Новая Польша 2/2018

Заявление польских участников Группы польско-украинского диалога

Новая редакция закона об Институте национальной памяти окажет самое пагубное влияние на польско-украинские отношения и может привести к эскалации враждебности, углубить политический конфликт между нашими народами. Мы рискуем потерять достижения наших добрососедских отношений за последние четверть века, утратить симпатию украинского общества к Польше. Закон также грозит осложнить пребывание в Польше работников и студентов  из Украины, столь полезное и важное для нашей страны.

 

Кроме того, новый закон ставит под удар гарантии соблюдения гражданских прав национальных и этнических меньшинств, в том числе польских украинцев. Наконец, перспектива утраты солидарности наших стран и народов перед лицом агрессивной политики России угрожает безопасности Польши.

 

Особую тревогу вызывают следующие положения закона:

 

1.Введение уголовной ответственности за высказывания и действия, которые «уменьшают степень ответственности реальных исполнителей преступлений» против польского народа, может спровоцировать полное прекращене диалога с Киевом относительно Волынской трагедии, а также привести к тому, что польское государство будет преследовать представителей украинских элит: политиков, историков, ученых и журналистов, без которых невозможно какое-либо сотрудничество между нашими странами. Более того, в опасности окажутся также те польские и заграничные исследователи, которые при обсуждении конфликта 1939-47 гг. обращают внимание не только на преступления ОУН-УПА против поляков, но также на преступления польских формирований в отношении украинцев.

 

2.Приравнивание деятельности украинских националистических организаций к деятельности СССР и Третьего Рейха (ст.1, пункт 1а) является неверным. Советские и немецкие преступления имели совершенно иной юридический и международный статус, как в смысле международного права, так и по своему размаху, поскольку осуществлялись государствами, являвшимися институциональным воплощением двух тоталитаризмов – нацизма и коммунизма. Серьезные сомнения вызывает также подчеркивание коллаборационизма именно украинских националистических организаций, акцент в польском законодательстве не на сути преступления, а на национальной принадлежности его исполнителей. Создается впечатление, что польское государство относится к преступлениям, совершенным украинцами, иначе, нежели к действиям (в некоторых случаях также имевшим признаки геноцида, этнических чисток и т.д.) аналогичных формирований, создававшихся другими народами Центральной Европы, а также к коллаборационизму части поляков.

 

3.Использование в статье 2а закона, касающейся преступлений украинских националистов в 1925-1950 гг., формулировки «Восточная Малопольша» является антиисторическим, а на уровне международных отношений может быть расценено как решение считать территорию, принадлежащую Украине, частью Польши. Введение этой формулировки в польское законодательство противоречит фундаментальным принципам польской восточной политики. А в Украине воспринимается как проявление антиукраинской риторики со стороны Польши.

 

Мы считаем, что дружественные, основанные на взаимоуважении отношения с украинским народом носят сегодня абсолютно ключевое значение для Польши и ее граждан. В этой связи мы призываем как можно скорее скорректировать взрывоопасные и угрожающие этим отношениям нормы закона об Институте национальной памяти.

 

Адам Бальцер, Богумила Бердыховская, Анджей Бжезецкий, Павел Коваль,

Иоанна Конечная-Саламатин, Катажина Пелчинская-Наленч, Павел Пурский,

Кшиштоф Становский, Томаш Стрыек, Пётр Тыма