Новая Польша 1/2018

Хроника (некоторых) текущих событий

• Фрагменты выступления президента Анджея Дуды в связи с праздником независимости 11 ноября в Варшаве (выступление не было опубликовано в печатных СМИ). «Мы должны помнить, что самое важное — это верность отечеству, интересам народа, интересам каждого нашего гражданина. Эти ценности превыше всего. Они важнее наших идейных разногласий. Важнее наших полемик и конфликтов, при этом любая полемика, даже самая принципиальная, должна подталкивать стороны к диалогу и поиску согласия. Только так мы сможем выстроить фундаментальные основы нашего государства». (www.prezydent.pl, суббота, 11 ноября)
• Фрагменты выступления председателя партии «Право и справедливость» Ярослава Качинского по случаю дня независимости 11 ноября в Кракове (выступление не было опубликовано в печатных СМИ). «Мы должны стремиться к национальной консолидации. (...) Разумеется, я не имею в виду тех, кто с выгодой пользовался той порочной системой, от которой мы сейчас решительно отказываемся, не имею в виду людей, одержимых левацкими идеями. (...) Мы сбрасываем сейчас с наших плеч тяжелый мешок камней, который наш народ таскал на себе с 1989 года, мешок с коррупцией, злоупотреблениями, воровством, аморальностью и ненавистью к польскому патриотизму, польскому чувству народного единства. (...) Мы стремимся к идеалу Польши, которая будет гордой, независимой и сильной страной. (...) Мы будем делать все, чтобы общественное самосознание, духовность нашего народа, уверенность в собственных силах и уважение к своей независимости постоянно росли (то есть проводить “перековку”, как сказали бы в сталинские времена – В.К.). (...) Мы должны бороться за наши права. (...) Французам, евреям и многим другим заплатили за ущерб, который они понесли во время Второй мировой войны, а полякам — нет. (...) Это наше требование, и требование абсолютно серьезное». («Польска агенция прасова», 11 нояб.)
• 11 ноября «в Марше независимости, который по традиции прошел в этот день в столице, приняли участие около 60 тыс. человек». («Жечпосполита», 13 нояб.)
• «Во время Марша независимости наши неофашисты шли под флагами с кельтскими крестами. (...) Ни организаторы, ни полиция не реагировали на фашистские лозунги. (...) Из приглашенных на субботний марш зарубежных гостей присутствовали, в частности, Роберто Фиоре, лидер итальянской неофашистской организации “Forza Nuova” (“Новая сила”), а также представители крайне правых организаций из Венгрии, (“HVIM 64” (“Шестьдесят четыре округа”) и “Йоббик”), Испании (“Национальная демократия”) и Словакии (“Наша Словакия”). Специальным гостем марша националистов во Вроцлаве, в ходе которого произошли беспорядки, была Джайда Франсен, лидер крайне правой антииммигрантской и антимусульманской партии “Британия превыше всего”». (Яцек Харлукович, «Газета выборча», 13 нояб.)
• «12 активисток движений “Граждане Речи Посполитой” и “Варшавская забастовка женщин” развернули транспарант “Нет фашизму!”. Их оскорбляли, пинали и оплевывали. (...) “Суки!”, — кричали им проходившие мимо так называемые простые люди. (...) Полтора десятка парней в балаклавах, участников марша, были вынуждены окружить женщин кордоном, поскольку тем грозило линчевание. “Мы хотим Бога”, — таков был лозунг Марша независимости. Но были и другие лозунги: “Белая Европа братских народов”, “Белая сила, Ку-клукс-клан”, “Национал-социализм”, “Все разные, все белые”, “Евреям не место у власти”. Священники, пенсионеры, семьи с детьми, харцеры, студенты, школьники шли бок о бок с неонацистами и расистами. (...) Вы были там! И ваше согласие со всем происходящим — это самое страшное». (Войцех Карпешук, «Газета выборча», 13 нояб.)
• «У итальянцев фашистский марш ассоциируется с походом на Рим. (...) Они очень чувствительны к этой теме, поскольку у них та же проблема. “Как вы могли пригласить Роберта Фиоре?”. Как будто это я его приглашал. (...) Меня пугает не то обстоятельство, что в марше участвовали 60 тысяч человек, меня пугают лозунги, которые сегодня появляются по всей Европе. Меня пугает отсутствие реакции со стороны министерства внутренних дел. А также его запоздалая лицемерная реакция и совершенно непрофессиональное поведение. Вот что страшно», — Ежи Штур, актер, режиссер. («Газета выборча», 7 дек.)
• «За день до (...) Марша независимости мэр Варшавы в очередной раз обратилась к министру юстиции с просьбой запретить “Национально-радикальный лагерь”. (...) С этой же просьбой она обращалась к министру в сентябре прошлого года. (...) В июне прошлого года по распоряжению вице-министра внутренних дел Ярослава Зелинского из программы обучения полицейских был изъят учебник “Преступления на почве ненависти”». (Кацпер Сулёвский, «Газета выборча», 14 нояб.)
• «Марш независимости — это прекрасная инициатива национально-патриотических организаций. (...) Жаль только, что мы обсуждаем различные эксцессы, а не замечательную гражданскую позицию наших соотечественников. (...) Я не оправдываю этих эксцессов, но гораздо большей проблемой мне представляются антикатолические и антиклерикальные призывы, с которыми в нашей католической стране (sic! — Виктор Кулерский) выступают некоторые участники общественной жизни», — депутат Томаш Жимковский. («Жечпосполита», 14 нояб.)
• «Проанализировав записи камер наблюдения на Марше независимости, полиция все-таки решила возбудить несколько дел. (...) Заявления о совершении преступлений уже направили в прокуратуру партия “Современная”, (...) президент фонда “From the depth”, которых оскорбили такие лозунги, как “Евреи, вон из Польши!”». (Изабелла Кацпшак, Гражина Завадка, «Жечпосполита», 14 нояб.)
• «После марша Совет еврейских религиозных общин направил в прокуратуру уведомление о публичном оскорблении группы лиц в связи с их этнической и религиозной принадлежностью. (...) “Мы говорили председателю Качинскому, что на этом марше звучали угрозы и оскорбления в наш адрес, и что это уже серьезная проблема. Я благодарен тем представителям власти, которые все-таки отреагировали”, — рассказал нам раввин Микаэль Шудрих. (...) Леслав Пишевский: “Мы встречались в прошлую пятницу перед шабатом. Беседовали целый час. Председатель Качинский продемонстрировал глубокое понимание ситуации, осведомленность и отзывчивость. Он пообещал, что поможет договориться о встрече с министром внутренних дел Мариушем Блащаком”. (...) Шудрих и Пишевский также поделились с Качинским информацией о том, что в последнее время участились инциденты антисемитского характера». (Дорота Высоцкая-Шнепф, Михал Вильгоцкий, «Газета выборча», 21 нояб.)
• «Это ужасно, когда один гражданин говорит другому: “Тебе здесь не место”. (...) Для большой демократической страны нет ничего хорошего в том, что какая-то группа граждан говорит другой: “Вам здесь не место”. Можно понять, что кто-то вам не нравится, это не смертельно. Но когда мы слышим “Евреи, убирайтесь в Палестину!” — это самое настоящее зло. Мы друг для друга соотечественники — место в Польше есть для всех нас. (...) На наших глазах происходит нечто очень скверное, развивается крайне негативный процесс. Вся эта ненависть по отношению к части граждан Польши. И не только к ним, поскольку она направлена и против иностранных граждан. Это ненависть очень опасна для души Польши», — главный польский раввин Микаэль Шудрих. («Польска», 1-3 дек.)
• «На вопрос агентства “SW Research”, должны ли понести уголовную ответственность организаторы Марша независимости, в ходе которого скандировались антисемитские, фашистские и расистские лозунги, 63,5% опрошенных ответили утвердительно, 18,5% — отрицательно, а 18% не определились с ответом». («Ньюсуик Польска», 20-26 нояб.)
• «На вопрос Института рыночных и социологических исследований, считаете ли вы Марш независимости патриотическим мероприятием, а имевшие на нем место проявления национализма и антисемитизма — несущественными эпизодами, 43,9% опрошенных ответили утвердительно, а 43,7% — отрицательно». («Жечпосполита», 22 нояб.)
• «В субботу во Вроцлаве “Всепольская забастовка женщин”, местный Комитет защиты демократии, движения “Граждане Речи Посполитой” и “Демократическая инициатива”, а также партии “Вместе”, “Зеленые”, “Современная” и Союз демократических левых сил провели манифестацию против “нарастающей волны фашизма, расизма, антисемитизма и ксенофобии”». (Клаудиа Дадура, «Газета Польска цодзенне», 20 нояб.)
• «Еще в 2014 году только каждый пятый поляк заявлял, что слышал по телевизору резкие высказывания против мусульман и украинцев, а сегодня почти половина наших соотечественников слышит в СМИ неуважительные сентенции в адрес исповедующих ислам (на негативные отзывы об украинцах обратил внимание каждый четвертый). (...) В интернете два года назад менее половины поляков сталкивались с травлей евреев, мусульман и украинцев, сегодня же на антисемитские высказывания обратили внимание 75% молодежи, а 80% молодых людей сталкивались с негативными отзывами о мусульманах». (Конрад Войцеховский, «Дзенник газета правна», 11-12 нояб.)
• «На пограничном переходе в Медыке в субботу был задержан Святослав Шеремета, секретарь украинской межведомственной комиссии по делам увековечения памяти участников антитеррористической операции, жертв войны и политических репрессий. У него была немецкая виза, разрешающая въезд в страны Шенгенского соглашения. Запрет на въезд в Польшу был мотивирован якобы антипольской позицией Шереметы. Украинский МИД срочно вызвал польского посла в Киеве». («Газета выборча», 20 нояб.)
• «Восхваление Национальных вооруженных сил (польская подпольная военная организация времен Второй мировой войны, отличавшаяся крайне националистическими взглядами и время от времени взаимодействовавшая с немцами в целях борьбы с Красной армией — примеч. пер.) кончится тем, что нам придется оправдываться как коллаборационистам, сотрудничавшим с Гитлером. (...) Мы говорим украинцам: “Вы не имеете права героизировать УПА”. Они же отвечают: “А поляки имеют право героизировать НВС?”. (...) Лех Качинский знал, что ради построения конструктивного будущего необходимо быть очень сдержанным при разговоре о своих обидах. А все для того, чтобы диалог не превратился в соревнование пострадавших. Нынешний правящий лагерь уничтожает достижения Леха Качинского», — проф. Анджей Фришке. («Ньюсуик Польска», 6-12 нояб.)
• «Украинское правительство не указывает полякам, чьи имена должны носить польские улицы. А поляки рассказывают нам, кто из украинских исторических деятелей хороший, а кто плохой. Польский президент и министр требуют, чтобы люди, которые, по их мнению, занимают антипольские позиции, ушли из украинской политики. (...) Ни один украинский политик, включая президента, не дает оценку взглядам польских политиков на историю и не комментирует работу историков, на которых ссылается власть. Ни один украинец не посоветует вам посыпать голову пеплом и рассказывать вашим детям, что вы были колонизаторами восточных территорий, что до войны на польской части Украины был самый высокий уровень безграмотности в Европе, средневековая нищета, социальное неравенство и угнетение по национальному признаку. А поляки учат нас, как нам относиться к нашей собственной истории. На украинских паспортах никто не собирался размещать, к примеру, виды Перемышля. А на польских планировали разместить изображение Лычаковского кладбища, поскольку это польский национальный символ. Когда-то на Украине очень многие думали, что за нашей западной границей живут наши друзья. (...) Все меньше украинцев говорят: “Польская власть — это еще не вся Польша”. Сейчас, скорее, распространено другое мнение: “Что вам, черт побери, от нас надо? Что вы себе позволяете?”», — Оксана Забужко. («Газета выборча», 18-19 нояб.)
• «Ненависть к разнообразным “чужим” и насилие по отношению к ним приобрели в Польше систематический характер, это уже не просто отдельные эпизоды. Патриотизм, опирающийся на чувство собственного превосходства, на ненависть, насилие и даже простое недоверие, противоречит духу и букве Евангелия. (...) Когда у радикальных националистов появляются свои капелланы, когда на мероприятиях, открыто пропагандирующих ненависть, проводятся богослужения, вся католическая Церковь становится соучастницей этого растления», — Мартин Напюрковский. («Тыгодник повшехны», 12 нояб.)
• «Поляк должен в первую очередь задаваться вопросом, как стать зрелым гармоничным человеком, а не рассуждать без конца, что значит быть поляком», — Кристиан Люпа, театральный режиссер. («Тыгодник повшехны», 26 нояб.)
• «Премьера “Процесса” Кристиана Люпы, самого выдающегося польского театрального режиссера (...), долго откладывалась. (...) Кристиан Люпа не скрывает, что он с ужасом смотрит на происходящее в польской культуре. “Речь не только о театрах и музеях, — говорит он. — Появилась абсурдная концепция создания властью нового образа искусства, его переустройства. Это уже пытались делать коммунисты и фашисты. Казалось, что после событий Второй мировой войны это уже никогда не повторится». (Яцек Чесляк, «Жечпосполита», 15 нояб.)
• «Политическая верхушка, управляющая страной с 2015 года, четко определила свою цель: отменить общественный плюрализм и подчинить жизнь поляков и полек аппарату национального государства», — пишут организаторы форума «Будущее культуры», который прошел 18 и 19 ноября в театре «Повшехны» в Варшаве. Форуму предшествовал цикл дискуссий в Белостоке, Гданьске, Кракове, Люблине, Щецине и других городах. (Петр Косевский, «Тыгодник повшехны», 26 нояб.)
• «Цензура не закончилась вместе с коммунизмом. Сегодня она по-прежнему существует, приобретая иногда более страшные формы. (...) В те времена цензура была институтом государства. (...) Сегодня цензор все чаще обнаруживается в нас самих. (...) Устанешь перечислять проекты, от которых пришлось отказаться, чтобы не оскорблять чувства верующих», — Анджей Понговский, художник-график. («Газета выборча», 13 нояб.)
• «Под руководством проправительственных воевод продолжается смена названий улиц. Меняются школьные программы, списки литературы, экспозиции в музеях. Захваченные ПИС культурные институты уже начали историческое “переобучение”». (Мариуш Яницкий, Веслав Владыка, «Политика», 22-28 нояб.)
• «“Я бы хотел, чтобы дворец культуры и науки исчез из центра Варшавы. Я мечтаю об этом уже сорок лет”, — заявил вице-премьер и министр финансов и развития Матеуш Моравецкий. (...) Вице-министр национальной обороны Бартош Ковнацкий уверяет, что военные смогли бы взорвать дворец. (...) Петр Глинский, вице-премьер и министр культуры и национального наследия, заявил, что он не возражал бы против сноса дворца. Это вызвало жаркую общественную дискуссию — не собирается ли правящая партия отпраздновать столетие польской независимости посредством превращения центра Варшавы в огромный кратер? (...) Антикоммунизм — это состояние ума, охваченного ненавистью», — Кшиштоф Пулавский. («Пшеглёнд», 21 нояб. — 3 дек.)
• «Судя по шуму в прессе, они взорвут дворец культуры и науки. (...) Затем, без сомнения, примутся за Мальборк. (...) После Мальборка — триумфальное возвращение в Варшаву, где будет взорвана царская система водоснабжения и канализации, а заодно и цитадель. Потом можно будет ударить по Вроцлаву и Гданьску, переключиться на Познань, а там и до Щецина руки дойдут. Одновременно оптом взрываем школы, построенные в ПНР к тысячелетию Польши. (...) Что дальше? (...) Взорвемся сами», — Ян Клята, театральный режиссер. («Тыгодник повшехны», 26 нояб.)
• В Беловежской пуще «с применением мощного оборудования уничтожено целое молодое поколение живых деревьев, росших под защитой старых. Полностью уничтожен и подлесок. (...) Места, где работали “харвестеры”, выглядят, словно полигон, по которому ездили танки. (...) Даже через сто лет эти лесные участки не вернутся к своему естественному состоянию. (...) С начала этого года до конца октября вырублено как минимум 170 тыс. кубометров древесины, что в три раза больше, чем ежегодно вырубалось в 2011-2016 годах. Около половины вырубленных деревьев пришлось на участки, охраняемые ЮНЕСКО и законодательством ЕС (древостой, насчитывающий сто и более лет). (...) Сначала это делалось под предлогом борьбы с жуком-короедом, затем (...) под видом мер “общественной безопасности”. (...) Государство теряет на вырубке вдвойне. Во-первых, это имиджевые потери. (...) Во-вторых, государственный бюджет много теряет из-за огромных бессмысленных дотаций из Лесного фонда на содержание трех нерентабельных надлесничеств. (...) Выплачивать в течение шести лет 106,6 млн злотых на поддержку трех надлесничеств (...), которые никогда не будут самостоятельны в финансовом отношении — это самая настоящая халатность», — проф. Веслав Валанкевич, институт биологии Природно-гуманитарного университета в Седльце. («Жечпосполита», 7 дек.)
• «В 2015 году на воле обитало свыше 5 тыс. черных носорогов и 4 тыс. зубров. В Африке выдано разрешение на отстрел всего лишь двух носорогов. В Польше дано разрешение убить несколько десятков зубров. Государственный совет охраны природы выступил против отстрела животных (...), когда надлесничество Кобюр отправило на отстрел шесть молодых, здоровых быков. (...) Из 39 человек, состоящих в совете, 32 было отозвано», — проф. Рафал Ковальчик, директор Института биологии млекопитающих Польской академии наук в Беловеже. («Газета выборча», 27 нояб.)
• «С должности директора Беловежского национального парка вчера была уволена Олимпия Пабиан. (…) Экологи говорят, что причиной увольнения стало ее противодействие планам по отстрелу зубров». («Газета выборча», 16 нояб.)
• «Приехали специально из Гданьска. Искали меня, расспрашивали, как давно я нахожусь за границей и когда буду в Польше. Оставили номер телефона агента Центрального антикоррупционного бюро, который должен будет меня допросить в связи с некими моими действиями, которые якобы нанесли вред музею Второй мировой войны», — рассказывает проф. Павел Махцевич, создатель и теперь уже бывший директор музея Второй мировой войны. («Газета выборча», 30 нояб.)
• «Махцевич уволен, так же, как уволены генералы (около тридцати), послы (62 за последние два года), судьи, директора института книги, института Адама Мицкевича, института киноискусства. Всех, кто сделал что-то хорошее и достойное, вышвырнули, а на их место поставили своих людей», — Даниэль Пассент. («Политика», 6-12 дек.)
• «Военная жандармерия задержала в среду бывшего начальника Службы военной контрразведки генерала Петра Пытеля. (...) Как заявил министр обороны Антоний Мацеревич, (...) Пытелю предъявлены обвинения в связи с его нелегальным сотрудничеством с российской ФСБ». («Жечпосполита», 7 дек.)
• «Генерал Януш Носек, бывший начальник Службы военной контрразведки генерала обвинен в “оказании помощи иностранной разведке”. (...) Задержание генералов вызвало шок. (...) Оба они были начальниками Службы военной контрразведки при коалиционном правительстве “Гражданской платформы” и Крестьянской партии ПСЛ. (...) О задержании генерала Пытеля в его доме под Краковом написала в Твиттере его жена. (...) Генерал Носек не раз говорил, что обвинения в его адрес имеют сугубо политическую подоплеку. От дачи показаний в прокуратуре он отказался». (Войцех Чухновский, Павел Вронский, «Газета выборча», 7 дек.)
• «В Польше заведено как минимум 619 дел в отношении участников демонстраций — об этом говорится в отчете “О действиях аппарата государственного принуждения в отношении граждан, выступающих против неконституционной политики власти, вырубки Беловежской пущи и фашизации общественной жизни в Польше”. Авторы отчета — Агнешка Вежбицкая из “Варшавской забастовки женщин”, Ивона Вышогродская, активист движения “Граждане Речи Посполитой” и Патриция Тоцкая, сотрудник аппарата сенатора Богдана Клиха». (Магдалена Курса, «Газета выборча», 20 нояб.)
• «Границы смещаются на наших глазах. Усиление контроля власти над прокуратурой и общественными СМИ, расширение полномочий спецслужб и рост влияния на суды — все это сужает наши возможности в области личных прав и свобод, а также других прав, предусмотренных конституцией. (...) Складывается впечатление, что по отношению к одним моделям поведения толерантность растет, а по отношению к другим — как раз наоборот. В качестве примера можно привести Марш независимости. С одной стороны, полиция не реагирует на некоторые выходки во время марша, с другой — энергично винтит участников контрманифестации», — Адам Боднар, уполномоченный по правам человека. («Пшеглёнд», 4-10 дек.)
• «Мы очень скоро можем оказаться в полицейском государстве. (...) Когда будет уничтожен механизм, позволяющий в условиях сильного общественного напряжения менять правительства при помощи избирательного бюллетеня, единственным инструментом перемен станет улица. Поляки выйдут на улицу в целях самообороны. А полицейское государство, почувствовав угрозу, будет в них стрелять. И что тогда будет — неизвестно», — проф. Кароль Модзелевский. («Политика», 15-21 нояб.)
• «Проф. Анджей Ледер выдвинул идею построения политического содружества. Она заключается в том, что стороны, которые ненавидят друг друга и не чувствуют между собой никакой объединяющей связи, кроме общих обстоятельств, должны договориться не убивать друг друга и не сажать оппонента в тюрьму». (Ядвига Штабинская, «Дзенник газета правна», 24-26 нояб.)
• «“Свободу люблю и постигаю” — под звуки этой песни 19 октября перед дворцом культуры и науки в Варшаве совершил самосожжение Петр Щенсный. Эта же песня, исполненная вживую, звучала на его похоронах, которые прошли вчера (...) в Кракове. Несколько тысяч присутствующих прощались с “простым неприметным человеком”, который (...) бросил вызов нынешней власти. (...) Службу за упокой души Петра Щенсного отслужил епископ Тадеуш Перонек, фрагменты Евангелия зачитал о. Войцех Леманский, (...) литургию совершил о. Адам Бонецкий. (...) В соответствии с последней волей умершего во время траурной церемонии собирались пожертвования на приюты для бездомных животных». («Супер экспресс», 15 нояб.)
• «“Я, простой неприметный человек”, — эти слова вместе с датой “19 октября 2017 года” находятся на гранитной плите, вставленной недавно в панель площади перед дворцом культуры и науки, рядом с почетной трибуной. Эти слова взяты из манифеста, который оставил Петр Щенсный перед тем, как поджечь себя на этом месте». (Михал Войтчук, «Газета выборча», 16 нояб.)
• «О. Адам Бонецкий утратил привилегию свободно высказываться в СМИ. Теперь он может лишь сотрудничать с редакцией “Тыгодника повшехного”», — сообщил в субботу интернет-портал Польской провинции Ордена мариан». («Газета Польска цодзенне», 20 нояб.)
• «C понедельника специально укрепленные барьеры охраняют Сейм от людей, которые в снег и дождь протестуют перед парламентом в защиту независимости судов. А внутри, невзирая на протесты оппозиции, ПИС с президентом Дудой форсируют два закона, которые, по мнению экспертов, ставят под удар принцип разделения властей. (...) Первая председатель Верховного суда Малгожата Герсдорф в своем выступлении подчеркнула, что ПИС пытается внедрить механизм, “открыто подрывающий независимость судопроизводства”. (...) После нее слово взял Адам Боднар, уполномоченный по правам человека: “На наших глазах происходит смена государственного строя, осуществляемая посредством принятия новых законов, а не изменения конституции”. (...) Боднар заявил, что эти законы “уничтожают столетнее наследие Верховного суда и основы нашей государственности”». (Войцех Чухновский, Лукаш Возницкий, «Газета выборча», 7 дек.)
• Меньше месяца назад президент Анджей Дуда говорил журналистам: «“Право и справедливость” (...) хочет исключить общественный элемент из Дисциплинарной палаты Верховного суда. Я (...) считаю, что общественный элемент в лице избираемых Сенатом заседателей должен присутствовать в Дисциплинарной палате и следить за тем, как эта палата дает оценку деятельности судей. (...) Представителей общественности там должно быть не меньше трех. (...) “Право и справедливость” направила проекты законов в Сейм, не представив их предварительно президенту. (...) В течение недели после скандала в парламенте они были приняты практически насильно. (...) Я не мог одобрить эти законы в их тогдашнем виде. (...) Не мог согласиться с наделением генерального прокурора огромными полномочиями, как это предлагала ПИС. (...) Вопросы формирования Национального судебного совета не должны решаться одной партией. (...) Президент — это не слуга парламентского большинства. (...) Президент — это слуга Речи Посполитой. А Речь Посполитая — это не только парламентское большинство. (...) Реформа системы правосудия, вручающая власть над жизнью и смертью множества людей министру юстиции, одновременно являющемуся генеральным прокурором — это опасная реформа». («Наш дзенник», 10-12 нояб.)
• «Голосами ПИС Сейм принял законы, подчиняющие польскую судебную систему политикам. На следующей неделе их должен одобрить Сенат. Никакой надежды на (повторное — В.К.) вето президента нет». («Газета выборча», 9-10 дек.)
• «Я очень жалею, что это случилось. (...) Рано или поздно польское правительство убедится, что политические, дипломатические, правовые и в конце концов экономические последствия вмешательства в работу судов будут очень серьезными. И тогда изменит свой курс. (...) Польшу ждут проигранные дела в Европейском суде по правам человека и Европейском суде. (...) Нельзя исключать, что Польша может быть лишена права голоса в Совете Европы. А инвесторы начнут нас сторониться. (...) Темп, с которым Польша теряет свою репутацию, ужасает. Когда я занял свою должность пять лет назад, Польша считалась примером для всей Центральной Европы. Сегодня же, как и Россию, Азербайджан, Турцию и Венгрию, ее упоминают среди стран, где нарушаются права человека», — комиссар по вопросам прав человека Совета Европы Нил Муйжниекс. («Газета выборча», 9-10 дек.)
• «В принятой вчера большинством голосов резолюции (438 голосов “за”, 152 — “против”, 71 — “воздержались”) Европейский парламент призвал польское правительство соблюдать принципы законности и демократии». (Артур Ковальский, «Наш дзенник», 16 нояб.)
• «15 ноября Европейский парламент принял резолюцию, в которой, в частности, выразил обеспокоенность предложенной реформой польской системы правосудия. (...) Европарламент призвал польское правительство осудить “ксенофобский и фашистский” Марш независимости. За принятие резолюции проголосовало шесть евродепутатов от партии “Гражданская платформа”. (...) И именно их фотографии повисли в субботу на импровизированных виселицах перед памятником Войцеху Корфанты в Катовице. (...) “Повода для вмешательства не было”, — комментирует подкомиссар Томаш Гоголин, сотрудник пресс-службы воеводской комендатуры полиции в Катовице. (...) После инцидента с виселицами заявление о совершении преступления в прокуратуру направил Комитет защиты демократии». (Дариуш Кортко, Мартин Петрашевский, Томаш Чоик, «Газета выборча», 27 нояб.)
• «После инцидента прошло четыре дня. (...) Полиция “подготовила видеоматериалы, установила фамилии правонарушителей и передала их в прокуратуру”. Прокуратура же объявила, что в первую очередь будут допрошены... евродепутаты, портреты которых повисли на символических виселицах, сообщает радио “Зет”». (Зузанна Домбровская, «Жечпосполита», 30 нояб.)
• «В понедельник Национальный совет правосудия отложил передачу полномочий всем 265 будущим асессорам из списка министра юстиции. (...) “Сомнения вызывают не только формальности при назначении асессоров, но и сами нормативно-правовые акты, на основании которых эти люди попадают в суды. При этом совет не намерен требовать проверки этих норм, поскольку считает это неконструктивным”, — говорит судья Вальдемар Журек, пресс-атташе Национального совета правосудия». (Михал Вильгоцкий, «Газета выборча», 3 нояб.)
• «Суд отменил решение Беаты Шидло. Мотивировка, правда, осталась тайной». «Полковника Яна Монку незаконно лишили доступа к секретной информации, признал воеводский апелляционный суд в Варшаве и отменил все четыре решения премьер-министра Беаты Шидло и начальника Агентства внутренней безопасности Петра Погоновского». (Изабелла Кацпшак, «Жечпосполита», 7 нояб.)
• «Идет замена председателей судов по всей Польше, в соответствии с принятой летом и подписанной президентом новой редакцией закона о судах общей юрисдикции». («Тыгодник повшехны», 3 дек.)
• «Растет количество приговоров по делам о преступлениях против правосудия. Это касается, в частности, ложных показаний, доказательств и обвинений, экспертных заключений, а также нарушений судебных запретов». («Жечпосполита», 1 дек.)
• «Польское правительство не согласилось, чтобы Венецианская комиссия в ноябре прибыла в Польшу с целью контроля за реформой правосудия. (...) В конце ноября Венецианская комиссия представила польскому правительству свое предварительное заключение. “Оба проекта (закон о Верховном суде и закон о Национальном совете правосудия) ставят судебную систему под непосредственный контроль со стороны парламентского большинства, а также главы государства. Это противоречит принципу разделения властей. Венецианская комиссия призывает президента снять свои проекты либо подвергнуть их глубокой и комплексной редакции”, — говорится в заключении». (Лукаш Возницкий, «Газета выборча», 4 дек.)
• «Против изменений в закон о выборах и избирательный кодекс, предлагаемых ПИС, нужно решительно протестовать. (...) В Польше продолжается захват государства, осуществляемый ПИС. Он начался с захвата Конституционного трибунала, продолжился атакой на систему правосудия, теперь на очереди избирательное право. (...) ПИС хочет установить в Польше свою авторитарную власть! И чтобы граждане были у них под сапогом! (...) ПИС располагает большинством в каждой парламентской комиссии, за исключением разве что комиссии по этике. Сейм и Сенат проголосуют так, как надо партии власти, а Конституционный трибунал все это утвердит. На проект закона о выборах, подготовленный ПИС, президент должен наложить вето. (...) Изменив законодательство о выборах, ПИС лишит граждан пассивного избирательного права», — Павел Кукиз, лидер движения Кукиз’15. («Жечпосполита», 6 дек.)
• «То, что мы наблюдаем сегодня — это только законодательное закрепление определенного технологического процесса, строительство правовой системы, которая позволит легализовать свободное размахивание дубинкой», — цитирует Кароля Мозделевского Магдалена Гроховская. («Газета выборча», 25-26 нояб.)
• «Архив Осятынского — это место, где собрана информация и аналитика относительно инициатив этой власти. (...) Профессор Виктор Осятынский в своем устном завещании (...) сказал: “Очень важно скрупулезно фиксировать все действия людей и власти, нарушающие закон. Это может изменить позицию власть имущих, а также избирателей”. (...) Материалы в архиве систематизированы так, чтобы их можно было найти по дате, тематике, разновидности документа, фамилии автора анализа. (...) Пользование архивом бесплатное. Архив содержится на добровольные пожертвования». (Эва Седлецкая, «Политика», 29 нояб. — 5 дек.)
• «“Ни одна страна не может давать оценку реформам, проводимым другой страной, входящей в ЕС. Но у нас есть фундаментальные принципы, охраняемые Хартией ЕС по правам человека и договорами Евросоюза. На страже этих принципов стоит Европейская комиссия и Европейский суд. И мы будем действовать, опираясь на выводы, которые сделает в своей работе Европейская комиссия. В работе, которой руководит вице-председатель Европейской комиссии Франс Тиммерманс”, — заявил президент Эммануэль Макрон в четверг во время совместной пресс-конференции с премьер-министром Беатой Шидло в Париже. (...) “Я очень рада, что господин президент принял приглашение совершить визит в Польшу в будущем году. (...) Для нас это очень важно, поскольку Польша, как и Франция, ценит демократию, свободу, справедливость и солидарность”, — заявила Шидло». (Томаш Белецкий, «Газета выборча», 24 нояб.)
• «Согласно опросу исследовательского института “Pollster”, проведенного 27-29 ноября, 67% поляков считает, что Беата Шидло — это лучший премьер-министр. Всего 15% видят в этой роли Ярослава Качинского, 12% — Матеуша Моравецкого, еще 6% — кого-то другого. 62% респондентов не хотят, чтобы Ярослав Качинский занял пост премьера, и только 24% были бы таким вариантом довольны». («Супер-экспресс», 1 дек.)
• «В пятницу со своей должности была уволена Беата Шидло. (...) Премьер-министром назначен Матеуш Моравецкий. Во вторник новый премьер выступит перед Сеймом». («Газета Польска цодзенне», 9-10 дек.)
• «Мы можем сказать о ПИС немало плохого, однако это первая партия, отказавшаяся от циничной политической практики включения в свою предвыборную программу множества обещаний без какого-либо намерения их выполнять. (...) ПИС показала, что держит слово, по крайней мере в том, что касается ее основных проектов. Выполнение своих обещаний становится стандартом. Любопытно, как поведут себя другие партии», — Пшемыслав Садура. («Пшеглёнд», 20-26 нояб.)
• Под¬держ¬ка пар¬тий: «Право и справедливость» — 38%, «Граж¬дан¬ская платфор¬ма» — 18%, Кукиз’15 — 9%, «Современная» — 8%, крестьянская партия ПСЛ — 5%. Избирательный порог составляет 5%. Опрос агентства “Kantar Public”. («Жечпосполита», 8 нояб.)
• «В странах ЕС средний размер помощи в сфере льгот на детей и семейных пособий составляет сегодня около 10 178 злотых в год. В Польше эта сумма составляет 8 225 злотых. По данному критерию мы находимся на четвертом месте после Франции, Венгрии и Австрии. («Жечпосполита», 24 нояб.)
• «Сегодня 21,9% жителей нашей страны угрожает нищета. (...) По этому показателю мы почти сравнялись с Бельгией (20,7%), Германией (19,7%) и даже Францией (18,2%). Франция тратит на социальные расходы почти 31,5% своего национального дохода, Бельгия — 29%, Германия — 25,3%, (...) наша страна — 20,2%». (Енджей Белецкий, «Жечпосполита», 29 нояб.)
• «Новый сотрудник “Лидла” в зависимости от местонахождения магазина зарабатывает 2550-3000 злотых “брутто”. После двух лет работы кассир зарабатывает уже от 3000 до 3400 злотых “брутто”. (...) Учитель-стажер (после трех лет учебы) в начальной школе получает 2019 злотых “брутто”. (...) На руки он получает около 1550 злотых. (...) Младший библиотекарь с 29-летним стажем работы и средним образованием получает 1655 злотых “нетто”, человек с высшим образованием и 6-летним стажем работы получает вознаграждение в размере 1387 злотых, а через 11 лет эта сумма повышается на 100 злотых. После 38 лет работы библиотекарь зарабатывает уже 1867 злотых. (...) Хранитель музея с кандидатской степенью после 7 лет работы получает 1439 злотых в месяц». (Каролина Новаковская, «Дзенник газета правна», 17-18 нояб.)
• «По данным фирмы “Седляк & Седляк” президент “Ястжембской угольной компании” (с участием государства) Даниэль Озон в 2017 году получает зарплату в размере 132 тыс. злотых в месяц, что в год составляет 1,6 млн злотых. Ежемесячная зарплата среднего поляка составляет 4 тыс. злотых, что составляет в год 48 тыс. злотых. После 4 лет работы пенсия Даниэля Озона будет составлять 5 тыс. злотых, среднего поляка — 155 злотых». («Супер-экспресс», 29 нояб.)
• «Темпы роста польской экономики в 3-м квартале достигли 4,7% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. (...) Среди 20 стран ЕС, которые уже обнародовали данные о своем ВВП за 3-й квартал, нас опережают только Румыния и Латвия. Теми же темпами, что и Польша, развивается Чехия. К самому быстрому за последние десять лет росту потребления прибавилось увеличение объема инвестиций, а также хорошие результаты внешней торговли». («Жечпосполита», 15 нояб.)
• «За эти двадцать лет трансформации польская экономика деградировала. Большинство ее экспорта по-прежнему составляет малопереработанная продукция. Высокопереработанная составляет только 8%, кроме того, она в основном выпускается филиалами западных корпораций. (...) Если наш ВВП не превышает 3%, мы начинаем переживать. Поскольку эти 3% — прибыль зарубежных корпораций. (...) У нас появилась модель зависимого капитализма, при которой люди работают и не зарабатывают. Те, кто не уехал, работают в бедных фирмах, где царят патриархальные нравы, а зарплаты низкие. И все это несмотря на строительство автострад и новых домов, а также появление новых институций», — проф. Тадеуш Клеменсевич. («Пшеглёнд», 13-19 нояб.)
• «Несмотря на то, что государственный долг в 2016 году вырос на 88 млрд злотых (самый большой рост за всю историю), по-прежнему принимаются решения, отягощающие бюджет новыми обязательствами. В будущем году одни только расходы на программу 500+, а также расходы, связанные со снижением пенсионного возраста, превысят 35 млрд злотых (1,8% ВВП). (...) Правительству придется влезть в еще большие долги. Когда через два года прекратится хорошая конъюнктура, деньги просто кончатся, и Польша окажется под угрозой финансового кризиса. (...) Сегодня на 100 работающих человек приходится 35 пенсионеров, но через двадцать лет их количество вырастет до 65. (...) Снижение пенсионного возраста (...) вместе с решением о повышении школьного возраста до семи лет уменьшат количество рабочей силы в польской экономике на 13-15%. В сочетании с неизбежным ростом налогообложения и стагнацией инвестиций (...) это будет означать постоянное торможение развития», — проф. Дариуш Росати. («Жечпосполита», 27 нояб.)
• «В ноябре произошло ухудшение общественных настроений. По данным ЦИОМа, с 49 до 44% уменьшилось количество поляков, считающих что ситуация в стране развивается в лучшую сторону, и с 36 до 40% выросло количество тех, кто считает иначе. По сравнению с октябрьскими опросами ухудшилась оценка респондентами политической ситуации в Польше». («Жечпосполита», 16 нояб.)
• «2016 год был вторым годом подряд, в котором зафиксирован низкий уровень исполнения расходов на многолетнюю программу “Приоритетные задачи модернизации вооруженных сил Республики Польша в рамках оперативных программ”, в ходе реализации которой финансируются ключевые мероприятия по модернизации польской армии. На эти цели удалось потратить 60,3% от запланированной в законе о госбюджете суммы. Расходы на многолетнюю программу “План технической модернизации” не растут. (...) Хотя финансовое исполнение программы находится на относительно высоком уровне (выше 90%), однако эти средства тратятся на задачи, которые не были признаны приоритетными. (...) Сумма выделенных за последние годы и неосвоенных задатков выросла с 5 млрд злотых в 2015 г. до 9 млрд злотых и выше в 2016 г., что обеспокоило Высшую контрольную палату. Задатки на приобретение самолетов для перевозки VIP-персон были выплачены из средств, предназначенных на оборону, за счет других расходов». (Томаш Дмитрук, «Нова техника войскова», №11, 2017)
• «В последние годы в Польше изменилась система командования. (...) Поставлен крест на непрерывности подготовки командного состава. (...) Польские “F-16” размещены всего лишь на двух базах. (...) Пилоты по-прежнему проходят обучение только в США. (...) Никто не планирует приобретения наиболее востребованных наблюдательных систем дальнего действия и определения целей. (...) А без них даже лучшие эффекторы совершенно беспомощны. (...) Вместо новых идей и поддержки современных подходов (...) нынешние власти создают партизанскую армию по образцу почти столетней давности. (...) Министерство обороны перехватило контроль над военной промышленностью, но это не привело ни к чему, что могло бы укрепить ее и открыть к международному сотрудничеству». (Томаш Хыпкий, «Рапорт войско техника обронность», №10, 2017)
• «По мнению министра обороны наша армия “способна защитить польскую суверенность”. Остается надеяться, что нам не представится возможность проверить это утверждение». (Зузанна Домбровская, «Жечпосполита», 16 нояб.)
• «Лидер партии уверен, что Польша в безопасности, что ей не грозит нападение извне, поэтому в соответствии с его волей оборонное ведомство возглавил человек, который готовит правящий лагерь к внутреннему конфликту. А политика нынешней власти вполне может привести к такому конфликту», — проф. Роман Кузняр. («Жечпосполита», 13 нояб.)
• «Министр обороны Антоний Мацеревич выдал себя с головой, выступая перед молодежью, обучающейся перед поступлением на службу в войска территориальной обороны: “Вам выпала самая огромная честь, какую только может представить себе человек — пролить кровь за отчизну. Вы будете защищать Польшу от внешнего врага, если он на нас нападет. И будете защищать Польшу от врага внутреннего, который у нее уже имеется!”». (Станислав Тым, «Политика», 15-21 нояб.)
• «Построить наисовременнейшую тюрьму в Европе пообещал вице-министр юстиции Патрик Який. Исправительное учреждение, которое обойдется бюджету в полмиллиарда злотых, появится в Бжеге в Опольской Силезии. (...) Здание будет занимать участок площадью в 10 гектаров. (...) Стоимость работ составит 500 млн злотых. В тюрьме сможет содержаться до 1500 человек». («Жечпосполита», 30 нояб.)
• «Сегодня ключевые общественно-политические решения принимает человек, который в официальной структуре государства занимает довольно скромное место. Он обычный депутат. Его реальная власть обусловлена той ролью, которую он играет в правящей партии, властью и авторитетом, которыми он в этой партии пользуется. Модель, когда первый секретарь правящей партии занимает ведущее место на политической сцене, а правительство является орудием в его руках, хорошо знакома нам со времен ПНР. (...) Председателю Качинскому необходимо, чтобы ключевые посты в государстве были заняты послушными ему людьми. Однако его совершенно не заботит престиж государственных институтов и авторитет людей, которых он поставил на эти должности», — Александр Халль. («Политика», 29 нояб. — 5 дек.)
• «В конце 2016 года 74% поляков “определенно соглашались” и “скорее соглашались”, что “нашей стране вместо гражданских прав нужен настоящий закон и порядок” (...); 73% соглашались, что “нашей стране более всего нужен сильный, решительный лидер, который победит зло и укажет нам истинный путь”», — проф. Кристина Скажинская. («Газета выборча», 18-19 нояб.)