Новая Польша 3/2004

IMAGINE...

«Думаю, что, когда мы говорим о политкорректности, все, включая обвиняемых в таковой, прекрасно знают, о чем идет речь. Верно, однако, что не существует определения ее содержания. Действительно нелегко выделить, что общего между теми разнообразными и бесчисленными ее примерами, какие мы все без труда и колебаний можем привести. Можно, однако, — и, пожалуй, нужно — попытаться определить, в чем тут дело, и постараться объяснить, почему это явление возбуждает недоверие»- пишет Агнешка Колаковская.

Агнешка Колаковская

ХРОНИКА (НЕКОТОРЫХ) ТЕКУЩИХ СОБЫТИЙ

«Группа неизвестных привела в порядок еврейское кладбище в Освенциме, разоренное в начале декабря прошлого года. Кто-то поставил на место 16 старинных надгробий. «Спасибо тому, кто это сделал, кем бы он ни был», — сказал удивленный Артур Шиндлер из освенцимского Еврейского центра. Остается загадкой, как люди, приводившие в порядок кладбище, проникли на него". Об этом Виктор Кулерский прочитал в «Газете выборчей». В «Хронике» – много других интересных фактов.

Виктор Кулерский

ДОСТОЕВСКИЙ — ЭТО ЧАСТЬ НАШЕЙ ЖИЗНИ

«Достоевский старых людей «награждает» детским поведением, соединяет всякого рода противоречия. Отсюда его образы, хотя и не писались для сцены, всякий раз отчетливы и выразительны. Когда я перечитываю Достоевского, то меня не оставляет впечатление, что его романы как бы сегодня написаны».

«Для нас, поляков, Достоевский — религиозный писатель. Причем не православного, а скорее западного мира". С Анджеем Вайдой после постановки им «Бесов» в московском «Современнике» беседует Валерий Мастеров.

Валерий Мастеров

ПРОРОЧЕСТВО, ОБРОСШЕЕ ПЛОТЬЮ

"«Бесы» Вайды — не исторический фильм, хотя в нем удивительно достоверно воспроизведены и атмосфера русского провинциального города прошлого века, и типы русских революционных бесов. У Анджея Вайды вообще свои отношения с историей. Когда он в 1957 году снимает «Пепел и алмаз», в 1976 м — «Человека из мрамора», в 1982 м — «Дантона», а теперь — «Бесов», для него каждый раз речь идет о том прошлом, которое пустило побеги в настоящее". «Новая Польша» перепечатывает рецензию Натальи Горбаневской, написанную для «Русской мысли» в 1988 году.

Наталья Горбаневская

ПОЛЬСКОЕ ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ КИНО 1971-2003

В 1971 г. на Фестивале короткометражных фильмов в Кракове произошла «смена караула» в польском документальном кинематографе. Режиссеров, представлявших «краковскую школу», объединил интерес к новому способу съемки документальных фильмов. Вместо социологического описания они предлагали провоцировать или реконструировать действительность - пишет Катажина Тарас в очерке, посвящённом последнему тридцатилетия польского документального кино.

Катажина Тарас

ВЫПИСКИ ИЗ КУЛЬТУРНОЙ ПЕРИОДИКИ

Прощло 15 лет с начала переговоров «круглого стола», в ходе которых было достигнуто соглашение между коммунистической властью и оппозицией. Самоощущение поляков после лет перемен; отражается ли такое самоощущение поляков в том образе страны, который они создают? – это темы обзора Лешека Шаруги.

Лешек Шаруга

ЛЕТОПИСЬ КУЛЬТУРНОЙ ЖИЗНИ

Монументальные скульптуры Игоря Миторая совершают триумфальное турне по Польше.

В варшавском Национальном музее открылась выставка «Супремус Казимира Малевича. Идет подготовка к 49 й Варшавской международной книжной ярмарке, почетным гостем которой в этом году будет Россия. О тех и других событиях культурной жизни пишет Янина Куманецкая.

Янина Куманецкая

МЕЖДУ УРАЛОМ, ПЕТЕРБУРГОМ И КРАКОВОМ

«Особенно занимала его проблема социальной этики и роль, которую в наше время играют в ее развитии христианские Церкви Европы. Россию он описывал как общество рабов и господ. Вместе с тем он критически относился к русской Церкви, для которой партнером продолжает оставаться исключительно власть". Скончавшегося в июне 2003 года Владислава Аржанухина вспоминает Гжегож Пшебинда.

Гжегож Пшебинда

ИЗ РЕДАКЦИОННОЙ ПОЧТЫ

"С большим, к сожалению, опозданием познакомясь с опусом главного редактора журнала «Наш современник» С.Куняева «Шляхта и мы» (№5 за 2002 г.), сочла своим долгом отозваться на него, поскольку автор ополчается в нем и на меня, и на редактора «Новой Польши» пана Помяновского, и на поляков вообще, искажая всю польскую историю" - пишет Н. Подольская в писье в редакцию "Новой Польши".