Новая Польша 12/2005

В ПЕРЕВЕРНУТЫЙ БИНОКЛЬ

«Любая революция на следующий день после победы вызывает разочарование. Иначе и быть не может, ибо всякая революция, чтобы быть успешной, неизбежно опирается на нереальные надежды, на требования, не поддающиеся проведению в жизнь, и фантастические иллюзии. И всякая кончается горьким разочарованием. Это не значит, что она неудачна, хотя в обществе она вызывает всяческие огорчения и недовольство. (...) Свобода влечет за собой различные неприятные затраты.» О Польше и Европе с профессором Лешеком Колаковский беседует Ян Скужинский.

ХРОНИКА (НЕКОТОРЫХ) ТЕКУЩИХ СОБЫТИЙ

«Будучи соседями, Польша и Россия должны решить множество важных вопросов. Растут польские инвестиции в России, развиваются торговые отношения между нашими странами. Введение Евросоюзом виз для российских граждан — не наша идея. Мы будем поддерживать все инициативы, облегчающие передвижение между нашими странами. Надеюсь, чаяния большинства российского общества сбудутся, и Российская Федерация станет полноправным членом европейской семьи.» Фрагментом интервью Леха Качинского, новоизбранного президента Польши Виктор Кулерский открывает свой обзор.

Виктор Кулерский

ЭТО СВОБОДНАЯ СТРАНА!

Три рассказа известного польского писателя Марека Новаковского («Дважды Сибирь», «Эрудит», «Живая история» в пероеводе Натальи Горбаневской.

Марек Новаковский

К 70-ЛЕТИЮ МАРЕКА НОВАКОВСКОГО

«Написанного Мареком Новаковским, кажется, так много, что в коротком тексте толком ни о чем и не расскажешь, - пишет Дариуш Новацкий и все же рассказывает. -. Трудно даже установить, сколько книг напечатал писатель, отмечающий в 2005 году свое 70 летие. Только одних названий книг-«премьер» больше пятидесяти — начиная с дебютантского сборника рассказов «Этот старый вор» (1958) вплоть до самого последнего тома прозы «Стигматики», изданного в середине 2005 года.»

Дариуш Новацкий

ЛАБИРИНТ У МОРЯ

«Лабиринт у моря» - Изданная посмертно (2002 г.) книга эссе Херберта о Греции, этрусках и Риме. «Новая Польша» предлагает два эссе из этого сборника в переводе Натальи Горбаневской.

Збигнев Херберт

КАК ОНО БЫЛО С ЭТИМ КРЕМЛЕМ

Жулкевский шел на Москву – пишет Стефан Братковский в эссе «Как оно было с этим Кремлём» - вместе с русскими отрядами. И он, и бояре хотели посадить на царский престол будущего Владислава IV, но эта идея потерпела поражение... в Варшаве — от амбиций Сигизмунда III: король сам хотел стать царем.

Стефан Братковский

ДОБРОДЕТЕЛЬ В ОКОВАХ

«Трудно назвать всех героев «Побегов из Сибири». Среди них встречаются известные имена, такие, как Петр Высоцкий, глава заговора подхорунжих, положившего начало восстанию 1830 г., который вместе с семью товарищами предпринял в 1835 г. неудачную попытку побега. Приговоренный к тысяче палочных ударов, т.е. двукратному прогону сквозь строй пятисот солдат, вооруженных палками, он выжил, прожил еще долгие годы рудничной каторги, а затем поселения (на поселении он зарабатывал себе на жизнь производством мыла) и после четвертьвекового изгнания вернулся в родную Варку». О книге Виктории Сливовской «Побеги из Сибири» - в рецензии Томаша Фиалковского.

Томаш Фиалковский

МУЛЬТИКИ ПО ДОСТОЕВСКОМУ

В начале 1980 х пришло новое поколение молодых польских мультипликаторов, в том числе Петр Думала – пишет Моника Круль. - Художник дебютировал еще в 1976 г., однако его истинным дебютом оказалась выполненная в технике рисунка «Ликантропия» (1981), история о людях, надевших на себя волчьи шкуры. Последовавшие затем фильмы Петра Думалы стали шедеврами польской художественной анимации. Речь идет о фильмах «Кроткая» и «Преступление и наказание», основанных на произведениях Достоевского, и «Франц Кафка».

Моника Круль

ЛЕТОПИСЬ КУЛЬТУРНОЙ ЖИЗНИ

О XV Международном конкурсе им. Шопена, Краковской книжной ярмарке, XXI Международном варшавском кинофестивале, списках бестселлеров и других интересеых событиях культурной жизни пишет Янина Куманецкая.

Янина Куманецкая

ВЫПИСКИ ИЗ КУЛЬТУРНОЙ ПЕРИОДИКИ

«Давно уже я ищу в нашей культурной периодике какой-то серьезной дискуссии по художественным вопросам, - пишет Лешек Шаруга. - Разумеется, один за другим выходят номера журналов, свидетельствующих о возрождении мысли в категориях авангарда. Но все это происходит как бы на полях «мейнстрима», если вообще можно говорить о каком-то главном течении. Впрочем, если над этим задуматься, то ведь в нормальные времена всегда так было: программно-авангардистские журналы в межвоенный период издавались, в конце концов, малыми тиражами и не имели широкого читателя, а их значение в преобразовании художественного дискурса замечали обычно долгие годы спустя, когда они сами уже уходили в историю. То же самое и сейчас.»

Лешек Шаруга