Новая Польша 2/2017

Стихотворения

Спектакль Входят и выходят.Выходят и входят.По трое.По восьмеро.А то и по тринадцать кряду.Кто-то принёс стулья.Кто-то (вместе с семьёй)Пару столов.Два гроба.Потом все сбежали.Жалко гробов,Они пустые.А ведь пугали,Как будто были набиты.Форма страшит,Идеи смешат. Хотел подключитьсяКакой-то тип с бакенбардами.Вроде, порядочный.Так его не впустили.В конце концовВынесли гробы.И впустили его. Какой был финал! Женский голосПотоком с потолка,По-бенгальски:«Саб бхало».Что значит:«Всё в порядке!»Голос пронзительный, безнадёжный.  Миракль Такой миракль случается, когда хочешь выйти из дома, а ботинок нет.Вот и ждешь (иногда целый месяц), чтоб ботинки вдруг сами тебе на ноги наделись.А уж как наденутся — ну, тут и миракль.Чудо, то есть.Новёхонькие, носочек узкий, в пятках не жмут.Сидят освободительно и безмозольно; порядочный-то башмак — он порядочному и впору (даже без распорок), точно сабля какая на генерале.  Читая в болезни «Доброе утро» Джона ДоннаЯ один из Семи Спящих Братьев:юношей скрылся в пещере и сплю уже 77 лет,значит, осталось 110, чтобы проснуться.        «Кто хочет, пусть плывёт на край земли       Миры златые открывать вдали –       А мы свои миры друг в друге обрели»1.        — Доброе утро, — однажды каждый ответит,       Но там, на далёкой планете,       Где никто не восстанет от сна,       Только зов пробудится в нас:       Мы ведь больше хотели знать,       Чем любить.        — Доброе утро — как тучу средь бури,       Свет откровения скроет напрасное рвенье,       Чтоб перед Богом       Остаться в долгу нам навеки. 

_______________________________

 

Станислав Бараньчак пишет в комментариях

к поэтической антологии «От Чосера до Ларкина»:

«Семь Спящих Братьев, согласно христианской

легенде, — семь отроков из Эфеса

во времена гонений, устроенных

императором Децием, укрылись в пещере

и проспали там 187 лет».

 

 

Как я нашел и потерял друга С улицы пришёл человек и сказал: «Я твой друг».Но я не знал его, я дал ему по морде и спустил с лестницы.Он явился снова и сказал, что отлично меня знает.Что ж — пусть докажет.Он велел мне раздеться догола иДостал из кармана пальто длинные клещи.Сперва содрал с меня кожу, потом по очередиВыложил на стол мои легкие, сердце, желудок, печень.Работал вроде беспорядочно,Зато на совесть.Когда от меня остался голый скелет и только головаБыла еще цела,Человек, сунув руку мне в горло,Ухватил меня за мозги и с силой рванул их к себе.Я взвыл от боли.Он с оскорблённым видом швырнул мои мозги мне в лицоИ, хлопнув дверью, вышел.Так я лишился друга.  Биогра Стихи доносятся сквозь сон.Бормочут тихо,Невнятно. Синтаксический шум.Беззвучное усечениеПриставок, суффиксов, окончаний:Биогра,Биогра,Авто,Фия. Сонные стихи моиНикогда не покидаютПервымиСвоих гнёзд,Берлог,Жилищ. Покорно ждут,Когда их разбудитДух-покровительТерритории. — Что ты делаешь?— Охраняю твои границы. Стихи, еще живые,Не приходят днём.Им больше по нраву ночь,Свет фонариков. Издали это похожеНа налёт светлячков:Кружащиеся огоньки.Вертикальная дрожь.Узкая трассаВсполохов и восторгов. Они стремятся в небо,Желая в нем затеряться.А их тянет к земле,Чтоб они воплотились в снах. Слишком приблизившись — гаснут.Метаморфозы вписаны в завещание.О, знакомые формы.Запахи вырываются из забвенья.Внутренние ритмы поднимают голову. — Что ты делаешь?— Охраняю твои границы.   Ходьба Сначала я делал вид, что меня это не касается,Но вот я упал навзничь, и мне стало не по себе.Лёжа, я вытянул правую руку вверх, зная, что где-то здесьДолжен быть крюк.Действительно, крюк был на месте.Он пробил мне ладонь.Кое-как удалось встать на ноги, но природная леньПомешала мне снять ладонь с крюка.Я замер на месте, и пусть крюк причиняет немалую боль,В сущности, я счастлив — для началаНе так уж плохо.

 


1Перевод Г. Кружкова.