с такой историей. Достаточно быть свидетелем чего-то страшного или быть частью трудной истории. Когда видишь, как люди горят, выпрыгивают из окон и ничего нельзя сделать, — сама эта ситуация влечет за собою утрату части твоей собственной человечности. Польша была вынуждена наблюдать самые отвратительные вещи в истории. Но выдержала, и из этого выросла ее сила. Я, человек бизнеса, еврей, чужой, об этом и хочу говорить. Хочу убедить, что опыт учит, если говорить о нем правильно». Читайте беседу с Лейбом Фогельманом, меценатом и юристом.

ХРОНИКА (НЕКОТОРЫХ) ТЕКУЩИХ СОБЫТИЙ

О борьбе с кризисом; об увеличении объема иностранных инвестиций в Польшу; о возражении польского правительства против покупки тарновских «Азотов» российским олигархом; об отставке министра сельского хозяйства Марека Савицкого; о малом приграничном движении между Польшей и Россией; о подписании патриархом Кириллом I и архиепископом Юзефом Михаликом совместного православно-католического послания к польскому и российскому народам, а также другая самая интересная и важная информация июня и июля, в «Хронике» Виктора Кулерского.

Виктор Кулерский

КАТОЛИКИ И ПРАВОСЛАВНЫЕ: НАЧАЛО ДОЛГОЖДАННОГО ДИАЛОГА

«Это символическое и заметное событие, но его результаты не станут осязаемыми непосредственно после церемонии подписания обращения. Общий документ — это лишь начало формирования новой действительности. Она может формироваться по нашему замыслу, а может выйти из-под контроля. Но обращение может также и не иметь существенного значения в обозримом будущем. Все дело в том, чтобы мысль, которая пронизывает это обращение, тронула сердца и умы верующих, а также и людей вне обеих Церквей». Интервью профессора Адама Даниэля Ротфельда, бывшего министра иностранных дел, сопредседателя Польско-российской группы по сложным вопросам.

ПРЕОДОЛЕТЬ ИНЕРЦИЮ ВРАЖДЕБНОСТИ

«В Москве дан старт научному сотрудничеству Института всеобщей истории Российской Академии наук и Института Центрально-Восточной Европы из Люблина. Совместный проект «Россия и Польша. Как преодолеть инерцию враждебности?» предполагает разработку рекомендаций для составителей учебников и учителей, подготовку хрестоматий, цикл лекций, адресованных учителям истории и студентам-гуманитариям двух стран. Российские и польские учителя средних школ получат возможность обменяться опытом и высказать свои пожелания ученым». О проекте пишет Валерий Мастеров.

Валерий Мастеров

УРОК СМИРЕНИЯ

«В 2010 году мы отказались от концепции правительства Буша, то есть чисто американского щита, который вовсе не был призван служить защите Польши или Европы, — более важными в то время были скорее деньги и идеология. Мы согласились на противоракетный щит НАТО. Размещение этой системы в Польше предусмотрено по плану в 2018 году. Однако мы опасаемся, что ввиду сокращения бюджетов, имеющихся возражений со стороны России, и ввиду того, что некоторые другие государства-члены НАТО без особого энтузиазма относятся к этой концепции, — НАТО не будет форсировать систему противоракетной обороны (ПРО). Но для нас этот щит особенно важен, и мы будем за эту систему бороться, тем более что мы уже понесли некоторые издержки». С проф. Романом Кузьняром, советником президента по международным вопросам, беседует Марек Островский.

ПРЕДИСЛОВИЕ

«Я знал Чеслава Милоша 27 лет (...). На протяжении этих лет я встречался с Милошем довольно часто. (...) Мы были родом из недалеких друг от друга мест, окончили один и тот же университет (...) и принадлежали тому же самому магическому «городу без имени», который остался собой невзирая ни на что. Я был на поколение младше (...), потому что мне недоставало военного опыта Милоша, когда годы считаются один за два. Поэтому наши разговоры были разговорами людей из разных эпох. Были они также разговорами поляка и литовца. Или, может быть точнее, старолитвина и младолитвина». Предисловие Томаса Венцловы к книге «Возвращения в Литву» перевела Наталья Горбаневская.

Томас Венцлова

ЛИТВА И ВИЛЬНЮС, МИЛОШ И ВЕНЦЛОВА: ПОЛИЛОГ

«Возвращения в Литву», общая книга Милоша и Венцловы, — свидетельства двух эпох: изгнания, где Литва была лишь «памятью о ней», и обретенного пути возврата. В дружбе двух поэтов, продолжавшейся почти 30 лет, до смерти старшего, — не только стихи и взаимные переводы(...); едва ли не на первом месте была их общая родина. (...) Книга Томаса Венцловы «Вильнюс» — это, конечно, нечто большее, чем прогулка по городу, даже нечто большее, чем просто путеводитель. Это и история города — «in civitate nostra Vilna» поставлено на первом письме Гедимина (1323), когда «ни на одной карте такого города еще не было». И «истории» внутри этой истории. И его топография и архитектура. О книгах пишет Наталья Горбаневская.

Наталья Горбаневская

ЯЦЕК КУРОНЬ И ПОЛЬСКО-УКРАИНСКОЕ ПРИМИРЕНИЕ

«Результатом этой чрезвычайно важной встречи польских и украинских интеллектуалов, стал совместно выработанный документ под названием «Львовская декларация», в котором упоминаются три замечательных человека, выступавших поборниками польско-украинского диалога: Ежи Гедройц, Папа Римский Иоанн Павел II и Яцек Куронь. (...) Яцек Куронь прекрасно понимал, что общие, одинаково близкие полякам и украинцам вопросы могут стать как пространством диалога и обмена мыслями, совместным полем деятельности, так и очагом конфликтов. А взаимное непонимание и нарастающее чувство отчужденности может перерасти во взаимную неприязнь или принять форму крайнего шовинизма». Читайте репортаж со встречи во Львове в июле 2012 года.

Магдалена Хабера

СОЛНЕЧНОЕ ПЯТНО

«Рядом был отец. Он держал меня за руку, разговаривая с какими-то людьми, а мать — да, мама тоже там была, — я же всматривался в большое светлое пятно, которое качалось на шершавой стене дома. Должно быть, я ужасно скучал, если это солнечное пятно так меня заинтересовало, а может, и в самом деле оно было необычное. Светлое пятно на серой стене — это было первое, что я помню. С этого-то момента я сознаю, что существую». Читайте отрывок из книги «Новолипье. Лучшие годы» Юзефа Хена. Перевод Ирины Лаппо.

Юзеф Хен

ЧЕХОВ И ЛЮДИ ВАЛЬТОСЯ

«Тот, кому довелось наблюдать творчество Вальтося, не должен удивиться тому, что художник входит в мир людей Чехова. Речь идет даже не об особого рода театрализации драм, десятками лет разыгрываемых на этих картинах, графике, скульптуре. Я думаю прежде всего о постоянном состоянии драмы, в котором находятся все фигуры, сплетенные друг с другом впрямую не сказуемыми, но интенсивно присутствующими эмоциональными связями». Текст Тадеуша Нычека был впервые опубликован в каталоге выставки «Яцек Вальтось. Люди Чехова.»

Тадеуш Нычек

КУЛЬТУРНАЯ ХРОНИКА

Возвращение в Польшу утраченной картины Лукаса Кранаха-Старшего «Мадонна под елями»; польские артисты о процессе девушек из группы «Pussy Riot»; литературные премии; кинофестивали; прощания. Обо всем этом и многом другом читайте в Хронике Эльжбеты Савицкой.

Эльжбета Савицкая

ПАМЯТИ ЭРВИНА АКСЕРА

«В первых откликах на смерть Эрвина Аксера повторялась фраза: «Как жаль, что он не оставил преемника». Если бы режиссер мог это услышать, думаю, он бы от души рассмеялся. Отсутствие преемника, который развивал бы аксеровский тип театра, было не самым большим огорчением в жизни режиссера. Напротив — Аксер прекрасно понимал, что не продолжатели, а бунтари становятся великими художниками. Он же и сам был взбунтовавшимся учеником Леона Шиллера». В чем заключалось новаторство Эрвина Аксера вспоминает театральный критик Роман Павловский.

Роман Павловский

ЧЕРТА ПОД МИНУВШИМ СТОЛЕТИЕМ

«Аксер был идеальным руководителем для «Вспулчесного». Он оставался патроном театра и после своего формального ухода. В этом он задал недосягаемые для других стандарты, оставив после себя своего помазанника Мацея Энглерта. Аксер продолжал регулярно работать на Мокотовской, кроме того он служил для труппы точкой отсчета. В последние годы достаточно было сознавать, что он есть». О скончавшемся в августе 2012 г. великом польском театральном режиссере пишет Яцек Вакар.

Яцек Вакар

ИЗ ПАМЯТИ

Фрагменты книги Эрвина Аксера, скончавшегося в августе 2012 г. выдающегося польского театрального режиссера. См. также в том же номере: Памяти Эрвина Аксера и Черта под минувшим столетием.

Эрвин Аксер

ВЫПИСКИ ИЗ КУЛЬТУРНОЙ ПЕРИОДИКИ

«Вот уже довольно долгое время можно наблюдать, как культура, в особенности же литература, в ежедневной и еженедельной прессе низводится до чего-то вроде «всякой всячины». Давнишние рецензии и обсуждения, а бывало что и серьезные литературные дискуссии, заменены заметками, которые даже не должен писать профессионал. Причем это касается не только польской прессы. В только что вышедшем последнем номере журнала факультета полонистики Ягеллонского университета «Велёглос» представлена подборка выступлений самых сегодня активных литературных критиков». Лешек Шаруга посвящает свои Выписки месту литературной критики.

Лешек Шаруга

ЛЕШЕК КОЛАКОВСКИЙ: НАБРОСОК К ПОРТРЕТУ

«Колаковский меняется во времени. И действует во многих сферах. Философ ли он? Или историк философии? Или критик культуры? А еще же он и писатель. И не только автор драматических сочинений, сказок, философских притч. (...) Если философия состоит в том, чтобы давать четкие и недвусмысленные ответы, строить замкнутые системы, то Колаковский — не философ, а историк и критик философии; если же она состоит в том, чтобы повторять извечные вопросы, уточнять их, очищать язык и зрение, тогда он философ — без системы, без замкнутой философии. Философ — как тот, кто всему удивляется». Сокращенный вариант статьи Войцеха Карпинского из книги «Герб изгнания».

Войцех Карпинский

БОЛЬШАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ФИЛОСОФИИ И ПОЛИТИЧЕСКИХ НАУК

«Либерализм — чтобы каждый занимался своими делами, а не чужими, и будет хорошо. Социализм — что если правительство всё у всех отберет, то каждый будет безмерно счастлив, а народ будет править». Это примерные статьи из Большой Энциклопедии философии и политических наук. Ее автор Лешек Колаковский составил ее, потому что «не у всех есть время долго учить философию и политические науки. Почему бы не облегчить людям жизнь с помощью этой Большой Энциклопедии?»

Лешек Колаковский