Новая Польша 9/2008

ПРОЩАЙ, ВЕЛИКИЙ АЛЕКСАНДР

„Ушел человек эпохи, который самой мрачной части XX века дал точное имя. И никакие разговоры на тему его более поздних взглядов не в состоянии затмить то огромное впечатление, которое он произвел своими книгами о советских лагерях и о том, чего весь мир не заметил”. Об Александре Солженицыне пишет его польский переводчик – Ежи Помяновский.

Ежи Помяновский

ОН БЫЛ НАМ НУЖЕН

„От варшавского гетто до парламента в Страсбурге, от университета до политики, от ПОРП до коммунистической тюрьмы, от “Солидарности” до министерства иностранных дел своей страны - такой необычный путь прошел этот мыслитель, гуманист и полиглот, польский патриот и европеец сердцем и разумом, а вместе с тем гражданин мира”. В „НП” подборка некрологов о погибшем в аварии государственном муже, европарламентарии и учёном Брониславе Геремеке.

Виктор Кулерский

ХРОНИКА (НЕКОТОРЫХ) ТЕКУЩИХ СОБЫТИЙ

Залу №14 Сейма, в котором заседает Комиссия по иностранным делам, присвоено имя Бронислава Геремека (...) Вчера Сейм почтил память трагически погибшего политика (...) Заседание началось с минуты молчания и единогласного принятия резолюции, увековечивающей память профессора.

Виктор Кулерский

ОЛЬГЕРД ВОЛЫНСКИЙ

Ольгерд Волынский был талантливым ученым. Однако на протяжении всего последнего периода своей профессиональной активности — с 1984 по 1993 год он проработал лаборантом. О прекрасном человеке и его непростой судьбе пишет Виктор Кулерский.

Виктор Кулерский

РОССИЯ ПОСЛЕ “ПОЛЬСКОГО ПАПЫ”

Видно же невооруженным глазом – пишет известный русист Гжегож Пшебинда, - что “православные труды” Иоанна Павла II - Папы, который никогда не подчинялся “исторической необходимости”, а героически творил историю, - не могли быть полностью завершены за время его понтификата, и его наследник должен упорно их продолжать. Обещаемая больше года встреча Папы и Патриарха наверняка состоится на нейтральной почве.

Гжегож Пшебинда

ПОЛЕ БОЯ - ГЕРМАНИЯ. И НЕ ТОЛЬКО

Новая работа польско-германского историка Богдана Мусяла “Поле боя - Германия. Сталинские военные планы против Запада” внесла очередной вклад в дискуссию о роли СССР на начальном этапе II Мировой войны – пишет в своей рецензии Александр Гогун. - На основании многих ранее секретных документов из московских архивов описывается планомерная подготовка Советского Союза к захвату Европы.

Александр Гогун

МОЛЧАНИЕ

«Лирику Криницкого относят к тому течению “лингвистической поэзии”, которое сосредоточено не только на языковой игре, а прежде всего занято критикой языка. Причем дело тут не только в критике официального языка, не только в том, чтобы обнажить — как было прежде всего в момент дебюта или после введения военного положения — ложь официальной речи, но и в критике языка как орудия познания». О Рышард Криницком пишет Лешек Шаруга.

Лешек Шаруга

СТИХИ РАЗНЫХ ЛЕТ

Криницкий пишет редко и осторожно, взвешивая слова, иногда годами дорабатывая свои произведения, создавая их новые варианты. «Новая Польша предлагает подборку его стихотворений 60-80-х годов в переводе Андрея Базилевского.

Рышард Криницкий

СЛОВО О “ПЛАМЕНИ”

Бжозовский умер молодым, затравленный собственными товарищами - обреченный на изгнание и забвение, но всем своим творчеством, смелыми идеями, новаторскими произведениями он завоевал себе выдающееся место в истории польской литературы. Если читатели нашего журнала - пишет Ежи Помяновский - пожелают принять участие в нашей дискуссии, редакция “Новой Польши” сочтет это еще одним важным доказательством духовной общности польской и русской интеллигенции.

Ежи Помяновский

БЖОЗОВСКИЙ - СВИДЕТЕЛЬ ИНОГО ПОДСОЗНАНИЯ

«Обвинение в сотрудничестве с охранкой “прикончило” его идеально. Если он за внутреннее обновление Церкви - предатель. Если он хочет, объединяя разум и труд, отказаться от косного деревенского польского духа - предатель. Если он не любит свой народ безоговорочно, а предъявляет ему требования: созидать, самосовершенствоваться, внутренне меняться - ну тут уж точно предатель!». В дискуссии о Станиславе Бжозовском - голос Мацея Войтышко.

Мацей Войтышко

ВЫ УЖЕ ПОБОРОЛИ В СЕБЕ БЖОЗОВСКОГО?

Требования, которые Бжозовский предъявляет к польской душе и польской литературе - пишет Петр Мицнер, - актуальны и долго еще будут актуальными. Травля, жертвой которой он стал (подозреваемый в сотрудничестве с охранкой), к сожалению, остается у нас охотно применяемой стратегией. Пытаясь защищаться, писатель спрашивал: “Разве общественным мнением в стране уже управляет департамент полиции?” Вопрос был и остается риторическим.

Петр Мицнер

ПЕРЕЧИТЫВАЯ “ПЛАМЯ” СТАНИСЛАВА БЖОЗОВСКОГО

Для современной русской интеллигенции роман “Пламя” мог бы и сегодня представлять интерес как отражение польского (полного энтузиазма!) взгляда на существовавшее в России более 120 лет назад движение народовольцев.

Рышард Матушевский

ЧЕЛОВЕК СРЕДИ СКОРПИОНОВ

«Подвергая ревизии весь XIX век, извлекая прежде всего проблемы первой его половины, нерешенные и отложенные или заслоненные, Бжозовский стал как бы реваншем, поспешным, иногда неловким, за всё то, что ни уст, ни перьев до тех пор не знало». В качестве фона для дискуссии о Станиславе Бжозовском «НП» предлагает отрывки из книги Чеслава Милоша.

Чеслав Милош

БРИГАДЫ БАРБАРЫ БРЫЛЬСКОЙ

Еще до недавнего времени тот, кто мечтал об эффектной, впечатляющей карьере, паковал чемоданы и летел за океан. Так поступили Катажина Фигура, Иоанна Пакула, Лилиана Коморовская. Другое дело, что там наши актеры терялись в толпе коллег, которые тоже прибывали с разных концов света. Молодое поколение, наученное неудачами старших, вспомнило об успехах, которых их предшественники добивались в Советском Союзе. Поэтому новое и модное направление, сулящее замечательные перспективы, - это Россия.

Ига Ныц

ВЫПИСКИ ИЗ КУЛЬТУРНОЙ ПЕРИОДИКИ

Прекрасная поэма Ярослава Ивашкевича “Азиаты” заканчивается вопросом, который может выглядеть утерявшим злободневность: “Так неужели только тогда и будем богаты / Знаньем - узнав, европейцы мы или всё-таки азиаты?”. Сегодня выхода нет: мы европейцы. Зато открытым остается вопрос, какие мы европейцы.

Лешек Шаруга