Новая Польша 12/2007

ЭРМИТАЖ ОСМОТРЕН, ЗАМЕЧАНИЙ НЕТ

«Бессмертный Веничка писал когда-то: “Почему-то никто в России не знает, отчего умер Пушкин, а как очищается политура - это всякий знает”. Применительно к данной статье этот остроумный социологический диагноз следовало бы сформулировать так: “Почему-то никто в Польше не знает стихотворения Семена Гудзенко „Перед атакой”, зато пикантные подробности супружеской жизни автора „Охоты на волков” с Мариной Влади - знают все”». Кшиштоф Гоздовский пишет о польской аудитории русских бардов.

Кшиштоф Гоздовский

ПАЛОМНИК

„В июне 1933 года “Паломник” звучит совершенно иначе, нежели семьдесят лет тому назад – писал Дмитрий Философов в варшавской „Молве”. - Для русской же эмиграции это стихотворение получило свой особый смысл, не имеющий ничего общего с чванливыми представителями земельной аристократии, все равно какой: польской или русской. Мы, эмигранты, стали “безземельными” вовсе не потому, что некоторые из нас потеряли свои поместья, а потому что мы потеряли родину”. В „Новой Польше” - текст эссе выдающегося русского публициста и критика.

Дмитрий Философов

ХРОНИКА (НЕКОТОРЫХ) ТЕКУЩИХ СОБЫТИЙ

В новый Сейм прошли представители 127 профессий, в частности, 76 преподавателей (из них 25 университетских), 65 инженеров и специалистов в 29 областях, 55 юристов, 20 врачей, 19 предпринимателей, 17 историков, 12 социологов, 7 журналистов, 6 крестьян без образования (и 9 инженеров сельского хозяйства). 94 из 460 депутатов - женщины. Средний возраст депутатов составляет 47,7 года.

Виктор Кулерский

НАШ ДРУГ ЕЛЬЦИН

«Ельцин доказал, что русский человек, более того, российский политик и даже российский лидер может быть другом Польши и поляков. На самом деле не кто иной как он демонтировал Советский Союз, подписав с президентами Белоруссии и Украины соглашение о ликвидации СССР в 1991 году. И не побоялся сообщить об этом Горбачеву. С тем чуть инфаркт не случился». «Новая Польша» публикует отрывок из книги Леха Валенсы “Моя Третья Речь Посполитая. Я потерял терпение!”.

ЧЕМ БОЛЬШЕ, ТЕМ ЛУЧШЕ

«Я уверен, что нет таких областей, о которых должны разговаривать прежде всего политики. Реальные проблемы должны решаться в ходе реальных контактов. Конечно, трасса северного газопровода не зависит от дискуссий молодых ученых. Наша задача - сделать так, чтобы представители молодой элиты, в чье образование мы хотим вкладывать средства, не только высказывали мнения, к которым будут прислушиваться, но и принимали решения. Полученные у нас знания помогут им принимать эти решения, избегая острых углов и конфликтов. Я не предполагаю, что все наши слушатели поголовно будут политиками, но понимание польско-российских отношений и причин их обострения пригодится и на уровне директора школы, завкафедрой, координатора программы в неправительственной организации» - говорит в интервью «Новой Польше» Якубом Садовский, директор проекта “Польско-российская школа.

МОИ ВПЕЧАТЛЕНИЯ

«Ехала в школу со смешанными чувствами: с одной стороны, был страх оказаться “не в теме” (зачем, скажите на милость, экономисту лекции по истории, политике и культуре), а с другой стороны, тянуло то, что всегда включается при подобных поездках - желание общаться. Ведь, по-моему, это и есть наипервейшая цель подобных школ, курсов и иже с ними, собирающих вместе подчас очень разных людей» - пишет Екатерина Смирнова, выпускница Польско-российской школы «История – Политика - Культура».

Екатерина Смирнова

ИЗ КНИГИ «ПОЭМА ОТЪЕЗДА»

«В повествовании Мандальяна — экономном, свидетельствующем об исключительном языковом слухе — сосредоточен покой, здесь полностью отсутствует драматизм, как в словах, завершающих книгу: сотвори своё чудо, Всевидящий: сохрани нас в памяти / не такими, какими были, но какими хотели быть», - пишет Лешек Шаруга.

Читайте подборку стихотворений из последнего сборника Анджея Мандальяна в переводе Андрея Базилевского.

Анджей Мандальян

ПОЭЗИЯ БОЛИ

«Последняя книга Мандальяна, «Поэма отъезда» (2007), — это, без сомнения, событие. Скажу честно, именно такой книги я давно ждал. Но предполагал, что она выйдет из-под пера какого-нибудь молодого бунтаря. А она оказалась произведением поэта зрелого, сдержанного. Тут речь не об отказе и отвержении, но об остроте видения и проницательности диагноза, поставленного миру, в котором нам выпало жить». О творчестве Анджея Мандальяна пишет Лешек Шаруга.

Лешек Шаруга

РУССКИЕ ДЕЛАЮТ КАРЬЕРУ В ПОЛЬСКОМ ТЕАТРЕ

«Откуда берется популярность этих произведений, действие которых разыгрывается чаще всего в захолустных дырах где-то на краю света, а героями являются отбросы общества? “Режиссеры охотно обращаются к этой драматургии, потому что она - настоящая, прочно укорененная в европейской культуре и при том замечательно написанная”, - утверждает Агнешка Любомира Пётровская. Тут, как говорится, ни убавить, ни прибавить». Павел Шабровский пишет о русской драматургии на польских и европейских сценах.

Павел Штарбовский

РЕПАТРИАЦИЯ ПРОДОЛЖАЕТСЯ…

„Люди, репатриирующиеся на родину, сейчас представляют собой по большей части второе или третье поколение “поляков с Востока”, родившихся в другой стране, с которой их связывает весь жизненный опыт. В результате даже для самых пожилых из их числа - тех, кого именуют старейшинами, - современная Польша представляет собой уже совсем новую страну”. Беседа с Медардом Масловским, польским генеральным консулом в Казахстане в 20042007 гг.

КУЛЬТУРНАЯ ХРОНИКА

Осенью на нас посыпался дождь всевозможных юбилеев, торжеств и приемов. 8 октября, накануне своего 86 го дня рождения, Тадеуш Ружевич стал почетным доктором вроцлавской Академии художеств. По этому случаю на полках книжных магазинов появился авторский сборник стихов “Учиться ходить” с двадцатью рисунками Эугениуша Гета-Станкевича, выпущенный издательством “Бюро литерацке”. Благодаря академию за присвоенную степень, поэт сказал: “Я любил, люблю и буду любить художников. Художники для меня были и остаются волшебниками, а их мастерские - магическими местами”.

Эльжбета Савицкая

ВЫПИСКИ ИЗ КУЛЬТУРНОЙ ПЕРИОДИКИ

ноябре в варшавском Дворце культуры и науки прошел показ советского и российского кино. Показаны были не только современные фильмы, но и такая классика, как “Броненосец Потемкин”, “Веселые ребята”, “Сталкер”. Когда я это пишу, мне в голову приходит вопрос: как в странах, возникших после распада Советского Союза, отделить то, что в сфере культуры составляет традиции чисто русские и российские, от их собственных национальных традиций. Но это, разумеется, тема для обширного исследования. Пока что займемся тем, что происходит в наше время, причем вовсе не обязательно становится преходящим.

Лешек Шаруга