Новая Польша 3/2006

ПРИШЕЛЬЦЫ НА СЦЕНЕ

27 летний Саша Родионов, автор знаменитой драмы «Война молдаван за картонную коробку», поставленной в Театре.doc, в течение четырех дней готовит вместе с польскими актерами театра «Ad Spectatores» («На зрителей») спектакль о русских и украинцах во Вроцлаве. Будущий спектакль они назвали «Ночь с Doc». О спектакле – в репортаже Изы Михалевич.

Иза Михалевич

ХРОНИКА (НЕКОТОРЫХ) ТЕКУЩИХ СОБЫТИЙ

«Суббота, 17.15, павильон Международной катовицкой ярмарки. На посетителей выставки почтовых голубей обрушивается перекрытие. Польшу облетает шокирующая новость: погибло по меньшей мере 65 человек. По мнению пожарных, шансы найти живых близки к нулю. «К сожалению, жертв будет больше, так как под обломками находятся засыпанные», — говорят пожарные. Президент Лех Качинский объявляет национальный траур, который продлится до среды»

Виктор Кулерский

ЦЕРКОВЬ В КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПОЛЬШЕ (1945-1990)

«История Церкви в коммунистических странах еще не изучена досконально. Она вызывает в памяти те весьма отдаленные времена, когда непростые отношения между светской властью государства и духовной властью Церкви еще не установились. Одновременно это история новейшего времени, когда Церковь как учреждение и как народ Божий вступила в конфликт с такими изобретениями XX века, как тоталитарная идеология, идеократический режим, партия-государство. Новизна коммунистического режима, затруднявшая его понимание, была, конечно, не единственной проблемой. Коммунистический режим был смертельным врагом Церкви и действовал на ее собственной территории — в области веры и верований, обряженных для вящей путаницы в ризы небезызвестного «научного мировоззрения»» - пишет Генрик Возняковский в очерке «Церковь в коммунистической Польше».

Генрик Возняковский

МУЧИТЕЛЬНАЯ ПРИВИЛЕГИЯ БЫТЬ НЕ ТАКИМ ГЛУПЫМ

Новаковский фотографирует старого, уходящего Мрожека. Каждый снимок сопровождается комментарием писателя. Слова звучат с силой, как признания. Они удивляют у человека, который избегает говорить о себе. Этот альбом — по всей вероятности, самая личная книга Славомира Мрожека. В «Новой Польше» - интервью как с героем альбома, так и с автором фотографий.

ВЕРНОСТЬ КРИТИКА, НЕБЛАГОДАРНОСТЬ ХУДОЖНИКА

«Это в нашей литературе пока что встречается редко. Двое людей, писатель и критик, беседуют друг с другом о вещах, которые их больше всего волнуют, интеллектуальных и нравственных, — с таким напряжением, с каким тонущий хватает воздух. Двое партнеров, постепенно открывающиеся нам как живые и мыслящие люди, живущие мышлением и мыслящие о жизни — жизни собственной, жизни литературы и судьбах Польши. Причем они умеют писать об этом так, как мало кто пытался говорить сам с собой даже шепотом, хаотически изливая свои мысли в тайных рукописях» - пишет Эва Беньковская о книге Яна Блонского и Славомира Мрожека «Переписка. 1963-1996».

Эва Беньковская

ДВУХГОЛОСЬЕ

Лешек Волосюк пишет о сборнике стихотворений Натальи Астафьевой и Владимира Британишского «Двуглас», в котором собраны произведения, которые, начиная с 60-х годов, выходили в Польше в переводах ведущих переводчиков. Название сборника имеет двоякое значение: в нем представлена избранная лирика двух поэтов (к тому же мужа и жены) и на двух языках.

Лешек Волосюк

ВЫПИСКИ ИЗ КУЛЬТУРНОЙ ПЕРИОДИКИ

«В выходящем по понедельникам приложении к «Газете выборчей» «Дужи формат» (2005, №48) было напечатано интервью Анны Жебровской с Тадеушем Ружевичем, озаглавленное «Поэт знакомится с target’ом». Спрашивая о поэме «Tempus fugit», журналистка говорит, что «target латыни не знает». Оказывается, слово «target» для Ружевича загадка: «Я не знаю, что такое target... Я думал, это такой английский писатель — Тарджет, о котором я не слышал...»

Лешек Шаруга

ЛЕТОПИСЬ КУЛЬТУРНОЙ ЖИЗНИ

18 января на 92 м году жизни скончался отец Ян Твардовский, замечательный поэт, человек, пользовавшийся необыкновенным авторитетом и симпатией современников. «Будем надеяться, что в небесном отечестве поэтов ценят не меньше, чем мы ценим твои стихи, — сказал в проповеди во время заупокойной литургии архиепископ Юзеф Жицинский. — Он открывал нам христианство евангельской красоты, простоты, детской доверчивости. В восхищении простотой и красотой выражалась его любовь к Богу, к человеку, к Церкви. Он никогда не использовал авторитет Евангелия в тактических играх политиков никогда не стращал еврейским заговором или апокалиптической картиной будущего.

Янина Куманецкая