Новая Польша 9/2004

ЛЕТОПИСЬ КУЛЬТУРНОЙ ЖИЗНИ

• Бесценную коллекцию документов, касающихся прежде всего периода II Мировой войны, передали вроцлавской библиотеке «Оссолинеум» Владислав и Зофья Бартошевские. «Я собираю [печатные издания] уже по крайней мере 70 лет. Моя коллекция книг сгорела во время осады Варшавы, и мне пришлось начинать все заново. Тогда я решил собирать свидетельства общественной жизни, — рассказывает Владислав Бартошевский. — Я выходил из дому после комендантского часа и перочинным ножиком вырезал объявления оккупационных властей. Газеты и листовки я прятал в тайники. От этой дурной привычки я не смог избавиться, даже сражаясь в Варшавском восстании. Когда немцы сожгли город, они снова уничтожили большую часть моей коллекции, однако несколько тайников сохранилось, так что после войны я начинал не с нуля».

• В Кракове, в старинном еврейском квартале Казимеже, прошел XIV Фестиваль еврейской культуры. Это одно из самых масштабных мероприятий, проводимых в городе, и один из нескольких фестивалей такого рода, известных во всем мире. На этот раз организаторы включили в программу особенно много образовательных мероприятий — встреч, мастер-классов и лекций. Однако основой фестиваля продолжает оставаться музыка. О ней говорит Леопольд Козловский, называемый последним клезмером Галиции: «Без клезмеров не обходился ни один еврейский праздник (...) Клезмер не столько играет, сколько рассказывает о судьбах своего народа». Фестиваль известен большим разнообразием программы. Его инициатор и многолетний организатор Януш Макух говорит: «Очень трудно однозначно ответить на вопрос, что подлинно, а что нет. Подлинность не поддается определению, это надо просто слышать». А Майкл Альперт, инициатор возрождения еврейской музыки в США и музыкальный консультант фестиваля, добавляет: «В каком-то смысле все мы имитаторы. Единственный подлинный исполнитель клезмерской музыки — это Леопольд Козловский, который родился и воспитывался в мире довоенных галицийских евреев. Он один из последних, у кого эта культура в крови. Но, с другой стороны, (...) естественное развитие ашкеназийских евреев было жестоко прервано. Мы решили возродить [эту культуру]. Для меня критерий подлинности — не происхождение, а желание познать и понять этот мир». В этом году заключительный концерт на Широкой улице, привлекший полтора десятка тысяч человек, транслировался на специально установленном большом экране в Париже, где как раз проходили дни краковского фестиваля.

• Замойские встречи культур дают возможность вспомнить историю и искусство народов, благодаря которым сегодня Замость внесена в список мирового культурного наследия ЮНЕСКО как жемчужина архитектуры. «Мы хотим показать многокультурную Замость, — говорит организатор встреч Марек Колцон. — Начиная с XVI века здесь жили итальянцы, армяне, немцы, греки, русины, шотландцы и евреи. Этих людей уже нет, но остались названия улиц, дома, храмы. Мы хотим напомнить об этом».

• «Новые нью-йоркцы и их друзья» — так назвали презентацию своего творчества в Польше представители чуть ли не всех областей искусства, на протяжении последних 50 лет переехавшие из Польши в Нью-Йорк. Их было много: художники, фотографы, музыканты, литераторы. Их привлекла легенда этого города — горнила рас и культур. Они приземлялись в метрополии, чтобы попробовать свои силы на самом конкурентном и агрессивном в мире рынке искусства. Летом этого года они представили свое искусство на большом культурном фестивале в Варшаве, одним из организаторов которого стало посольство США в Польше. Американский культурный атташе Эндрю Косс сказал: «Фестиваль станет свидетельством истинно американского феномена: можно иммигрировать в США, но продолжать любить свою страну и поддерживать связь как с американской, так и со своей родной культурой». В рамках фестиваля варшавяне смогли посетить около 70 мероприятий — выставки живописи, скульптуры, графики, фотографии, архитектурных проектов, а также концерты, спектакли и киносеансы. Они смогли увидеть картины Анджея Дудзинского, Витольда Качановского, Даниэля Горовица и фотографии его отца — знаменитого Рышарда Горовица. С концертами выступили Уршуля Дудзяк, Михал Урбаняк и замечательный клезмер Дэвид Кракауэр. Прошла выставка архитектурных проектов Даниэля Либескинда, на которой, в частности, были представлены проекты новой застройки на месте разрушенных 11 сентября 2001 года башен ВТЦ. Событием стала премьера спектакля «Замарашка», поставленного по пьесе Януша Гловацкого (автора «Четвертой сестры»), который находится в постоянных разъездах между Нью-Йорком и Варшавой. «Сегодня миром правят СМИ, — сказал Януш Гловацкий. — Они говорят правду или лгут, формируют нас, а если кто-то хочет им противостоять — уничтожают. Об этом и рассказывает „Замарашка”». Добавим, что пьеса была написана в конце 70 х и после введения в Польше военного положения воспринималась как метафора порабощения.

• «Театральный фестиваль в нетеатральных местах» — так определяют свой замысел организаторы Международного театрального фестиваля «Мальта», который в этом году прошел уже в 14 й раз. Познанскими площадями, парками, улицами и заброшенными заводскими цехами на несколько дней завладели артисты из многих стран мира. Как гласила реклама, в рамках фестиваля ежедневно шло 40 спектаклей, и ни на одном из них не было недостатка в зрителях. «Шел дождь, дул ветер, нужно было платить за билеты и искать спектакли в странных местах. Зрители мокли, мерзли, платили и искали. Наконец после уличного празднества с фейерверками пришло время вернуться в театр, хоть это и не всем понравилось», — написала рецензентка «Газеты выборчей» Эва Обрембовская-Пясецкая. «Мы приезжаем сюда за небольшие деньги, — сказал Валерий Минаев, один из руководителей петербургской группы «Лицедеи», — потому что здесь на первом месте художественные проблемы. Этот фестиваль растет, так как он прислушивается к новым веяниям, а другие, задержавшиеся на уровне уличных шоу, хиреют и умирают». «ОФФ ей», единственная премия фестиваля, была присуждена щецинской группе «Подземелье при крипте замка Поморских» за спектакль «Кислород» по пьесе Ивана Вырыпаева. «Это не значит, что мы полностью отворачиваемся от массового зрителя, — сказал директор фестиваля Михал Мерчинский. — Для него было зрелище, организованное по случаю открытия моста Роха, а также оркестр „Баобаб” из Сенегала и вся „Мальта-офф” — небольшие спектакли, шедшие на Рыночной площади каждые полчаса».

• Крупным событием стала премьера нового спектакля Кристиана Люпы «Заратустра», состоявшаяся в рамках Афинского фестиваля в античном Одеоне Герода Аттика на склоне Акрополя. Герой представления — Фридрих Ницше, а материалом послужили его произведения и фрагменты трилогии «Ницше» Эйнара Шлеефа. «Нам годами твердили, что в сегодняшнем мире трагедия невозможна, ибо нет основы, на которую она могла бы опереться, — написал из Афин Марек Микос. — Люпа это опровергает: взяв тексты и биографию человека, провозгласившего смерть Бога, он находит всю драму существования в каждом человеке и создает из этого театр масштаба Эсхила и Софокла». Постановка была осуществлена в краковском Старом театре.

• В цехе Гданьской судоверфи — месте, где родилась «Солидарность», — теперь играют шекспировского «Гамлета» в постановке молодого режиссера Яна Кляты. Спектакль был признан театральным событием. О том, какой ему придается смысл, свидетельствует заголовок напечатанной в газете «Жечпосполита» рецензии Яцека Цесляка «Траурная лента для панны „С”». В восприятии многих зрителей эта панна «С» — погибшая «Солидарность», в данном случае охотно отождествляемая с трагически погибшей невинной Офелией. Спектакль поставлен в гданьском театре «Выбжеже».

• Год Гомбровича в полном разгаре. Театры ставят его пьесы, выставки освещают факты из его биографии, по пирсу в Мендзыздрое во время проходившего там Фестиваля звезд прохаживались четверо переодетых в писателя актеров, а на пляже возле пирса в Гдыне состоялось 24 часовое чтение его произведений. В Витулине, родной деревне писателя, открылся музей Гомбровича. Кроме того оргкомитет Года Гомбровича совместно с «Газетой выборчей» объявил конкурс на лучшее эссе, тема которого сформулирована следующим образом: «Польский дух — ценность или балласт? Должны ли мы изживать свои национальные комплексы или жить с ними, потому что без них мы не будем поляками?»

• В предисловии к новой книге Ежи Помяновского «К востоку от Запада» Леопольд Унгер пишет: «Помяновский — один из немногочисленных (...) популяризаторов и защитников политической идеи (...) которая в упрощенном изложении сводится к „восточной политике” и представлению о месте Польши в мире, изложенному Ежи Гедройцем и авторами „Культуры”». В рецензии на эту же книгу Кшиштоф Маслонь утверждает: «Гораздо существеннее (...) рациональная, весьма критическая оценка польской восточной политики, гораздо важнее то, что автор упорно возвращается к катынскому вопросу — все еще основополагающему в контактах с нашим восточным соседом; гораздо важнее объяснить полякам Россию и те ее проблемы, которые еще Пушкин называл „проклятыми”».

• Станислав Лем, писатель и философ, стал членом Немецкой академии искусств. Лем часто высказывается на актуальные темы. В апреле он писал в газете «Жечпосполита»: «Ничто нас не спасет, кроме спокойных действий, ориентированных на лучшие мировые и польские образцы. Ибо хорошо организованное общество может выдержать самых глупых и слабых властителей, если только они не впадут в безумие агрессии или экспансии».

• Прошло 25 лет со времени самоубийства Эдварда Стахуры — писателя, который в годы поздней ПНР был кумиром бунтующей молодежи. «В своих произведениях он создавал нового героя, в чьем францисканском отношении к жизни и вечном восхищении миром можно было легко разглядеть сходство с идеалами поколения битников», — пишет критик. Стахура был также автором романтических песен, которые он исполнял под гитару. После смерти он почти мгновенно сделался любимцем толпы. В места, связанные с его жизнью, стекалась молодежь со всей Польши. Начали множиться фестивали, посвященные его творчеству (Стахуриады), а переиздаваемые книги мгновенно раскупались.

• В списке бестселлеров на первом месте вновь роман Иоанны Хмелевской — на этот раз «Кошачьи мешки». На второе место вырвалась новая книга Марии Нуровской «Мой друг предатель» — написанный в форме беседы с героем роман о Рышарде Куклинском. Куклинский, герой самого громкого шпионского скандала времен ПНР, передал американцам информацию о планах введения в Польше военного положения. Он умер в США в феврале этого года, незадолго до намеченного переезда в Польшу. На его похороны на варшавское кладбище Повонзки пришли толпы народу. Одни считают его предателем, другие героем. Как бы то ни было, его личность вызывает необычайный интерес. Следующие места занимают романы Катажины Грохоли, Малгожаты Мусерович и Мануэлы Гретковской. В категории документальной литературы наибольшим спросом пользуется книга Иоанна Павла II «Встаньте, пойдем!» и две книги выдающегося философа Лешека Колаковского — «Мини-лекции о макси-проблемах» и «О чем спрашивают нас философы?».

• В Гданьском историческом музее прошла крупная выставка, посвященная роли этого города в истории Польши и Европы. «Выставка, — говорит директор музея Адам Коперкевич, — показывает значение и место Гданьска в культуре и политике Речи Посполитой, а также — поскольку Польша была европейской державой — Европы (...) Многие экспонаты прибыли к нам из других музеев. Особую ценность представляет редко вывозимая за границу коллекция золотых изделий из кремлевского музея. Это дары польских королей русским царям, изготовленные гданьскими ювелирами». Выставка состоит из нескольких тематических частей: «Триумф королей», «Посмертная слава королей», «Миф Гданьска в XIX веке», «Политика — дипломатия — война» и «Слава католической Церкви».

• В белостокской галерее «Арсенал» прошла выставка «Малевич в Польше», на которой были представлены работы современных польских художников, возникшие под влиянием картины Казимира Малевича «Черный квадрат». «Идея выставки ясна, — написала в газете «Жечпосполита» Моника Малковская. — Черный квадрат стал синонимом величайшего переворота в искусстве, последствия которого ощутимы до сих пор».

• В варшавском Национальном музее были выставлены картины Витольда Войткевича, художника, умершего в 1909 г., которого Дорота Ярецкая называет «величайшим художником „Молодой Польши” — самым жестоким и ироничным». Далее Ярецкая пишет: «Иногда непонятно, как относиться к его картинам: иллюстрации это или уже живопись? Воспринимать их как злободневные или универсальные? У меня такое впечатление, что именно в этом и состоит исключительность его живописи — в смешении кодов и введении хаоса в знакомые нам понятия».

• В залах мальборкского замка прошла выставка гобеленов из собрания петербургского Эрмитажа. Гобелены, редко выставляемые за пределами России, в свое время были изготовлены на лучших европейских мануфактурах. Мальборкская выставка — одна из крупнейших в мире за последние годы. «Суровые залы мальборкского замка — прекрасный фон для этой экспозиции», — пишет рецензент.

• В Кракове, а затем и в Варшаве прошла Ночь музеев. В эту ночь каждый мог бесплатно посетить крупнейшие и известнейшие музеи Польши. Курсировавшие в Варшаве автобусы с трудом вмещали всех желающих, а музеи и картинные галереи просто ломились от публики. Ночь музеев продолжалась с 19 часов до полуночи. И хотя эта идея не нова, в Польше она привилась исключительно удачно.

• В этом году Мазовецкий центр культуры и искусства уже в третий раз организовал летний фестиваль «Шопениана». Организаторы сделали ставку скорее на необычный репертуар и форму, нежели на всемирно известных исполнителей. Шопена исполняли «в камерном и оркестровом, джазовом и народном, и даже в оперном варианте, хотя наш национальный композитор не написал ни одной оперы (в программу концерта „Оперы Фридерика Шопена” вошли арии и дуэты из любимых произведений композитора — от Моцарта до Доницетти), — написала Дорота Шварцман. — (...) В планы входил даже показ моды, созданной под вдохновением музыки Шопена». Большинство концертов проходило на свежем воздухе, возле памятника Шопену в варшавском парке Лазенки.

• Приграничный Тешин стал местом проведения одного из самых значительных в Польше кинофестивалей. Фестиваль носит название «Эра. Новые горизонты», продолжается 11 дней, а его сила, как пишет Павел Т. Фелис, «заключается в соединении противоречий. С одной стороны, небольшой городок с домами в стиле модерн (...) с другой — непосредственная молодая публика (...) Гутеку удалось нечто очень важное: вместо еще одного смотра фильмов он устроил настоящий праздник кино, на котором радость и удовольствие от просмотра — не пустые слова». Сам же создатель и директор фестиваля Роман Гутек говорит о своем детище так: «В Тешине я могу показать фильмы, у которых нет шансов попасть в прокат, поделиться со зрителем своими открытиями, тем, что меня восхитило или удивило. Это замечательная, молодая, восприимчивая публика, которую я немного знаю и люблю. Она элитарна, но почему бы и нет? Сюда приезжают любители кино и искусства, киноведы, люди, которые хорошо знают кино и хотят о нем поспорить (...) Я сознательно выбрал маленький город и каникулы. Мне хотелось, чтобы люди смогли отключиться от ежедневных занятий и жить только кино. Тешин — не самый маленький городок, но здесь все ближе друг другу. Кроме того здесь все дешево, даже если на время фестиваля жители немного поднимают цены». В этом году победительницей фестиваля стала французская дебютантка Элеонора Фуше, чей фильм «Вышивальщицы» завоевал главную премию. Фильм француженки — это красивый, классически снятый рассказ о зарождающейся дружбе.

• Антинобелевские премии, присуждаемые за самые абсурдные идеи, изобрели в 1991 году американцы. Теперь эту мысль подхватило краковское издательство «Знак», которое совместно с радио RMF FM присудило польские антинобелевские премии. Первую премию получила автомобильная эстакада, на которую нет въезда, построенная на пути из Вадовице в Суху-Бескидску. Вторая премия досталась государственным деятелям, создавшим печально известный в Польше Национальный фонд здравоохранения. Третье место занял полицейский из Гижицка, отправивший доверенные ему для проверки подлинности банкноты в варшавский Институт криминологии... почтовым переводом.