Новая Польша 9/2016

Стихотворения

Перевод Анастасии Векшиной

Гадание на дожде
Девушка смотрит на дождь в открытом окне,
струны дождя сплетаются в разные образы,
это гляденье на дождь — словно ожидание,
девушка словно всю жизнь свою смотрит на дождь,
в струях дождя пытается девушка разглядеть
своего будущего возлюбленного,
может быть, дождь будет милостив к ней
и на мгновение затуманится в образ
будущего возлюбленного,
но дождь вдруг перестает идти,
будто подумал и решил повременить с ответом,
пусть девушка ждет до следующего дождя,
у девушки есть еще время,
девушка теперь сама плачет, словно это в душе у нее дождь
льется,
может быть, в дожде своего плача
увидит девушка будущего возлюбленного
Девушка, которой нравится его галстук
люблю, когда ты теребишь мой галстук,
хочешь освоить узел, распутать узел,
я и сам — тоже такой узел,
у вас галстук кровавый, как жизнь,
всегда приходите в этом красном галстуке,
во мне самом нет жизни,
хочешь сперва освоить мой символ —
начни с освоения меня самого,
посмотрела на часы, опаздывает,
и
мне тоже пора — он застегнул пиджак,
последний раз посмотрел в огонь, темнеющий
в ее каштановых волосах,
она не взглянула на узел галстука,
пока, пока, пошли в разные стороны,
мужчина коснулся галстука,
словно хотел убедиться, что тот не развязан,
но узел всегда остается,
и узел его жизни — тоже
Темная роза
берет ее волосы в руки, вдыхает,
берет ее волосы в губы, впуская
их шепоты в глубь своего тела,
чтобы там шепоты поведали Тайну,
чтобы душа девушки явилась
в глубине его тела и принесла покой,
но ее душа больна
и является в глубине его тела
со своей болезнью,
он слышит, как шепоты этой болезни постепенно
проникают в его тело,
и слышит, как эти шепоты слушает его тело,
смотрит на девушку и видит, что вся она
окутана тенью,
видит, как мрак собирается в ней, густеет,
словно с ее помощью мрак
воплощает свои идеи, странные, загадочные,
ее глаза гипнотизируют его,
словно невидимые звезды,
спрятанные глубоко в темнотах ночи,
никогда не показывающиеся полностью,
но своим ужасным светом
пронизывающие пространства мрака,
мужчина уверен, что девушка любит его
всей своей мрачной бездной
Уборка изнасилования
девушку изнасиловал в парке бродяга,
словно влил в нее ил из заброшенного пруда,
словно набил в нее сухих листьев и мусора
со всего парка,
даже тех, о которых сам парк не помнил,
сколько всего, думает девушка,
девушка потрясена,
все это из нее плывет, вытекает,
словно девушка возвращает весь этот парк,
она хочет как можно скорее выйти из парка,
словно хочет выйти из своего тела
и из души,
словно хочет забыть, что душа и тело
друг с другом соприкасаются,
словно хочет сбежать от границы,
где душа и тело соприкасаются,
дома мать сажает девушку в ванную
и трет ее чуть не до крови,
словно хочет добраться до самой души и душу
тоже вымыть,
перед тем как вытереть полотенцем,
мать встряхивает девушку, словно хочет вытрясти
из нее всю грязь и весь мусор,
и трясет все сильнее, как будто хочет
наконец до души добраться и встряхнуть душу,
девушка надевает чистую ночную рубашку,
телу простить проще, чем душе,
во дворе девушка с матерью
сжигают платье, колготки, трусы, бюстгальтер,
девушка бросила бы в огонь свою душу,
смешала бы ее со своим бельем и платьем
и смотрела бы, сгорит ли она без остатка,
сгорят ли все пятна,
но не все сгорело, остались целые
несгоревшие части,
мать складывает несгоревшие части в сумку,
в эту сумку девушка положила бы и свою душу,
ее несгоревшие части,
мать и дочь стоят над рекой,
словно стоят над Временем,
мать выбрасывает в реку сумку,
словно Времени отдает остатки изнасилования,
тело уже очищено, думает девушка,
но душа — как река, темная, замутненная,
грязная, неизвестно куда плывущая,
неизвестно куда спешащая,
мать уходит с реки,
а девушка все стоит над рекой,
словно плывущее Время, как зеркало,
отразит ее душу и запятнанное отражение
в этой реке утопит