Новая Польша 7-8/2017

Стихотворения

Семейное предание

Колбаса мояСъедобная моя мамаша Висит на блестящем крюкеи копотью пахнет Недорога и ни разу не была недотрогой –напротив, реалисткой и шла навстречу Я был рожден моей мамашейот неверного юношичто не предохранялсянаверное имел умысела может и не имел опытаМамаша тогда спятила былоа после было обидно Теперь мне хочется естьмоя мамаша висит Итак все внимание на витринучую кактекут они моислюни и сперма Еще минута и войду не колеблясьскажу дайте дайтевот эту Колбасу моюСъедобную мою мамашуненасытного моего детства1965 

Башня

Блажит людским голосом дурна до пределаБашня растущая на трех китах тела Столб крови зеленой ловкой лианойОбвился вдруг вкруг бока драного Снабженный губами как рот пророкаВ слюне светящихся облаков И на небе черном к очевидным словамКлонятся — цифры алфавита славян Тот недалек кто считает что смыслыКириллицы очевидны и чисты Тебе толкую подстилка сфинксаЧто мне предо мной и при мне с афинской Открытой ветру грудью французскимЗакрытой веером велишь читать вслух  

Родина

Ты мудрей чем навершие церквиТы сильней чем сама Римская ЦерковьТы длинней чем транссибирскаяМагистраль и шире Сахары Порядочнее партийной прессыПрекрасна что пожарник в дозореПристрастнее офицера убэковСловно на сносях чутка к боли Честна как резиновая дубинкаЧиста будто жигулевское пивоГруди пара добрых стаканов Нежнее королевы буфетаБожья мать Королева ПольшиБога мать Польская Королева1968

 Пестую эту боль

Пестую эту больявно чтобыоставитьэти стихи на обрезкеславно выдубленнойкожимоей мамы А так кричалакак ее обдирали Прямо по живомупосле чего мягкочтобы не смятьс сетки подкожных нервовотскабливали мясоТакой китайский способпризнаем:очень продуманный1965

 Конец поэзии

Концу поэзии место на черной лестнице доходногоДома смердящего сортиром и капустойОн должен прийти внезапным благословением ножаПод лопатку или лома в висок беглым как amenПри этом управлять танками разъяренного небаКонец поэзии должен наступать быстрее мыслиЧтоб криком смутно означить ярость и скорбьКонец поэзии должен писать с ошибками  Молитва героев

К бедам нашим и нашим бреднямК упорству в безумствах закоснелому Желчному крику наших желанийК нашему дому забытому снами К нашим вечным речам нелепымК нашим любовям отчаянно слепым Сиюминутности всех наших свершенийК ужасу ночи и дневной пустоте К тем нашим мэтрам безнадежно унылымИ к судьям звереющим сиротливо К матушкам седевшим до срокаОт наших смертных невольных грехов К нашему ливеру вялым сердцамК нашим грубым разбитым губам К неизбывному рук дрожаньюИ бесполезным пыткам сознанья Пневме безвоздушного мираК страхам бдительным как будильник Ко всему что щедро отпущено намБудь милосердна ироничная Пани 

Повесть зимней ночи

Дева в дороге сонна и темна ее кровьБела равнина — листа путевого снегВедома пьяной звездой, что в крови зажгласьНесома легендой дорожной Дева в дороге не час и не два в путиА в стержне ручки не два — не три пульсСогретый усердной рукой не перестаетБыть, хотя часы и устают бить Дева в пути упряма и по-прежнему деваХоть наметен смятых листов сугроб— И если луна звездам наперекор вдруг забродитВ крови, закапает с ног То в дорогу — незрима на грани границВедома одной любовью слепой — до техПор, пока пятно засохшей крови на простынеУтром не заметит поэтдекабрь 1969