Новая Польша 3/2008

СЕКРЕТНАЯ АУДИЕНЦИЯ

Отрывок из книги бесед Михала Комара со Стефаном Меллером, выдающимся дипломатом, бывшим послом Польши во Франции и в России и министром иностранных дел Польши.

ТАНГО СТЕФАНА МЕЛЛЕРА

«Но самым притягательным для него оставались страна и люди. “Главное, я увидел страну в момент трансформации, в момент ее поиска нового места в мире. Люди ищут место для себя, своей семьи, для своей среды. Такой лаборатории я никогда в жизни не видел. Этот опыт заставляет молниеносно отбросить всяческие стереотипы”, — говорил о своем “российском периоде” Меллер.» Стефана Меллера вспоминает Валерий Мастеров, собственный корреспондент газет "Московские новости" и "Время новостей" в Варшаве.

Валерий Мастеров

ТАНГО СТЕФАНА МЕЛЛЕРА

«Но самым притягательным для него оставались страна и люди. “Главное, я увидел страну в момент трансформации, в момент ее поиска нового места в мире. Люди ищут место для себя, своей семьи, для своей среды. Такой лаборатории я никогда в жизни не видел. Этот опыт заставляет молниеносно отбросить всяческие стереотипы”, — говорил о своем “российском периоде” Меллер.» Стефана Меллера вспоминает Валерий Мастеров, собственный корреспондент газет "Московские новости" и "Время новостей" в Варшаве.

Валерий Мастеров

ИОАНН ПАВЕЛ II И ПРАВОСЛАВНЫЙ МИР

«После кончины Иоанна Павла II и по завершении его понтификата появились новые возможности взглянуть на то, чего он достиг в диалоге с Россией и на причины его — в конечном счете — неудачи», - пишет историк идей, Гжегож Пшебинда.

Гжегож Пшебинда

ПОЛЬСКИЙ МАСТЕР ПАРАДОКСА НА РУССКИХ СЦЕНАХ

«Театральная карьера Славомира Мрожека на русских сценах впечатляет: более сотни премьер от Москвы до самых до окраин плюс несколько легендарных постановок-“долгожителей”. Маститого корифея театра абсурда в России ценят не меньше Беккета. Интеллектуальный автор покорил воображение читающей публики еще в шестидесятые годы прошлого века, вмешательство цензуры только подогрело интерес к “запретному плоду” мрожековских парадоксов. В конце восьмидесятых Мрожек стал едва ли не самым модным драматургом, в 1990 е годы появились некоторые сомнения относительно популярности его творчества, а в XXI веке Мрожек стал признанным классиком. И если речь идет о месте польского автора в российском театре, то почивать на лаврах он может спокойно: интерес и театров, и читателей к его творчеству вполне стабилен». О Славомире Мрожеке пишет Ирина Лаппо.

Ирина Лаппо

“ВОЙНА И МИР” КРИСТИНЫ КУРЧАБ-РЕДЛИХ

«Польская журналистка, прожившая в России четырнадцать лет, пыталась “пробить” стену Кремля... Недавно вышедшая в Польше и по-польски книга Кристины Курчаб-Редлих так и называется — “Головой об стену Кремля” В своей новой книге журналистка вновь ставит зеркало перед российским обществом. Что мы в нем увидим?» На этот вопрос отвечает Владимир Блинков.

Владимир Блинков

УМНЫМ СЕРДЦЕМ

«Недавно в серии “Terra incognita” издательства W.A.B. вышла новая книга Кристины Курчаб-Редлих — “Головой об стену Кремля”. Название серии точно характеризует то, что автор предлагает читателям: вступить на неизвестную землю. Вступить с проводником, который “об стену Кремля” колотит головой, а по российской земле ведет с сердцем, открытым к судьбе ее.» О книге Кристины Курчаб-Редлих пишет Магдалена Байер, председатель комитета профессиональной этики Союза журналистов Польши.

Магдалена Байер

УМНЫМ СЕРДЦЕМ

«Недавно в серии “Terra incognita” издательства W.A.B. вышла новая книга Кристины Курчаб-Редлих — “Головой об стену Кремля”. Название серии точно характеризует то, что автор предлагает читателям: вступить на неизвестную землю. Вступить с проводником, который “об стену Кремля” колотит головой, а по российской земле ведет с сердцем, открытым к судьбе ее.» О книге Кристины Курчаб-Редлих пишет Магдалена Байер, председатель комитета профессиональной этики Союза журналистов Польши.

Магдалена Байер

ВЫПИСКИ ИЗ КУЛЬТУРНОЙ ПЕРИОДИКИ

Одной из трудностей, с которыми пытается справиться современная Европа, - это вопрос о памяти и способах ее документировать: в искусстве, исторических науках, литературе. Многолетние споры о том, каким быть памятнику Катастрофы в Берлине, или дискуссия, точнее полемика, между немцами и поляками вокруг создания в Берлине Центра изгнанных и, наконец, начинающаяся сейчас дискуссия вокруг предложения нового польского премьер-министра Дональда Туска создать в Гданьске, где начались военные действия, музей II Мировой войны - всё это доказывает, что с памятью и ее проявлениями у нас серьезные затруднения. Поэтому не удивляет, что эта тема постоянно возвращается и выглядит одной из важнейших проблем, вокруг которых организуется - на разных уровнях: от дискуссий ученых до выступлений публицистов - дискурс о самосознании Европы.

Лешек Шаруга

ПАМЯТИ ВИКТОРА ЭРЛИХА

«Дом Вики и его жены Изы (они всегда говорили друг другу “дорогой” и “дорогая”) был для нас теплым и радостным местом. Там мы впервые встретились с Иосифом Бродским и другими русскими, которых ненавидели советские власти. Помню я и встречи с Викой в Париже, Варшаве, Нью-Йорке». Виктора Эрлиха (1914-2007) вспоминают философ Лешек Колаковский и его жена Тамара.

Лешек и Тамара Колаковские