Новая Польша 11/2008

ХРОНИКА (НЕКОТОРЫХ) ТЕКУЩИХ СОБЫТИЙ

Четверть века назад Леху Валенсе была присуждена Нобелевская премия мира. Он до сих пор остается единственным получившим ее поляком. Премия - дань всему, что сделал Независимый самоуправляющийся профсоюз „Солидарность” для свободы и демократии в Польше. Лауреат не приехал на вручение лично, опасаясь, что власти откажут ему в праве вернуться на родину.

Виктор Кулерский

О ВАЖНОСТИ КРОПОТЛИВОЙ РАБОТЫ

«В Польше - самый низкий уровень общественного доверия. Уменьшается и число волонтеров, особенно в этом году. Польская благотворительность - это скорее ритуализация хорошего самочувствия, чем постоянная практика. Мы замотаны, у нас нет времени для самих себя, и мы не требуем от себя многого. Не надо бояться за организации, а за индивидуальную гражданскую активность». Янина Охойская-Оконская, Радослав Гавлик и Куба Выгнанский о состоянии гражданского общества в Польше.

НАЖИВАЯ ПРОШЛОЕ

Историк, глядя на польский канон национальных героев, пожалуй, слегка улыбнется и призадумается — говорит социолог Петр Тадеуш Квятковский. - Кто у нас в этом каноне? Литовец Владислав Ягайло (Ягелло), Николай Коперник - с бесспорными немецкими корнями, Мария Кюри-Склодовская - полька, но польская ученая приблизительно по такому же принципу, как Подольский (из мюнхенской «Баварии») - польский футболист. Фредерик Шопен... В нашей памяти закрепились многообразные связи с судьбами других европейских народов. Однако общность памяти не всегда означает всеобщее согласие в истолковании прошлого. А бурные дискуссии о новейшей истории Польши - очередной пример использования споров о прошлом в сегодняшней политической борьбе.

ВОКРУГ ДОСТОЕВСКОГО

Нет другого писателя, которым бы так же восхищался Запад. Ни о ком там не отзывались столь же благоговейно. Герои Достоевского вошли в западную литературу и живут в ней по сей день - не как уважаемые, но попахивающие нафталином фигуры, а как личности, чьи проблемы остаются насущными для современников. Сам Достоевский о Западе всегда писал с презрением и ненавистью, осуждал Тургенева за то, что тот преклонялся перед Европой, на весь Запад смотрел как на окраину своего огромного отечества. Вся история литературы последних пятидесяти лет - по сути, история приближения и отдаления от Достоевского — пишет Адольф Рудницкий в эссе 1956 года.

Адольф Рудницкий

НАПОМИНАНИЕ

«Нет другого писателя, которым бы так же восхищался Запад. Ни о ком там не отзывались столь же благоговейно. Герои Достоевского вошли в западную литературу и живут в ней по сей день - не как уважаемые, но попахивающие нафталином фигуры, а как личности, чьи проблемы остаются насущными для современников. Сам Достоевский о Западе всегда писал с презрением и ненавистью, осуждал Тургенева за то, что тот преклонялся перед Европой, на весь Запад смотрел как на окраину своего огромного отечества. Вся история литературы последних пятидесяти лет - по сути, история приближения и отдаления от Достоевского». В «Новой Польше» - биографическая статья Януша Майхерека об Адольфе Рудницком.

Януш Майхерек

Думать над каждым словом

Беседа с Ксенией Старосельской, лауреатом премии «Трансатлантик»

Премию «Трансатлантик» присуждают выдающимся переводчикам, издателям, т.е. популяризаторам польской литературы за рубежом, и уж кто-кто, а Ксения Старосельская в России действительно сделала и делает очень много.

МОСКОВСКАЯ ВАРШАВА

«Мало кто осознаёт, что и в будни Варшава - тоже очень русская. Да и чему тут, впрочем, удивляться, коль скоро в течение ровно ста лет она была четвертым по величине городом Российской империи. Здесь, на левом берегу Вислы, оканчивались железнодорожные пути с западноевропейской шириной колеи. Чтобы продолжить путешествие, надо было пересечь реку и сесть в вагоны, которые катились по широким имперским рельсам. Для приезжих из Западной Европы Варшава была воротами в Россию». «Новая Польша» приглашает на прогулку по русской Варшаве с Мацеем Новаком.

Мацей Новак

КУЛЬТУРНАЯ ХРОНИКА

• Лауреатом литературной премии «Нике» стала в этом году Ольга Токарчук. Так и хочется воскликнуть: наконец-то! Писательница уже трижды выходила в финал, и трижды ее романы получали призы в плебисците читателей «Газеты выборчей» («Правек и другие времена», «Дом дневной, дом ночной», «Игра на многих барабанах»). Однако лишь последний роман, «Бегуны», обеспечил ей и признание жюри, и читательскую премию.

Эльжбета Савицкая

ДЕНЬ ГОРБАНЕВСКОЙ В ЛЮБЛИНЕ

24 октября 2008 года в Люблинском университете им. Марии Кюри-Склодовской состоялась торжественная церемония присвоения Наталье Горбаневской степени почетного доктора этого вуза. Наталья Ворошильская рассказывает о событиях этого дня, а кроме того «Новая Польша» публикует «Докторскую лекцию» Натальи Горбаневской и рецензии профессоров Ежи Помяновского, Жоржа Нива и Томаса Венцловы.

Наталья Ворошильская

ПОЭТЕССА ГОРБАНЕВСКАЯ ЗАСЛУЖИВАЕТ УЧЕНОГО ЗВАНИЯ

Мнение, вынесенное в заголовок, обходится без вопросительного знака, коим неловкие журналисты снабжают известия о событиях, которые — как учит нас чтение сегодняшней прессы — считаются спорными. Нет никакой спорности уже в самом явлении симбиоза поэзии с наукой. Я утверждаю, что одно лишь послесловие Натальи Горбаневской к ее книге «Полдень» отвечает требованиям к образцовому научному труду, - написал профессор Ежи Помяновский по поводу присвоения Наталье Горбаневской степени почетного доктора.

Ежи Помяновский

СЕВЕРНАЯ СТРЕКОЗА

«Поэтический голос Натальи Горбаневской — голос детский, но упорный; без выспренности, но настойчивый; насмешливый, но верный себе на протяжении полувека. Это человек сопротивляющийся. Тот, кто говорит «нет» насилию, единогласию, власти, палачу, психиатру, вооруженному нейролептиками. Она — поэт сопротивления, но отнюдь не трехгрошовый оратор. Скорее она рассказчица стихов детям. Ее голос, стреноженный невидимыми путами, — это голос, который говорит о страдании и, говоря, унимает страдание.» Так о Горбаневской еишет профессор Жорж Нива.

Жорж Нива

ИЗБИРАТЕЛЬНОЕ СРОДСТВО

Мы принадлежим к одному поколению, сформировавшемуся около 1956 года. Нам пришлось рано определить свое отношение к окружавшей нас «бесчеловечной земле». Наташа выделялась среди ровесников своей полной бескомпромиссностью. Исключенная из университета в 1957 г., она выбрала внутреннюю эмиграцию, а выражаясь точнее — сопротивление. Она сказала себе и другим, как некогда Мартин Лютер: «Здесь я стою, и не могу иначе». Томас Венцлова - по поводу присуждения Наталье Горбаневской титула доктора honoris causa Университета им. Марии Кюри Склодовской.

Томас Венцлова

ВЫПИСКИ ИЗ КУЛЬТУРНОЙ ПЕРИОДИКИ

Минувший год был объявлен в Польше Годом Збигнева Херберта, что принесло невероятно богатый урожай в виде посвященных писателю статей, очерков и даже книг. Ибо автор «Господина Когито» несомненно принадлежит к самым популярным поэтам послевоенного периода - тем более что он входил в число немногочисленных представителей своего поколения, которые никоим образом не вступили в сотрудничество с коммунистическим режимом. Его поздний - сегодня уже легендарный - дебют ознаменовал собой произошедший около 1956 г. перелом в развитии современной польской поэзии, хотя мало кто из исследователей его творчества обращает внимание на то, какую роль в формировании поэтики Збигнева Херберта сыграла лирика Тадеуша Ружевича. Это, впрочем, вопрос не первого плана: с самого начала Херберт широко использовал накопленное к нашему времени культурное достояние, и нетрудно указать многочисленные литературные точки отсчета, откуда исходит созданное им самим.

Лешек Шаруга