Новая Польша 2/2007

ЛЕТОПИСЬ КУЛЬТУРНОЙ ЖИЗНИ

* Новым президентом Польской Академии наук избран профессор Михал Клейбер, специалист в области механики и информатики. В 2001-2005 гг. М.Клейбер был министром науки и информатизации, сейчас он, в частности, общественный советник президента Качинского. Когда его спросили о задачах, стоящих перед ПАН, он сказал: “Прежде всего проводить исследования на самом высоком мировом уровне. Растить крупных лидеров, учителей, собирающих вокруг себя способных исследователей. Сплачивать сообщество перед лицом серьезных требований. (...) Задач много, но ни одной мы не осуществим, если не найдем, как ускорить карьеру молодых ученых”.

* Важнейшими культурными событиями минувшего года в Польше стали, по признанию критики, следующие. В кинематографии — кинофильмы “Площадь Спасителя” Кшиштофа Краузе и Иоанны Кос-Краузе, “Возврат” Славомира Фабицкого, “Как это делается” Марцеля Лозинского. Лучшие театральные спектакли — “Горные вершины спят...” по произведениям Томаса Бернхарда, режиссер Кристиан Люпа, варшавский Драматический театр; “Тартюф, или Обманщик” Мольера, режиссер Жак Лассаль, варшавский Национальный театр; “Сон в летнюю ночь” Шекспира, режиссер Майя Клечевская, краковский Старый театр. В области серьезной музыки — фестивали: “Шопен и его Европа”; Фестиваль музыки Павла Шиманского — “творчество выдающегося польского композитора среднего поколения получило наконец должную оценку: были исполнены сорок его произведений; мероприятие беспрецедентное и бескомпромиссное”; “Wratislavia Cantans” (“Поющий Вроцлав”). И, наконец, в области изобразительного искусства — выставка “Польская живопись ХХI века” в галерее “Захента”, первая за последние несколько лет широкая панорама современной польской живописи; присутствие польских художников на мировой арене — “участие выставки работ Павла Альтамера в Центре Помпиду, признание журналом „Flash Art” Вильгельма Сасналя самым многообещающим среди художников, значительные достижения Моники Сосновской, Петра Укланского, Артура Жмиевского”; выставка “В Польше, то есть где?” в варшавском Центре современного искусства.

* Премии для самых многообещающих молодых авторов, называемые “Паспортами”, присудил еженедельник “Политика”. Их получили: в области литературы — Яцек Дехнель “за роман „Ляля”, за оригинальное преображение литературных традиций и за свободное владение как прозаическими, так и поэтическими формами”; в области кинематографии — Славомир Фабицкий “за кинофильм „Возврат”, показывающий, как делает нравственный выбор молодой поляк, растущий в современной действительности, за художественную и социальную отзывчивость”; в области театра — Майя Клечевская “за то, что бескомпромиссно и при этом мудро вписывает в классические сюжеты потерянность современного человека, а также за живописное воображение, позволяющее воздвигать на сцене поразительные миры”; в области визуального искусства — группа “Твоживо” (“Материал”) “за искусство, новаторски соединяющее слово и образ, за смелое вторжение со своими работами туда, куда искусство до сих пор не проникало”; в области музыки — скрипачка Агата Шимчевская “за упорство, отсутствие претенциозности и замечательное мастерство”; в области популярной музыки — Фиш и Эмейд (братья Бартош и Петр Ваглевские) “за творческие поиски, формирование отечественных стандартов исполнения, новое определение хип-хопа и последовательный курс „против течения””. И, наконец, звания творца культуры удостоена отмечающая в эти дни свое 80‑летие Мария Янион, великий исследователь польской литературы, обожаемый студентами университетский преподаватель, которая воспитала многие поколения полонистов.

* “Учитель, всех нас научивший современному прочтению романтизма, она показала нам, как должно выглядеть настоящее ученье”, — написал о Марии Янион в связи с ее юбилеем Войцех Орлинский. Торжества были шумными, а настоящим праздником их сделал выход последней книги убеленного сединами автора “Невероятная славянщина”, где Мария Янион размышляет над тем, откуда берутся наши извечные трудности с собственным самоопределением. “Невозможность идентифицироваться с национальным прошлым, — пишет рецензент Анджей Франашек, — может, таким образом, возникать из-за отрыва от славянской мифологии, которую латинские миссионеры считали чем-то худшим, обреченным на искоренение. Наши предки, в принудительном порядке обращаемые в христианство, взирали на свои свергаемые, уничтожаемые, унижаемые божества, и „отголоски этого языческого отчаяния ощущались на протяжении веков — как историческая травма — и не могли исчезнуть без следа в культуре славянских народов””.

* 81-летний поэт Тадеуш Ружевич вновь будоражит общественное мнение своими новыми драматическими произведениями. “Вперед, дева, вперед” — саркастический пастиш молодой польской прозы. “Чихи, история о 13‑й великой реформе театра” — сценический гротеск; “эти тексты вписываются в сатирическое направление, которое прослеживается в творчестве Ружевича с самого начала”, — пишет Ян Столярчик, литературовед и старый друг поэта. “Ружевича, — добавляет знаменитый режиссер Казимеж Куц, — я ценю прежде всего за то, что он сохранил в себе мальчишку-озорника. Он постоянно издевается над миром, который ему противен”. И хотя пьесы Ружевича (за исключением, быть может, “Картотеки”) не часто попадают сейчас на сцену, его творчество, пишет Роман Павловский “остается важной точкой отсчета для поколения его внуков”.

* Среди бестселлеров первое место на сей раз заняла последняя часть трилогии Анджея Сапковского под названием “Lux perpetua”. За ней следует очередной том Богуслава Волошанского “Сеть. Последний бастион СС”: свои обширные познания о II Мировой войне автор теперь использует в романах. А в категории документальной литературы огромным успехом пользуется “Салон 2. Алфавит” Вальдемара Лысяка, который во всём видит зловещие происки темных сил, называемых “салоном”, и находит себе читателей, склонных ко всякого рода подозрительности. На следующем месте после книги Лысяка труд Анджея Пачковского “Польско-ярузельская война. Военное положение в Польше. 13/ХII 1981—22/VII 1983”, “первая достаточно полная монография о военном положении, написанная известным историком. Увлекательное чтение не только для тех, кто все это пережил, — пишет Анждей Ростоцкий. — Я никогда не думал, оценивая военные силы, брошенные против общества, что они были так велики. Из казарм были выведены целых 80 тыс. солдат, танки, БМП и артиллерия. Это надо прочитать!”

* Выход книги “Упражнения в памяти”, последнего тома избранной театральной эссеистики Эрвина Аксера, придал особой праздничности торжествам его 90‑летия. “Режиссер, родившийся в 1917 г. в Вене, не верил ни в модные веяния, ни в силу молодости, — пишет Иоанна Деркачев. — Он не примыкал к глашатаям соцреализма, с недоверием присматривался и к движению студенческих театров. (...) его театр — это прежде всего театр, спасающий и сохраняющий утраченное время, отходящие эпохи, уходящие поколения”. Что не помешало ему, возглавляя на протяжении почти сорока лет варшавский Современный театр, ставить на польских сценах Славомира Мрожека, а также пьесы Уайлдера, Дюрренматта, Фриша, Беккета, Ионеско.

* Первым лауреатом московской Мейерхольдовской премии, присуждаемой за выдающийся вклад в театральную режиссуру, стал польский режиссер Кшиштоф Варликовский, который показал в Москве спектакль “Крум” по пьесе израильского драматурга Ханоха Левина. “Варликовский, — пишет из Москвы Томаш Белецкий, — это один из авторов художественной революции, которая произошла у нас около десяти лет тому назад. Тогда зрители убедились, что спектакль может стать не только развлечением, но и терапией, молитвой, травмой или культовым событием”. На несколько дней Варликовский стал героем московских СМИ, а на церемонии вручения премии был представлен только что вышедший посвященный ему альбом.

* Збигнев Яжина, еще один режиссер варшавского театра “Розмаитости” (“Всякая всячина”), в котором работает и Варликовский, поставил в венском “Бургтеатре” свой вариант древнего мифа о Медее. “Мне было важно, чтобы венская „Медея” стала современной эманацией мифа. Я хотел показать, — говорит Яжина, — каким предстает он в наши времена”.

* За спиной новаторов из “ТР” возникают новые сцены и новые замыслы. В кофейне “Культурная”, пристроенной к варшавскому Драматическому театру, регулярно проходят выступления сламовцев. “Слам — это прежде всего интерактив со зрителями. Комментарий, живая реакция”, — пишет журналистка. Способ подать поэзию, который все чаще заменяет все остальные, но в то же время и втискивается в театральные схемы.

* В Варшаве в возрасте 70 лет скончалась популярная исполнительница песен Данута Ринн.

* Подводя итоги 2006 г. в области музыки, Роберт Санковский пишет: “Минувший сезон в Польше — это два значительных явления. Первое — целый фейерверк фестивальной жизни. (...) Второе явление — возрастание значения альтернативных каналов пропаганды музыки. Альтернативных сегодня, ибо завтра они могут стать доминирующими. (...) Пока что в польском Интернете лучше всего идут шутки, но уже завтра популярность могут завоевать серьезные мастера. И тогда мы сможем говорить уже не о курьезе, а о революции”.

* В Варшаве завершился фестиваль “Watch Docs. Права человека в кино”. Тадеуш Соболевский пишет об этом следующее: “В логотипе фестиваля (...) лающая собака, стерегущая дом. Этот символ прекрасно соответствует тем фильмам, которые были отмечены премиями. Собака не обязана знать, что чем обусловлено, и принимать во внимание исторические обоснования, которыми руководствуется агрессор. Она беспристрастна. Она лишь предостерегает от перехода границы, от нарушения прав человека”.

* Звание “Журналист года” в конкурсе “Гранд-Пресс” получили Томаш Секельский и Анджей Морозовский, авторы программы “Теперь мы” на частном телеканале ТВН. Получая премию, Секельский привел китайский анекдот о разнице между собакой и львом: “Собака бежит за палкой, которую кто-то бросил. А лев следит за рукой того, кто бросил. Такова разница между плохим и хорошим журналистом”.

* Продолжается дискуссия об авторских правах на фильмы и программы, снятые во времена ПНР на государственном телевидении. Тогдашнее беззаботное отношение к собственности мстит сегодня, в том числе и авторам, и в результате неизвестно, кому принадлежат права на самые популярные программы и сериалы. Поэтому, например, невозможно показать самые популярные и по сей день сериалы, снятые в ПНР, такие как “Четыре танкиста и собака”, “Ставка больше чем жизнь”: государственное телевидение, принявшее их как “законное наследство”, не желает их показывать, так как они фальсифицируют историю, но в то же время не желает даже за деньги предоставлять их тем, кто в подобных ситуациях согласен на некоторые поэтические вольности. Противники Польского ТВ требуют создать наконец общедоступный архив и собрать в него все снятые прежде на бюджетные деньги телепрограммы и фильмы. Рассматриваются и другие возможности, но пока что сохраняется патовая ситуация, а Польское ТВ играет роль собаки на сене: сама не ест и другим не даст.

* Двадцать пять лет со дня введения военного положения — это также повод отметить четверть века создания расцветших в то время подпольных структур и организаций. Быть может, самым важным событием в тот период стала организация — уже существовавшего, впрочем, и раньше — подпольного издательского движения. В этом смысле следует вспомнить шумно отметивший свой 25‑летний юбилей, но сегодня уже, разумеется, не существующий “Тыгодник Мазовше”. “„Тыгодник”, — пишет Павел Смоленский, — был таким чудом конспирации, какого прежде не случалось даже с нами, знающими толк в кознях поляками, устраивавшими заговоры против царей, Гитлера и отечественных держиморд. Он был (...) кровеносной системой оппозиционной работы. А также символом свободной Польши во времена порабощения”.

* “Только искусство тебя не обманет” [по-польски “искусство” и “обманет” рифмуются: “штука” и “ошука”] — этот текст с плаката Павла Яродского стал своего рода девизом необычайно любопытной выставки — “Польская живопись ХХI века” в галерее “Захента”. “В этой гигантской экспозиции, — пишет Дорота Ярецкая, — принимают участие 60 художников, представителей нескольких поколений из самых разных мест, живущих и работающих как в Польше, так и за границей. (...) Моравинская, куратор выставки, руководствовалась простым принципом: необходимо показать, что делали польские художники на протяжении последних шести лет. Она отказалась от идеологической или философской постановки вопроса (...) Однако, чтобы все не было чересчур уж просто, она отказалась от чисто технологического определения живописи. Речь идет не об отступлении в эпоху холста, кисти и терпентина, а о том, чтобы увидеть, что сегодня художники думают о живописи. Отсюда несколько растянутые границы жанров на этой выставке. А моменты, когда живопись выходит за свои традиционные рамки, создают на выставке напряжение”.

* В здании Королевского замка в Варшаве открылась выставка “У трона Царицы Польши”, на которой экспонируются сокровища из крупнейшего польского места поклонения Пресвятой Деве Марии — монастыря ордена паулинов на Ясной горе в Ченстохове. “Выставка, — пишет Ежи С. Маевский, — это нечто вроде повествования об истории Ясногорского монастыря через самые ценные предметы, приносимые сюда в дар от средневековья по сей день”.

* На 2007 год известные критики предсказывают: в области литературы это будет “голос новой эмиграции. Польская эмиграция в ЕС — явление впечатляющее, она еще не сыграла в культуре такой роли, как предыдущие волны большой эмиграции. Но такая роль ей безусловно предначертана”. Этот год также должен стать “годом польской популярной литературы. Не объемного романа о духовном состоянии нации, а скорее компактных, жанрово многообразных книг, которым теоретически отведены нижние полки”. В области театра 2007 год должен стать “годом восстановления интереса к частной жизни. После повышенного интереса к жанру политического театра нас ожидает его постепенная эволюция. (...) Короткие истории, экономность формы, сказочность соответственно духу нашего времени — вот те средства, которые будут использовать артисты”. А в области кино — “год первых польских фильмов, снятых за немалые деньги. (...) Новинкой окажется волна исторических картин — это будет первая в свободной Польше столь масштабная попытка кинематографистов померяться с новейшей историей”. В области изобразительного искусства нам обещают “год польских художников за границей. Их присутствие на международной сцене станет еще более интенсивным, чем в 2006 году. (...) Не только мы сами продвигаем и показываем в мире наше искусство. Польские художники все чаще получают приглашения от зарубежных кураторов”. В области музыки это будет “год Шимановского. Сейм утвердил закон, объявляющий 2007 год „Годом Кароля Шимановского”. Следует скоординировать усилия, чтобы Шимановский стал нашей визитной карточкой, подобно тому, как это сделали наши соседи с Яначеком и Дворжаком”. Это будет также “год польской музыки в Интернете. (...) Если и можно где-то найти настоящее и полное отражение отечественной музыкальной жизни, то только в Сети”. И, наконец, на телевидении предполагается “год тематических каналов. На всех крупнейших телеканалах мира уже давно знают, что продукт, удовлетворяющий сразу всех, не удовлетворяет никого. (...) Среди новых тематических каналов уже работает канал ТВН „Война и мир”, предлагающий телезрителям советскую и российскую фильмографию”.