Новая Польша 2/1999

Мой путь в мир

«Станиславский никогда, ни на одном из своих «этапов развития» не тормозился, не буксовал. Никогда - какой бы успех или какую бы известность они ему не сулили. Он продолжал свое дело. Поэтому, видимо, его и считали, даже в родимом театре, одни - чудаком, другие - безумцем. Ведь людям свойственно, что-то открыв, освоив, а тем более завоевав, располагаться на этом деле поудобней, как в мягком кресле. А Станиславский продолжал свое дело. Конец его делу-движению пришел только с концом самой жизни. Я же предпринял продолжение его работы в той точке, в которой он ее оборвал» - говорил Ежи Гротовский в 1991 году. «Новая Польша» приводит обширные фрагменты из речи польского наследника Станиславского по случаю присвоения ему титула Почётного доктора Вроцлавского университета.

Ежи Гротовский

Четыре вопроса и четыре ответа Ежи Гротовского

«Гротовского надо смотреть (и видеть), слушать (и слышать). И, вслушиваясь, читать. Четыре обширных цитаты из Выступления 1991 года позволяют читателю услышать его голос. В них нет каких-либо философских сложностей. Но есть некоторые важные сведения о начале пути, есть чисто человеческая тревога о судьбах искусства». О публикуемой «Новой Польшей» речи Ежи Гротовского и о нём самом пишет Натэла Башинджагян.

Натэла Башинджагян