Новая Польша 7-8/2012

ДИСПРОПОРЦИЯ

Алексей Миллер: Разница между Польшей и Россией состоит в том, что в Варшаве отношения с Россией — это предмет внутренних политических разборок, а в Москве — нет. (...) Александр Довнар: Поляки лучше разбираются в политике и жизни современной России. В России, как правило, о Польше знают мало. (...) Ульяна Закладная: Когда я в первый раз собиралась ехать в Польшу, люди в России предостерегали меня: «Будь осторожна — там, в Польше, русских не любят, будь осторожна». С русскими о Польше, поляках, об истории и других проблемах беседует Дамиан Квек.

СКОЛЬКО В ПОЛЯКЕ НЕМЦА

«С профессиональной точки зрения поляки всегда хотели быть немцами, — говорит Анджей Олеховский, бывший министр иностранных дел. Мы неохотно в этом признаемся, но восхищаемся немецким порядком и очень хотели бы видеть нечто подобное у себя. — У нас всегда больше импровизации, чем организации, а у них — с точностью до наоборот, — говорит Цезарий Стыпулковский. Немцы уважают нас за трудолюбие, но они открыли в поляках нечто такое, чего им, в свою очередь, недостает: полет мысли и креативность». Сколько в поляке немца? На этот вопрос пытается найти ответ Вавжинец Смочинский.

Вавжинец Смочинский

ХРОНИКА (НЕКОТОРЫХ) ТЕКУЩИХ СОБЫТИЙ

О том, как поляки отмечали День свободы 4 июня; об анализе конкурентоспособности 27 стран-челнов ЕС и о том, что остается проблемой в Польше; о зарплатах, расходах, и росте коррупции в органах местного самоуправления; о манифестации «Солидарности» в связи с повышением пенсионного возраста до 67 лет, поведении толпы и блокировании здания Сейма; о посмертном награждении Яна Карского Медалью Свободы (высшей наградой США для гражданских лиц), а также о других важнейших событиях мая и июня читайте в «Хронике» Виктора Кулерского.

Виктор Кулерский

ПОЛЬСКО-ЕВРЕЙСКАЯ ВОЙНА

«Польские антисемиты убеждены, что евреи проявляют к Польше особый интерес, и доля правды в этом есть. Всё потому, что большая часть евреев родом из Польши. (...) У Польши могло бы быть много друзей в мире, если бы она захотела. Но она не захотела, как не захотела, чтобы у нее была своя «колония» в Израиле. Напротив, она делала всё, чтобы их оттолкнуть, настроить против себя. Так было до войны, и сейчас так». Читайте отрывок из книги Генрика Гринберга.

Генрик Гринберг

КРЕСТ

«Есть среди стояний Крестного пути одно, заключающее в себе все остальные, — Распятие Христа. (...) К кресту Иисус пришел не только из хорошо знакомого нам мира, но и из глубины Себя, которая остается для нас тайной. Здесь завершился Его путь через этот мир, а уже совсем скоро завершится и путь через глубины Его человеческой природы. О Его дальнейшем пути мы не знаем ничего, кроме того, что он продолжился». О Распятии Христа, Его и нашем пути ко кресту, размышляет поэт и эссеист Петр Матывецкий.

Петр Матывецкий

МИСТАГОГИЯ ЖИВОПИСНОГО ИЗОБРАЖЕНИЯ РАСПЯТИЯ ГОСПОДНЯ

«Размышляя о тайне креста, живописцы удостоились благодати созерцать целостный образ — с точки зрения спасения и преображения рода человеческого, равно как и эволюции нашего тела. Тело — такое, каким мы его видим и ощущаем, — словно остается незавершенным и безобразным в некоей неопределенности формы, в сомнении природы, как и сама идея человеческих очертаний воплотилась в неподходящем, невосприимчивом к импульсам материале, лишь с трудом и смутно складывающемся в образ и подобие Божие». О мистагогии живописного изображения распятия Господня пишет Ежи Новосельский.

Ежи Новосельский

МИСТАГОГИЯ ЖИВОПИСНОГО ИЗОБРАЖЕНИЯ РАСПЯТИЯ ГОСПОДНЯ

«Размышляя о тайне креста, живописцы удостоились благодати созерцать целостный образ — с точки зрения спасения и преображения рода человеческого, равно как и эволюции нашего тела. Тело — такое, каким мы его видим и ощущаем, — словно остается незавершенным и безобразным в некоей неопределенности формы, в сомнении природы, как и сама идея человеческих очертаний воплотилась в неподходящем, невосприимчивом к импульсам материале, лишь с трудом и смутно складывающемся в образ и подобие Божие». О мистагогии живописного изображения распятия Господня пишет Ежи Новосельский.

Ежи Новосельский

РЕПОРТАЖ ИЗ ПОСТЕЛИ

«Некоторые говорят мне: «Я не веду сексуальную жизнь». И задумываются над тем, всё ли с ними в порядке. Но оказывается, что это утверждение означает лишь следующее: я не занимаюсь сексом с женой или с партнершей. Оказывается, у такого человека достаточно обширная сексуальная жизнь в интернете». С проф. Збигневом Издебским, сексологом, автором книги «Сексуальность поляков в начале XXI века», о сексе во времена интернета, о супружеских изменах, эротических предпочтениях, а также об абстинентах, пуританах и гедонистах беседует Яцек Жаковский.

ПУШКИН В КИШИНЕВЕ

«По сути, литературная деятельность Махея представляет собой своеобразный противопольскопоэтический манифест (...). Есть во всем этом любопытный полемический замысел, своего рода провокация, которую я считаю истинной ценностью», - о творчестве Збигнева Махея пишет Лешек Шаруга. Найдете ли вы эти черты в стихотворении «Пушкин в Кишиневе»?

Збигнев Махей

НЕСЕРЬЕЗНЫЙ ПОЭТ, КОТОРОМУ НЕ ДО ШУТОК

«Безусловно, диагноз, поставленный стихами Махея положению дел в современном мире, трудно назвать оптимистичным — в качестве основной подоплёки человеческого бытия здесь выступают абсурд и гротеск. И вместе с тем: после рифм нет ничего, и за ними же — всё». О поэзии Збигнева Махея пишет Лешек Шаруга. Читайте также стихотворение Махея.

Лешек Шаруга

МОЯ ВСТРЕЧА С РАСПУТИНЫМ

«Спустя какое-то время мы уселись в комнате по соседству с мастерской, чтобы позавтракать. Это происходило уже во время войны, когда с выпивкой было очень тяжело. Запасливый хозяин поставил перед нами бутылку превосходной русской водки и несколько бутылок вина. Каждый из нас охотно выпил по рюмке, но, когда бутылка дошла до Распутина, тот уже не выпустил ее. Держа рюмку в одной руке, а бутылку во второй, он поминутно наполнял рюмку и медленно осушал ее до дна. По мере питья Распутин становился разговорчивее. Пользуясь этим, я начал задавать ему всевозможные вопросы». О своей встрече с Распутиным, пишпет поьский юрист, дипломат и адвокат Станислав Патек.

Станислав Патек

СВИДЕТЕЛИ И СВИДЕТЕЛЬСТВА

«Какой образ Мейерхольда можно для себя составить на основании сообщений польской прессы? Из них вырисовывается фигура великого художника и реформатора театра, режиссера, противостоящего пониманию спектакля как произведения служебного по отношению к литературе, постановщика, создающего авторский театр, что для поляков было тогда открытием. Польские свидетели недвусмысленно оценивали его творчество как новаторское и хотели видеть в нем прежде всего художественного новатора». О польском восприятии Мейерхольда до 1939 года пишет Катажина Осинская.

Катажина Осинская

АДМИНИСТРАТИВНЫЕ И ПРОЧИЕ ЦВЕТОЧКИ

«Труднее всего шла борьба с закоренелым обычаем ставить триумфальные арки. Видимо, возводить их повелевал инстинкт самосохранения местных властей и хорошие результаты от общения с сановниками. Несмотря на четкий запрет применительно к моей скромной особе, направленный воеводам и старостам в письменном виде, отдельные бургомистры и войты всё равно продолжали ставить триумфальные арки другим министрами, чего я, будучи министром внутренних дел, запретить им не мог». «НП» советует прочитать фрагменты записок Славоя Складковского, одного из самых верных сотрудников Юзефа Пилсудского.

Фелициан Славой Складковский

БЛАГОРОДНАЯ ИДЕАЛИСТКА И ПОДЛЫЙ ПРЕДАТЕЛЬ

«Биографии Веры Засулич и Сергея Дегаева, которым посвящена книга Ричарда Пайпса, читаются как сенсационный роман.(...) Сегодня мы читаем «Террористов и предателей» прежде всего сквозь призму угрозы исламского терроризма. Но в интервью польскому «Таймсу» автор книги подчеркивает, что эти явления значительно различаются между собой. Более близкую аналогию он видит между царской и современной Россией». О книге Ричарда Пайпса пишет Эугениуш Соболь.

Эугениуш Соболь

КУЛЬТУРНАЯ ХРОНИКА

«Футбольные баталии на стадионах Польши и Украины были, без сомнения,самым крупным медиа-событием этого лета. Они отодвинули культурную жизнь на второй план, затмили концерты, выставки, театральные и кинопремьеры. В такой ситуации реакция артистических кругов могла быть двоякой: или сознательно «прогнуться» под «Евро», или обороняться». Как это было – рассказывает в своей Хронике Эльжбета Савицкая.

Эльжбета Савицкая

КОСТЮШКОВСКАЯ ДИВИЗИЯ

«Направляясь в армию, я не мог избавиться от сомнений, каково же оно, это войско «польское». Польское или не польское. С какой целью созданное. Опасения меня не покидали, но я знал, что для меня, для десятков тысяч людей в Союзе армия — единственная возможность возвращения на родину. Ворота в Польшу». Читайте фрагмент воспоминаний Александра Яцковского.

Александр Яцковский

ВЫПИСКИ ИЗ КУЛЬТУРНОЙ ПЕРИОДИКИ

«Последний номер либерального ежеквартальника «Пшеглёнд политичный» (2012, №112) содержит обширный блок материалов, посвященных России и русским, в котором мое внимание привлекла дискуссия переводчиков с участием Юрия Чайникова, Ежи Чеха, Славомира Дембского и Натальи Ворошильской. Материал был озаглавлен «Дебаты: что говорят нам книги о современной Польше и России?» В своих Выписках Лешек Шаруга пишет также и о других материалах этого номера.

Лешек Шаруга

И СМЕШНО, И СТРАШНО

Об одном из сборников рассказов Андермана Лешек Шаруга пишет, что он «демонстрирует гротескный, не лишенный элементов абсурда взгляд автора на последние годы ПНР, показывая карикатурность позиции как власти, так и оппозиции. Такой взгляд характерен и для других его произведений, основанных на впечатлениях от заката эпохи коммунизма и перехода к новому общественному строю — речь прежде всего о трех сборниках рассказов из цикла «Фотографии» и романе «Это всё» (2008), где вновь в полной мере явлен насмешливый дар автора». Фрагмент романа «Это всё» также можете прочитать в этом номере «НП».

Лешек Шаруга

ЭТО ВСЁ

«У меня страх высоты, так что это не особенно выполнимо. Впрочем, потому я сразу и отбросил мысль выброситься из окна. Данный шаг показался мне отвратительным; я, лежащий где-то там внизу, в поблескивающей луже крови». Читайте фрагмент из книги Януша Андермана. В том же номере «НП» о книге пишет Лешек Шаруга.

Януш Андерман

ПОДАЙ ЖЕ РУКУ КАЗАКУ

«Дело, которое затрагивается в публикуемой статье, слушалось в польском суде, а обвиняемыми были украинцы, организаторы и участники убийства министра внутренних дел Бронислава Перацкого. Статья была опубликована в популярном довоенном еженедельнике «Вядомости литерацке» в 1936 году. Ее автор, Зигмунт Новаковский (1891-1963), был публицистом, прозаиком, а также актером, режиссером и драматургом. Свою писательскую и журналистскую деятельность он продолжал и после 1939 г., когда оказался в эмиграции. Огромной популярностью пользовались его очерки, статьи и фельетоны, читавшиеся на радиостанции «Свободная Европа».

Зигмунт Новаковский