Новая Польша 9/2009

ПАМЯТИ ЛЕШЕКА КОЛАКОВСКОГО

«Мы лишились одного из тех настоящих, то есть никем не назначенных авторитетов, к которым может обратиться каждый. Мы потеряли мыслителя, который ставил перед собой незаурядные, нематериальные, и в то же время важные для любого мыслящего человека проблемы: вопросы о смысле жизни, о значении таких понятий, как «добро» и «зло», «бесконечность», «закон». А также о необходимости придерживаться принципов лояльности и терпимости в отношениях с другими...» О скончавшемся философе Лешеке Колаковском пишет главный редактор «Новой Польши», профессор Ежи Помяновский.

Ежи Помяновский

ОДИННАДЦАТЬ ЗАПОВЕДЕЙ ИНТЕЛЛИГЕНТА

«Этот краткий катехизис интеллигента стоит запомнить, - пишет об «Одиннадцати заповедей интеллигента» профессор Помяновский. - Колаковский не был типичным польским интеллигентом, ибо воплощал в себе только достоинства интеллигенции, без ее пресловутых пороков. Но он был для каждого интеллигента примером того, каким тот может стать.»

Лешек Колаковский

ЛЕШЕКУ КОЛАКОВСКОМУ...

«Европе он оставил свое сведение счетов с марксизмом, а также свои размышления о религии. Он был поборником терпимости и борьбы с абсолютизмом в каком угодно его виде. И писал, что люди должны быть непоследовательными, потому что это по-человечески. Вместе с тем он предостерегал, что тотальная последовательность ведет к преступлению. Такой урок он извлек из истории Европы в XX веке, и такой урок Европа должна запомнить.» Такими словами попрощалась с Лешеком Колаковским Гезине Шван. «Новая Польша» публикует подборку высказываний польских и зарубежных представителей мира науки и культуры после смерти выдающегося польского философа Лешека Колаковского.

РЕДАКТОР ДОЛЖЕН БЫТЬ ДИКТАТОРОМ.

«Нынешнюю роль «Культуры» я понимаю как выдвижение разнообразных предложений, критику, добрые советы, которых люди не очень-то хотят слушать. Обладая довольно большим жизненным опытом, я хотел бы какие-то вещи передать, подкинуть их как материал для размышления. Главным образом в вопросе восточной политики, которой в Польше совершенно пренебрегают.» Так говорил Ежи Гедройц в конце жизни в опубликованном «Новой Польшей» интервью. «Культура», как он предполагал, перестала существовать с его смертью (2000 г.)

ЕЖИ ГЕДРОЙЦ НЕ ОСТАВИЛ ЗАВЕЩАНИЯ, НО ОСТАВИЛ НАСЛЕДИЕ

«Новая Польша» — независимое издание, без табу и цензуры, но не нейтральное. Зримое в печатном виде от Смоленска до Камчатки, оно остается на службе демократии, борется против упрямых стереотипов, наносящих столько вреда по обе стороны, провозглашает кредо «Культуры»: враг Польши — не Россия, а империя, не русский человек, а советский», - к 10-летию «Новой Польши» пишет Леопольд Унгер.

Леопольд Унгер

СРЕДСТВО НАЛАЖИВАНИЯ ДОБРОСОСЕДСТВА

«Этот журнал [«Новая Польша»] в России уникален, у него нет аналогов, он сознательно обращён именно к интеллектуальной элите. Это своего рода жест в сторону России, продиктованный глубокой уверенностью, что в отношениях между соседями необходимы особо точные инструменты взаимного понимания. В поиске того, что объединяет, он не льстит собеседнику, стараясь не касаться разногласий — отсюда, например, не только тема Катыни, но и развенчание мифа о якобы умышленных действиях польских властей, которые послужили увеличению числа жертв среди советских военнопленных в 1920 году.» О «Новой Польше» к ее 10-летию пишет посол Польши в России Ежи Бар.

Ежи Бар

АФИНЫ В ВАРШАВЕ

«В вихре времени канула в прошлое критика; зато весьма ценной и долгосрочной оказалась смелая мысль о примирении, которое может объединить два близких народа». К 10-летию «Новой Польши» пишет архиепископ Юзеф Жицинский.

Архиепископ Юзеф Жицинский

СТРОИМ ПОЛЬСКО-РОССИЙСКИЕ ОТНОШЕНИЯ БЕЗ ПРЕДУБЕЖДЕНИЙ

«Если бы «Новой Польши» не было, такой журнал следовало бы придумать как можно скорее,- считает маршал Сената РП Богдан Борусевич.- К счастью, это уже сделали Ежи Гедройц и Ежи Помяновский. Благодаря этому «Новая Польша» продолжает линию парижской «Культуры», которая в эмиграции поддерживала демократическую Россию и по примеру которой Владимир Максимов издавал свой «Континент». Необычайная ценность этого издания состоит в том, что оно дает возможность русским и полякам познакомиться друг с другом вне идеологических и политических размежеваний.»

Богдан Борусевич

ХРОНИКА (НЕКОТОРЫХ) ТЕКУЩИХ СОБЫТИЙ

«В самых лучших традициях парижской «Культуры» выдержаны хроники текущих событий Виктора Кулерского. Русский читатель благодаря этому может ощущать наполненный пульс жизни соседней страны. Эти телеграфным стилем изложенные сообщения о состоянии духа народа затем повторяются и обсуждаются в дружеских беседах в Москве, Петербурге и повсюду, куда добираются неутомимые сотрудники наших культурных центров»,- так пишет в своем тексте на годовщину «НП» о Хронике Кулерского посол Польши в России Ежи Бар.

Виктор Кулерский

НЕОТВРАТИМОСТЬ

«По предварительному сговору и при полной координации действий с Берлином, 17 сентября 1939 г. Советский Союз вступил во Вторую Мировую войну. Беззаконным образом разорвав Договор о ненападении, заключенный 25 июля 1932 г. между СССР и Польшей, советское (сталинское) правительство нанесло удар в спину польской армии, боеспособные отряды которой в тот момент еще сражались против германского Вермахта.» О начале II-й Мировой войны пишет Марк Солонин, российский историк и публицист, книги которого издаются также в Польше.

Марк Солонин

МОСКОВСКОЕ ПОСОЛЬСТВО

«Им было очень сложно меня разгадать. Поначалу они относились ко мне как-то настороженно: в их представлении тот, кто однозначно ассоциировался с демократической оппозицией, должен был быть по определению настроен антирусски. А я был настроен антисоветски, но, конечно, не антирусски; я неплохо знал историю России, был хорошо знаком с русской литературой — одним словом, какой-то странный тип», - вспоминает Стефан Меллер, посол Польши в Москве в 2002-2005 гг. Фрагмент воспоминаний публикует «Новая Польша».

Стефан Меллер

ПИСАТЕЛЬ, ВЕРНЫЙ ТРАДИЦИЯМ

«В поисках нового языка, способного выразить его отношение к миру, Юлиан Корнхаузер, один из самых видных представителей «поколения 68 го» в польской литературе, обратился — и, может быть, полнее, чем другие его ровесники, — к языку «рядовых людей», чтобы обнаружить в нем смирение и апатию, ознаменовавшие их жизнь. Это наблюдение оказалось столь же верным как в 70 е годы, так и сегодня, в изменившихся историко-политических условиях, о чем свидетельствуют его последние сборники». О поэзии Корнгаузера пишет Лешек Шаруга. В том же номере стихи в переводе Натальи Горбаневской.

Лешек Шаруга

«...НО ЕСТЬ ОЧЕВИДЦЫ»

Подборка стихов Юлиана Корнгаузера, одного из самых видных представителей «поколения 68-го» в польской литературе, в переводе Натальи Горбаневской. В том же номере о поэзии Корнгаузера пишет Лешек Шаруга.

Юлиан Корнхаузер

В ГОДОВЩИНУ СМЕРТИ ВИТКАЦИЯ

«Он был драматургом, прозаиком, философом, художником (можно менять порядок этикеток, в зависимости от пристрастий и взглядов на искусство). Он был свидетелем событий 1917 г. в России. Боялся революции и был революционером — во всяком случае, в теоретических текстах и драмах.» В годовщину смерти Виткация «Новая Польша» публикует подборку посвященных ему воспоминаний, стихотворений и эссе.

КУЛЬТУРНАЯ ХРОНИКА

О всякого рода мероприятиях, связанных с 65-й годовщиной начала Варшавского восстания, о концерте группы U2 и протестах перед концертом Мадонны, о Чеславе Милоше и о Литературном фестивале его имени, а также о многих других событиях читайте в «Культурной хронике» Элжбеты Савицкой.

Эльжбета Савицкая

ВЫПИСКИ ИЗ КУЛЬТУРНОЙ ПЕРИОДИКИ

На Конгрессе женщин, который прошел 20-21 июня 2009 г. в Варшаве, со вступительным докладом, названным «Солидарность — великая общая обязанность женщин», выступила профессор Мария Янион, одна из самых ярких представительниц польских гуманитарных наук. Текст этого выступления был опубликован на страницах «Газеты выборчей», а Лешек Шаруга ананизирует его в своих Выписках.

Лешек Шаруга