Новая Польша 3/2018

Пять стихотворений

Перевод Нины Кунащи

Полоса тени


Сверканье дня смутилось тенью,
в окне открытом — птицы взмах.
Ах, так? Так снова даль весенняя
и взору в небе нет преград.

А всходы! Поросль! Вот уж истинно
потонем в зелени дерев!
Вдаль, милая, идти и скрыться нам
средь шепота берез и верб.

Шагаем вдаль на годы долгие.
Полжизни минуло?.. Ну, так…
И вот в окошке тень пролетная,
мелькнул и каркнул черный птах.

 

Звезды


Под покровом звездных небес
так молчанье невыносимо…
Потому и нужна мне песнь
и плач, не к лицу мужчине.

Мир подзвездный не обойти,
столько видел, но губы немы.
Муза лет моих тридцати,
причалить где нам?

 

Письмо из тюрьмы


Дочурка, в заточенье я
пишу вот этот лист.
Понурый вечер в ночь гоня,
Вокзальный поезд свистнул,

сереет лоскутами небо
за прутьями окошка,
где воробьи снуют над хлебом —
и схлынут, бросив крошки.

Не страшно, дочь: чья доля — схватка
с несчастьем и бедой,
тому холодная отвага
становится судьбой.

Здесь гаснет время — ты не знаешь, —
как кровь течет из жил…
Счастливой будь, моя родная,
мне, верно, хватит сил,

я ныне сверстник Пилигримов,
иду Изгоям вслед
и переправлю ношу гимнов
на дальний берег лет.

Замарстынув 1940


Cоловей


Соловушка, что ты
берешь за ноты…
Не сплю я. Себе на горе.
Как твою песню
назвать мне, если
нет уменья выразить в слове?

Я б соловья
роднику уподобил,
что к сердцу стремится влагой,
а смерть по сердцу
смычком проводит:
чтоб сгинуло,
чтоб иссякло!

Трель соловьиная,
мука сердца.
Так. Пусть себя истратят.
Та полночь в мае,
ночное скерцо…
Ладно.
За то заплатим.


Тишина


— Скажи, как ты зовешься?
— Тишь.
— Прости, я не дослышал?
— Тишь.
— То ты шуршишь на ветках хрупких
по весне?
то о тебе тоскует соловей,
когда пора расти траве?
— Молчи, гордец, ты встретил тишину.
— Я в гроб тебя с собою заберу.