Новая Польша 11/2006

ХРОНИКА (НЕКОТОРЫХ) ТЕКУЩИХ СОБЫТИЙ

Премьер-министр Ярослав Качинский в Брюсселе во время своего первого зарубежного визита: “Вступление Польши в Евросоюз — это большой успех. Мое правительство считает своей главной задачей использовать тот шанс, который дали нам дотации и европейский рынок”.

Виктор Кулерский

ПОРТРЕТ ПОСТКОММУНИЗМА

«Глядя на посткоммунистические государства, можно сказать, что Польша находится на конце некой оси, характеризующей страны, в которых существует явление посткоммунизма, и устанавливающей их иерархию в зависимости от силы этого явления» – говорит премьер-министр польского правительства в вашингтонской лекции, перепечатываемой «Новой Польшей». «В ходе реформ – говорит Ярослав Качинский, - названных преобразованиями, появились демократические процедуры и учреждения, исчезли ограничения свобод, возникли очень непрочные, но все же демократические механизмы. Были созданы основы рыночной экономики, включая деньги (которых при коммунизме по сути дела не было), благодаря чему сформировался не совсем полноценный, но все же работающий рынок. Однако не было сделано ничего, чтобы перестроить государственный аппарат. Несмотря на введение демократических механизмов, новое государство так и не было создано, а социальная иерархия не претерпела изменений.

Ярослав Качинский

ПОЛЬСКАЯ КЛАССОВАЯ БОРЬБА?

Меня не удивляет привязанность Ярослава Качинского к марксистскому способу мышления, поскольку я сам, как и сегодняшний премьер, будучи студентом на рубеже 60‑х и 70‑х годов неоднократно перечитывал две работы Карла Маркса: “Коммунистический манифест” и “Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта” - пишет известный социолог, депутат Сейма Павел Спевак. - Эта вторая работа, в которой Маркс чрезвычайно точно и подробно анализирует соотношение классовых интересов, представляется мне сегодня особенно интересной. При чтении лекции премьер-министра у меня создалось впечатление, что я читаю весьма похожий текст, с той лишь разницей, что он относится к Польше после 1989 года, а не к Франции периода “весны народов” 1848 года. Качинский выступает здесь как человек, стремящийся к изменению классовой системы. Он говорит, что польская демократия не может достичь успеха, потому что представители одного класса — посткоммунисты — навязали в политике свои правила игры.

Павел Спевак

ХОЛОД С ВОСТОКА

C формальной точки зрения в наших взаимоотношениях ничего чрезвычайного не происходит — Пишет Адам Гжещак о состоянии политических и \кономических дел между Польшей и Россией. - Как говорят в России, «всё нормально» - отмечает автор. - Однако все прекрасно понимают, что положение далеко не нормальное. Особенно производители сельскохозяйственной продукции, на которых чрезвычайно болезненно отразилось российское эмбарго.

Адам Гжещак

СТИХИ ПОСЛЕДНИХ ЛЕТ

Подборка стихотворений из последних книг: «Я» (2004) «Где-то Не Здесь» (2005), «Заноза» (2006). Перевод Анатолия Ройтмана. В том же номере о поэзии Эвы Липской пишет Лешек Шаруга («У нашей трагедии свой гонор»).

Эва Липская

У НАШЕЙ ТРАГЕДИИ СВОЙ ГОНОР

«Это «мы» из ранних стихов по-прежнему остается — сегодня, в эпоху поворота к индивидуализму, — главным лирическим героем Липской, - о поэзии Эвы Липской пишет Лешек Шаруга. - Но первое лицо множественного числа уже не носит характера поколенческого ярлыка.» В том же номере можно прочитать обширную подборку стихотворений из последних книг поэтессы.

Лешек Шаруга

ЛЕТОПИСЬ КУЛЬТУРНОЙ ЖИЗНИ

“Обычное телевидение рано или поздно перестанет существовать, — говорит Камиль Пшеленцкий, глава фирмы, занимающейся дистрибуцией фильмов в Интернете, — поэтому нам надо искать клиентов по-новому. Для начала в интернет-прокате „Нетино” можно будет найти несколько десятков художественных фильмов, в том числе и польских”. Но ассортимент предлагаемых товаров будет расширяться, а сами организаторы хотят пустить в прокат еще и образовательные материалы. Да и у конкурентов зубы становятся всё острее”.

Янина Куманецкая

ВЫПИСКИ ИЗ КУЛЬТУРНОЙ ПЕРИОДИКИ

Несомненно представляющий еврейскую культуру Роман Брандштеттер в ходе своей жизни принял католичество – пишет Лешек Шаруга в очередных „Выписках из культурной периодики”. - Другой поэт, принужденный в 1968 г. к изгнанию Арнольд Слуцкий, называл Польшу своей “оговоркой”. И действительно, когда он начинал писать — а в польском художественном языке он достиг вершин мастерства, — он едва знал язык, в котором обрел себя как поэт и как поляк. Таких программных фигур в культуре Польши и всей Центральной Европы мы найдем множество. Их трудности, связанные с определением своей национальной принадлежности, лучше всего, пожалуй, передает заглавие книга живущего в США поэта и прозаика Генрика Гринберга — “Польско-еврейский монолог”.

Лешек Шаруга