Новая Польша 5/2008

ХРОНИКА (НЕКОТОРЫХ) ТЕКУЩИХ СОБЫТИЙ

"После вступления Польши в ЕС учеба во всей Европе стала для нас доступна и выгодна. Наиболее популярны немецкие и британские университеты. В Германии учится 14,5 тыс. поляков, в Великобритании — 7 тысяч”. Больше интересной информации - в "Хронике" Кулерского.

Виктор Кулерский

ПЕСНИ ЯНА КОХАНОВСКОГО РУССКИМ ДРУЗЬЯМ ПОСЫЛАЯ

"На берегах Вислы принято считать, что XVI век — для поляков век золотой. Если изобразить на пиктографической карте военную мощь этого золотого для Польши времени, развитие городов, культуры и вообще прогресс цивилизации, то где-то в центре, несомненно, должна оказаться фигура достойного мужа, сидящего за столом с гусиным пером в руке." О Яне Кохановском пишет краковский поэт Лешек Длугош.

Лешек Длугош

В ЧЕРНОЛЕСЬЕ

Стихотворение Лешека Длугоша, посвященное Яну Кохановскому. Лешек Длугош записал пластинку, на которой он исполняет стихи Кохановского.

Лешек Длугош

СТИХИ И ПЕСНИ, ИСПОЛНЯЕМЫЕ ЛЕШЕКОМ ДЛУГОШЕМ

«Кохановский умел замечательно выстроить форму своих произведений. Придать им содержательную весомость, художественную экспрессию, силу эмоций. Как никто до него и мало кто потом, он владел искусством концентрации смысла, эффектной концовки,» - пишет Лешек Длугош, поэт, а также исполнитель стихотворений Кохановского, к которым сочинил музыку. «Новая Польша» предлагает подборку стихотворений Яна Кохановского, а к номеру прилагает диск.

Ян Кохановский

В СКОЛЬКИХ ЕВРОПАХ МЫ ЖИВЕМ?

Существует масса названий, описывающих пространство между Германией и Россией: “Восточная Европа” , “Центральная Европа”, “Центрально-Восточная Европа”, “Юго-Восточная Европа”, “Срединная Европа”, а также немецкое определение “Mitteleuropa”. Что обозначают эти понятия и каково их будущее? – обсуждает Александр Шенкер, языковед, историк идей, переводчик, профессор Йельского университета на пенсии.

Александр Шенкер

Я СМОТРЕЛА НА НИХ И ДУМАЛА: ВОТ ТАК БОРЮТСЯ

«Польша для меня всегда была чем-то очень значимым. Потому что всегда было критическое отношение к России и ее политике, а Польша была тем объектом, который от русской политики страдал спокон веку. И, естественно, я была на стороне тех, кто страдал от русской политики,» - говорит бывшая политзаключенная, член общества “Мемориал” Сусанна Печуро.

СИЛА БЕССИЛЬНЫХ

Свыше трехсот былых оппозиционеров дождались отдельных статей в “Словаре диссидентов”, который подготовила международная команда из нескольких десятков историков и былых сопротивленцев. Впрочем, пока что словарь вышел в свет только в Польше, а в остальных странах бывшего соцлагеря он все еще продолжает дожидаться лучших времен. О «Словаре диссидентов пишет Петр Братковский.

Петр Братковский

СТАНИСЛАВ ЛЕМ В РУССКОЯЗЫЧНОМ МИРЕ

«Всем известно – пишет Виктор Язневич в литературном очерке – что выдающийся писатель Филип Дик в 1970‑е писал доносы в ФБР на Станислава Лема, предполагая, что за Лемом стоит целый комитет, деятельность которого направлена на подрыв устоев США. Одним из аргументов было утверждение, что не может один человек писать столькими различными стилями. Но что бы Дик сказал, если бы в своей аргументации он додумался до следующего: что “St. LEM” - как подписывался писатель - это не имя-фамилия человека, а псевдоним, образованный от начальных букв фамилий основных фигурантов коммунизма: Сталина, Ленина, Энгельса и Маркса. И, кроме того, название самого известного романа Лема “СОЛЯРИС”, если переставить буквы, преобразуется в “Л.РОССИЯ”, где “Л” может обозначать многое: от “Лем” до “люблю”. Ну разве в связи с вышеуказанным Ст. Лем может быть не популярным в СССР (России)!?»

Виктор Язневич

БЛОЖЬ

«Как выглядит современная поэма? Может, именно так, как “Бложь” Лешека Шаруги. Это некое целое, и в то же время и не целое, ибо состоит из 222 пронумерованных фрагментов, ни один сюжет не находит концовки и читатель может его сам себе додумывать, спорить с автором, комментировать», - так Петр Мицнер пишет о последней книге Лешека Шаруги, из которой мы прелдагаем небольшую подборку.

Лешек Шаруга

ПОЭТ В СЕТИ

«Шаруга играет на множестве инструментов. Он использует точные цитаты из классиков, преобразует их, подражает, передразнивает. Он утверждает, что не боится влияний, что искусство — это повторение, эхо. А если мы захотим узнать, от какой печки он танцует, поэт подсовывает нам отмычку: поэма снабжена именным указателем», - Петр Мицнер пишет о последней книге Лешека Шаруги.

Петр Мицнер

Я ПРОСТО НЕ МОГ УБИТЬ ТРЕПЛЕВА

«Я долгое время Чехова избегал: он мне казался автором слишком классичным, заезженным, отработанным. (…) И только во время работы со студентами я почувствовал, сколько в Чехове вещей странных, сумасшедших, какой абсурд, сюрреализм он видел в человеческой природе. (…) Мне вдруг открылись ситуации, в которых можно идти в Чехове напролом.» Наталья Якубова беседует с режиссером Кристианом Люпой.

КУЛЬТУРНАЯ ХРОНИКА

Возродились “Варшавские театральные встречи”. Личный архив Ежи Гротовского, одного из реформаторов театра XX века, будет храниться во вроцлавском Национальном институте им. Оссолинских. концерт “Солидарны с Беларусью” прошел на варшавской Замковой площади. Об этом и о другом – читайте в Культурной хронике.

Эльжбета Савицкая

ВЫПИСКИ ИЗ КУЛЬТУРНОЙ ПЕРИОДИКИ

На этот раз Лешек Шаруга читает журналы поьско-немецкого пограничья. В последнем номере “Слова” напечатана, в частности, интересная статья Анджея Шульчинского “Русская революция. Россия по Ричарду Пайпсу”, где автор анализирует вышедшую в Польше в 2006 г. книгу американского историка и политолога “Русская революция”.

Лешек Шаруга

ПРОЦЕСС ВНУТРЕННЕГО ОСВОБОЖДЕНИЯ БУДЕТ ПРОДОЛЖАТЬСЯ...

«Мне кажется, что высказанное моей собеседницей больше 20 лет назад, - пишет Гжегож Пшебинда о своей беседе с Ириной Иловайской, - заслуживает внимания и сегодня, когда в польско-российских отношениях обычно, к сожалению, слышны лишь затаенные угрозы с обеих сторон (в лучшем случае из России доносится только глухое молчание).»

ПРОЦЕСС ВНУТРЕННЕГО ОСВОБОЖДЕНИЯ БУДЕТ ПРОДОЛЖАТЬСЯ...

«Мне кажется, что высказанное моей собеседницей больше 20 лет назад, - пишет Гжегож Пшебинда о своей беседе с Ириной Иловайской, - заслуживает внимания и сегодня, когда в польско-российских отношениях обычно, к сожалению, слышны лишь затаенные угрозы с обеих сторон (в лучшем случае из России доносится только глухое молчание).»