Новая Польша 5/2011

ЛЕХ ВАЛЕНСА, или О ПОЛЬСКОЙ ПРОБЛЕМЕ ЛИДЕРСТВА

«Мы в Польше до сих пор не понимаем феномена «Солидарности», не понимаем сущности победы в августе 1980 го. Не понимаем, чем был феномен лидерства Леха Валенсы. Без понимания мы не в состоянии сделать выводы, мы не можем учиться на этом собственном, исключительно позитивном примере. Лех Валенса был не только вождем забастовки, а затем «Солидарности». Он был прежде всего вождем независимой польской политики того полного успехов времени — «звездного часа», как его назвал Яцек Куронь». Как понимает этот феномен один из наиболее известных деятелей «Солидарности» Збигнев Буяк – читайте в «Новой Польше».

Збигнев Буяк

ВСТРЕЧИ С «ДРУГОЙ РОССИЕЙ»

«Беседовать с ним — настоящее наслаждение. Он не болтлив, острит редко, но метко. За столом он такой же, как в своих произведениях: чарующий сплав лиризма с иронией самого разного оттенка, если можно так выразиться, сочетание деликатности и решительности, искренности и смелости. Сам себя он называет «грузином московского разлива», а об Арбате поет как о своем отечестве. И он сразу стал частичкой ‘нашей России’». Встречи с Булатом Окуджавой вспоминают известные польские русисты Рене и Виктория Сливовские (отрывок из книги «Россия — наша любовь»).

Рене и Виктория Сливовские

БЕЛАЯ НОЧЬ

«Все произошло за этими окнами. Здесь был создан мир, не похожий ни на какой другой. Кровь от крови, плоть от плоти автора... Писателя, совершившего последнее действие в литературе. (...) Действовать в литературе, должно быть, чрезвычайно трудно, раз это такая редкость. Необходимы очень глубокие корни, нужны соки, которые появляются крайне редко. Именно Достоевский совершил последнее действие в литературе — дал Раскольникова». «НП» советует прочитать эссе Адольфа Рудницкого, посвященное Достоевскому.

Адольф Рудницкий

ГОЛУБЫЕ СТРАНИЧКИ

«С двадцатилетним опозданием, я добрался до собрания неизвестных мне текстов Адольфа Рудницкого. Читая их, я всё время спрашивал себя: действительно ли язык, которым они написаны, был так неудобоварим, как утверждал Великий Судия и сущий Молот Соцреализма — Сандауэр? Не по этому ли поводу Анджей Киёвский сделал ценное замечание: „Достоинство — вот тема Рудницкого”?». Об Адольфе Рудницком пишет Генрик Ванек.

Генрик Ванек

ХРОНИКА (НЕКОТОРЫХ) ТЕКУЩИХ СОБЫТИЙ

О катынской и смоленской годовщинах, о российских инвестициях в Польше, о польском предпринимательстве и рынке труда, а также о других важнейших событиях марта и апреля читайте в «Хронике» Виктора Кулерского.

Виктор Кулерский

СТИХОТВОРЕНИЯ

«Смелость сравнений, метафор, эллипсов, фразеологии, использование полисемии — это самые характерные черты ее поэзии, которая представляет мир в постоянной изменчивости, в драматическом напряжении между «ты» и «я»,- так пишет о поэзии Кристины Родовской Ивона Смолька. Сами проверьте – подборку стихотворений Родовской в переводах Натальи Горбаневской предлагает «Новая Польша».

Кристина Родовская

ПОЭЗИЯ НЕУСТАННОГО ДИАЛОГА

«Огромно вожделение этой поэзии, которая, стремясь уловить единство бытия, в любовном акте проникнуть в другого человека, вести такой тесный диалог с миром, Богом и всяким существом, чтобы «ты» стало «я», постоянно вынуждена меряться силами с неисполненностью». О поэзии Кристины Родовской пишет Ивона Смолька.

Ивона Смолька

ВАСИЛИЙ ГРОССМАН — СОКРАТ ИЗ БЕРДИЧЕВА

«Пожалуй, лишь мы, люди рубежа XX-XXI веков, уже успевшие прочитать более поздние сочинения Солженицына, Мандельштам, Шаламова, Владимова, в состоянии понять гигантский творческий замысел Гроссмана, осуществленный в защиту человека и свободы. Мировоззренчески его творчество, прежде всего «Жизнь и судьбу», можно сравнивать с «Истоками тоталитаризма» Ханны Арендт или с «Открытым обществом» Карла Поппера. Художественно оно сочетает в себе эпический метод Льва Толстого, экзистенциальный способ создания художественного мира у Достоевского и героическую («сизифову») писательскую краткость Чехова», - о Василии Гроссмане пишет Гжегож Пшебинда.

Гжегож Пшебинда

ДОСТОЕВСКИЙ ГЛАЗАМИ ПОЛЯКОВ

«До сих пор не существовало никакого труда, освещающего присутствие или отсутствие творчества Федора Достоевского в польском литературно-критическом сознании второй половины XIX века. Зато действовало молчаливое предположение, что ввиду итогов восстания 1863 г. и многочисленных мнений писателя, не слишком-то лестных по отношению к полякам, в отечественном читательском обиходе XIX столетия его творчество — из соображений патриотизма — попросту замалчивалось», - о книге Марека Ведемана «Полонофил или полонофоб? Федор Достоевский в польской словесности. 1847-1897» пишет Евангелина Скалинская.

Евангелина Скалинская

МАРИЯ КОШУТСКАЯ. ГОДЫ ПРОТИВОСТОЯНИЯ

«Произведенной проверкой установлено, что Костшева была арестована в числе других польских политэмигрантов по преступному указанию врага народа Ежова, согласно которому арестовывались все поляки, прибывшие в СССР из Польши, несмотря на отсутствие на них материалов, свидетельствующих о их преступной деятельности. К арестованным по этому приказу лицам применялись меры физического воздействия и от них добивались вымышленных показаний». О Марии Кошутской/Вере Костшеве пишет Анна Гришина.

Анна Гришина

ПРЕЖДЕ НИКТО ОТКРЫТО НЕ ПРИЗНАВАЛСЯ В ПОЛЬСКОМ ПРОИСХОЖДЕНИИ...

«Мы стремимся знакомить людей с историей, популяризировать деятельность наших соотечественников, которые жили, работали и творили в нашем городе. Ведь поляки участвовали в создании этого прекрасного города. (…) Однако мы должны это делать очень корректно, чтобы никого не обижать и не раздражать, но при этом так, чтобы о нашем вкладе в строительство этого замечательного города никто не забывал», - с Лилией Шишко, председателем петербургского Союза поляков им. епископа Антония Малецкого беседует Лешек Вонтрубский.

КУЛЬТУРНАЯ ХРОНИКА

О Варшавских театральных встречах, театральных и музыкальных премьерах, 15-м Пасхальном фестивале Людвига ван Бетховена, литературных премиях и других событиях культурной жизни Польши в апреле читайте в Культурной хронике Эльжбеты Савицкой.

Эльжбета Савицкая

ВЫПИСКИ ИЗ КУЛЬТУРНОЙ ПЕРИОДИКИ

«Одним из самых интересных явлений в польской культурной, в том числе литературной, жизни после 1989 года стала ее регионализация.(...) Региональная самобытность не должна противоречить государственной. До Второй Мировой войны Силезия обладала в Польше широкой автономией, о чем сегодня обычно не очень хотят помнить. Это всегда был регион, оберегающий свою специфику. После 1989 г. в Силезии возникло движение, направленное на возрождение былой автономии». О проблемах Силезии, обсуждаемых в польской печати пишет Лешек Шаруга.

Лешек Шаруга

В ОБЩЕМ-ТО Я ЗЕЛЕНЫЙ

«Человеку в равной мере нужно как пространство, которое дает чувство величия, сакральности, так и малое, повседневное, уютное. Дворец культуры — это же храм культуры! Ему обязательно надлежало быть большим и престижным. Того же самого принципа сочетания сакрального с профанным я придерживался, проектируя Библиотеку Варшавского университета (БВУ). Еще в XIX веке библиотека была храмом знаний, потом про это забыли. Входя в БВУ, мы благодаря впечатлению участия в чем-то великолепном чувствуем себя облагороженными». Читайте беседу с архитектором Мареком Будзынским – не только об архитектуре.