Новая Польша 2/2007

КАПУСЦИНСКИЙ — КРУПНЕЙШИЙ ПОЛЬСКИЙ РЕПОРТЕР

В получившей независимость Анголе началась гражданская война. Ее события Капусцинский описал в книге “Еще день жизни” - пишет Мариуш Щигел в воспоминании о писателе и репартёре. - Две следующие книги принесли Капусцинскому международную известность: “Император”, история-притча о величии и падении императора Хайле Селассие в Эфиопии, и “Шахиншах” — о дворе шаха Резы Пехлеви в Иране.

Мариуш Щигел

ПАМЯТИ РЫШАРДА КАПУСЦИНСКОГО

Несколько десятилетий Рышард Капусцинский пытался понять иные народы и культуры, путешествовал, пытался найти ключи к взаимопониманию. И самопониманию. Не только для себя лично. Для человечества – пишет Андрей Блинушов

из рязанского “Мемориала”.

Андрей Блинушов

ИНОЙ В ГЛОБАЛЬНОЙ ДЕРЕВНЕ

С одной стороны, растет глобализация СМИ, но с другой — повышается их уплощенность, несогласованность, хаос – писал Рышард Капусцинский в эссе, посвящёном философии Юзефа Тишнера. - Чем больше у человека контакта со СМИ, тем больше он жалуется на потерянность и одиночество. В начале 60‑х, когда телевидение все еще было в пеленках, Маршалл Маклюэн употребил термин “глобальная деревня”. Маклюэн был католиком, страстным миссионером и воображал себе, что новое СМИ сделает всех нас братьями, живущими в одной общине веры. Это определение Маклюэна, которое сегодня повторяют не задумываясь, оказалось одной из самых крупных ошибок современной культуры. Ибо суть деревни в том, что ее жители хорошо знают друг друга, общаются, делят общую судьбу. Между тем ничего такого нельзя сказать об обществе нашей планеты, которое скорей напоминает бегущую в спешке анонимную толпу в большом аэропорту, толпу взаимно безразличных людей, не знающих друг друга.

Рышард Капусцинский

ХРОНИКА (НЕКОТОРЫХ) ТЕКУЩИХ СОБЫТИЙ

«Уход Лешека Бальцеровича с поста председателя Польского национального банка (ПНБ) закрывает целую эпоху в польской истории — именно в истории Польши, а не экономики или преобразований (...) Бальцерович будет в программе польских школ через 50 и через 100 лет, а кроме Леха Валенсы и, возможно, Тадеуша Мазовецкого ни один из живущих ныне поляков не может быть уверен, что его имя тогда все еще будет упоминаться. Бальцерович полон сил и не уходит на пенсию. Наверняка многие институты, особенно заграничные, будут приглашать его и предлагать ему должности столь же высокие, сколь и престижные. Однако при нынешней коалиции это уже не будут государственные должности в Польше. Демагоги, которых объединяет антибальцеровичевская истерия, не допустят, чтобы во времена их правления компетентность и способности Бальцеровича могли продолжать служить польскому государству».

Виктор Кулерский

ИЗ КНИГИ «ПОСЛЕДНИЕ СТИХОТВОРЕНИЯ»

«Уже в момент смерти Чеслава Милоша было ясно, что его читателей ждет чтение сборника, содержащего поэтические произведения, написанные после выхода «Второго пространства»,- пишет Мариан Сталя и считает «Последние стихотворения» великим художественно-духовным событиям. «Только что вышедший сборник — это первое ознакомление с самым поздним Милошем, с опытом поэта последних лет и месяцев его жизни.» Читателю «Новой Польши» мы предлагаем три из последних стихотворений Милоша в переводе Натальи Горбаневской.

Чеслав Милош

О «ПОСЛЕДНИХ СТИХОТВОРЕНИЯХ» ЧЕСЛАВА МИЛОША

«Последние стихотворения Милоша, когда узнаёшь их впервые, кажутся прежде всего продолжением всего его творчества, созидавшегося на протяжении нескольких десятилетий. Их чтение — это радость встречи не только с великим, но и с хорошо знакомым.» «Новая Польша» публикует выступление Мариана Стали, исследователя польской литературы, посвященное «Последним стихотворениям» Чеслава Милоша.

Мариан Сталя

СТИХОТВОРЕНИЯ

Творчество Янины Кац мало известно в Польше. Она эмигрировала в Данию в 1969 г. и пишет, главным образом, по-датски. Она также переводит на датский польских поэтов и прозаиков. Мы публикуем подборку её стихотворений в переводе Анатолия Ройтмана. В том же номере беседа с Яниной Кац.

Янина Кац

ДЛЯ ТОГО ЛИ ОНА УМЕРЛА?..

Творчество Янины Кац мало известно в Польше. Она эмигрировала в Данию в 1969 г. и там, будучи уже совершенно зрелым человеком, вдруг начала писать – по-датски. Она также переводит на датский польских поэтов и прозаиков. О себе и своём творчестве она рассказывает на страницах «Новой Польши». В том же номере подборка её стихотворений в переводе Анатолия Ройтмана.

КРАКОВ — ГОРОД ДЛЯ НАЧИНАЮЩИХ ПИСАТЕЛЕЙ

Ягеллонский университет в Кракове — одно из самых старинных высших учебных заведений в Европе. Но это и вуз, который откликается на требования времени. 12 лет назад здесь появилась Школа писательского мастерства. Таких школ в Европе всего несколько. Об истории и деятельности этой школы мы беседуем с ее директором Габриэлой Матушек.

ВЫПИСКИ ИЗ КУЛЬТУРНОЙ ПЕРИОДИКИ

Первый за этот год номер краковского “Тыгодника повшехного” оказался вдобавок юбилейным: с 1945 г., когда еженедельник начал выходить, он дожил до 3000‑го номера – пишет Лешек Шаруга в очередных «Выписках из культурной периодики». - Есть что праздновать: на протяжении всего периода коммунизма “Тыгодник” был единственным таким явлением между Эльбой и Камчаткой — католический, независимый (насколько это было возможно при коммунистической цензуре) и открытый, настроенный на диалог. После 1989 г. он остался единственным такого рода изданием, где не приняли решения превратить традиционную газету в иллюстрированный журнал, как это произошло, например, с “Политикой”. “Тыгодник повшехный” сохранил достойную форму издания с “полосами-простынями”, с преобладанием текста над фотографией, не замусоренного рекламой до неприличных пределов. Не знаю, каким чудом он до сих пор прочно держится на рынке. Зато знаю, что без “Тыгодника” я не могу и вообразить себе польское пространство периодической печати, — но, может быть, у меня просто слишком убогое воображение.

Лешек Шаруга

ЛЕТОПИСЬ КУЛЬТУРНОЙ ЖИЗНИ

Важнейшими культурными событиями минувшего года в Польше стали, по признанию критики, следующие. В кинематографии — кинофильмы “Площадь Спасителя” Кшиштофа Краузе и Иоанны Кос-Краузе, “Возврат” Славомира Фабицкого, “Как это делается” Марцеля Лозинского. Лучшие театральные спектакли — “Горные вершины спят...” по произведениям Томаса Бернхарда, режиссер Кристиан Люпа, варшавский Драматический театр; “Тартюф, или Обманщик” Мольера, режиссер Жак Лассаль, варшавский Национальный театр; “Сон в летнюю ночь” Шекспира, режиссер Майя Клечевская, краковский Старый театр.