Новая Польша 6/2008

О “НАЦИОНАЛЬНЫХ ОБРАЗАХ ПРОШЛОГО”

Cами по себе национальные различия в интерпретации важных исторических событий - естественны и неизбежны - пишет в обращении «О национальных образах прошлого» Международное общество «Мемориал». - Надо всего лишь отчетливо понимать, как относиться к этим различиям. Не следует отказываться от собственного понимания истории в угоду одной лишь “политкорректности”; но навязывать соседям собственную правду тоже не следует. Бессмысленно игнорировать “чужую” память, делать вид, что ее не существует вовсе; бессмысленно отрицать ее обоснованность, огульно объявляя ложными те факты и толкования, которые за ней стоят.

РУССКИМ ДРУЗЬЯМ - В ОТВЕТ

Обращение “Мемориала” верно и точно диагностирует проблемы, связанные с тем, что называют “национальными травмами прошлого” - пишет в своём эссе известный дипломат и гуманитарий Адам Даниель Ротфельд. - Мемориальцы правы, когда пишут, что в попытки реконструкции национальной памяти как будто исходно включен элемент оправдания собственного народа за всё, что случилось в прошлом - даже если это были деяния недостойные, злодейские, преступные. Сталкивать дурные дела в забвение присуще не только отдельным личностям, но и целым национальным группам и сообществам.

Адам Даниэль Ротфельд

ХРОНИКА (НЕКОТОРЫХ) ТЕКУЩИХ СОБЫТИЙ

“Европе грозит демографическая катастрофа (...) Хуже всего статистика естественного прироста населения выглядит в новых странах-членах, в том числе и в Польше. В нашей стране коэффициент рождаемости составляет 1,27 - столько детей приходится в среднем на женщину репродуктивного возраста. Это слишком мало. Лишь коэффициент рождаемости, равный 2,1, обеспечивает полную смену поколений. „При нынешних показателях поколение наших детей будет на 40% меньше, чем поколение пенсионеров, - говорит бывший министр финансов Станислав Клюза (...) - в течение последних трех лет в Польше был самый низкий коэффициент рождаемости во всем Евросоюзе””

Виктор Кулерский

ПАМЯТИ ИРЕНЫ СЕНДЛЕР

„Согласно Талмуду и еврейской традиции, кто спасает одного человека, спасает весь мир, потому что каждый человек подобен вселенной. Ирена Сендлер спасла тысячи миров. Когда шло уничтожение еврейского народа, она проявила великую отвагу. И ее дело спасения народа продолжается - ведь у каждого из спасенных ею детей есть своя семья.” Об скончавшемся Праведнике мира вспоминают Шевах Вейс, Юзеф Жицинский и Михаэль Шудрих.

ДОСТОЕВСКИЙ И СВЕДЕНБОРГ

"К середине нашего столетия канон исследований Достоевского прочно установился, так что появление каких-то новых направлений, кажется, едва ли возможно. Сегодня, что бы нас ни интересовало - взгляды писателя, или его стилистические приемы и структура его романов, мы видим, что практически каждый метод исследования хоть одним из наших предшественников да опробован. Таким образом, Достоевский, как и Ницше, был открыт и оценен в первой половине XX столетия. Именно в это время он достиг того положения, которое занимает сейчас, и именно тогда он был признан предшественником нового направления в европейской литературе и философии". В "НП" - перевод англоязычного эссе Чеслава Милоша.

Чеслав Милош

ВРАЧИ В СОВЕТСКИХ ЛАГЕРЯХ

Через советские лагеря, то есть через ГУЛАГ, прошло немало врачей разных национальностей. Некоторые из них, будучи заключенными, работали в лагерной медслужбе, созданной прежде всего из идейно-пропагандистских соображений. С работавшими в лагерях врачами ежедневно соприкасалось лагерное население - зэки. В мемуарах оставшихся в живых свидетелей сохранилось много воспоминаний, характеризующих деятельность и поведение лагерного медперсонала. Записки и воспоминания и послужили основным источником при написании работы Ежи Супады.

Ежи Супады

ИЗ НОВЫХ СТИХОВ

"Если б я должен был указать главную черту этой поэзии, - пишет о поэзии Загаевского Лешек Шаруга, - я сказал бы, что это “поэзия раздумья” — внимательной, иронически отстраненной рефлексии, которая собирает вокруг неуловимого, но неустранимого центра явления, по видимости распылённые во времени и пространстве." "Новая Польша" публикует небольшую подборку новых стихов Загаевского.

Адам Загаевский

ПОЭЗИЯ ИЛИ ЖИЗНЬ?

"Что важнее — поэзия или жизнь? Эти стихи отменяют подобные вопросы. Когда я их читаю, я вижу молодого поэта, который пишет стихотворение “Старик Загаевский”, и оно начинается фразой: “что думает старый Загаевский, читая стихи молодого Загаевского”: молодой поэт вдруг понял, что — как в стихотворении “Жизнь — это не сон” — “стрелки над нами стали / вращаться всё быстрее”." О поэзии Загаевского пишет Лешек Шаругаю

Лешек Шаруга

КУЛЬТУРНАЯ ХРОНИКА

Варшавский Национальный музей ждут серьезные перемены - пишет Эльжбета Савицкая в «Культурной хронике», - а возможно, даже потрясения. По поручению министра культуры руководство музеем принял Джек Лохман, всемирно известный музейный реформатор (родившийся в Англии в семье с польскими корнями). Профессор Лохман высоко оценил собрание музея, но критически высказался о состоянии постоянной экспозиции.

Эльжбета Савицкая

ВЫПИСКИ ИЗ КУЛЬТУРНОЙ ПЕРИОДИКИ

С прилагательным дело обстоит так - пишет Лешек Шаруга в постоянном обзоре культурной периодики, - что, с одной стороны - и это верно подчеркивал Бродский, говоря о прилагательных в стихах, - оно художественно “слабо”, однако с другой - обладает разящей, а иногда и поражающей силой удара. На это второе его свойство обращает внимание в последнем номере “Твурчости” (2008, №4) Влодзимеж Пазневский, фельетонные заметки которого, хоть иногда и раздражающие меня своим чрезмерным консерватизмом, я читаю в этом журнале с неизменным удовольствием, в частности из-за их стилистических достоинств - явления ныне довольно редкого. Этот фельетон называется “Сталинское прилагательное”.

Лешек Шаруга

СОФТ-РЕЛИГИЯ

Художникам надоели религиозные провокации. Означает ли это конец тех иконоборческих выставок, которые завершаются в судах? Попытка ответа на этот вопрос - в эссе Иоанны Рудник.

Иоанна Рущик