Новая Польша 2/2014

МЕСТЬ ЧИНОВНИКОВ

Ограничение свободы частных предприятий это результат стремления чиновников контролировать людей, что, в свою очередь, создает им благоприятные условия для взяточничества — говорит Мечислав Вильчек.

— Больше ли сейчас экономической свободы, чем 25 лет назад, когда вы ввели закон, названый по вашему имени «законом Вильчека»?

— После введения этого закона, когда он начал действовать, свободы было больше, чем теперь. Хотя, справедливости ради замечу, что нынешняя ситуация обусловлена совсем другими обстоятельствами, наступили другие времена — экономика стала сложнее, мы ведь уже часть Евросоюза. Но в любом случае Польше очень бы пригодилось побольше экономической свободы.

— Экономические проблемы, которые стояли перед вами в 1988 году, были огромными. Вы не боялись «импровизировать» ?

— Экономика разваливалась, проблемой был также неизбежный при либерализации экономики рост безработицы. Но именно благодаря свободной экономике нам удалось пройти через эти испытания без особых потерь.

— Именно тогда произошло польское экономическое чудо.

— Да. Вы только представьте, в течение всего нескольких месяцев появилось 2 миллиона предприятий. Без какой-либо помощи, без программ поддержки, без всяких льготных периодов. Более того, эти люди создали шесть миллионов (!) новых рабочих мест. Это был феномен, это было просто потрясающе.

— Было ли это следствием вашего закона?

— Не будем приписывать всех заслуг исключительно этому закону, но он «открыл двери», стал катализатором трансформации. Люди подняли головы. Например, ремесленники могли, наконец, оборудовать свои мастерские так, как хотели, могли конкурировать на рынке, продавать свои услуги или продукты в нормальных условиях. Это был перелом.

— Закон Вильчека насчитывал немногим больше 50 статей. В действующем законе о свободной экономической деятельности их более 110. Почему?

— Это месть чиновников. Именно они в результате либерализации экономики оказались в самом большом проигрыше. Чиновники обожают контролировать людей. Они не любят, когда люди свободны и независимы. Поэтому ограничивают свободу. Чиновники управляли рынком, руководили мелкими предпринимателями, им не нравились несущие свободу перемены. Это явление зашло так далеко, что официальная политика по отношению к частному сектору базировала на двух приципах: ограничивать и вытеснять.

— А зачем чиновникам контроль, или они просто хотят иметь влияние на фирмы?

— Не просто. Имея власть над экономикой и предпринимателями, чиновники могут брать взятки.

— Есть ли шансы, что в Польше опять появится больше свободы?

— Конечно. В принципе я оптимист и считаю, что Польша избрала правильную дорогу и справляется очень хорошо. Это происходит благодаря предприимчивым людям, благодаря тому, что когда-то возникли те два миллиона новых фирм, о которых уже была речь. Более того, в нашей экономике улучшается структура собственности.

— В каком смысле?

— Во всем мире, например в США или в Англии, именно мелкие предприниматели являются силой национальных экономик. Это они наиболее устойчивы к кризисам, наиболее эластичны, инновационны. Именно малые и средние фирмы составляют соль экономики. Потому мы должны беречь их, как зеницу ока. Нельзя их преследовать. В Польше сложилось неправильное отношение к частным предприятиям. К счастью, их не обвиняют во всех наших бедах, но атмосфера вокруг них нехорошая: в воздухе словно висит мысль - было бы лучше, если их было как можно меньше.

— Наше государство относится к ним враждебно?

— Да, но ведь это глупо. Опасения чиновников, что большинство фирм хотят обмануть государство, обойти право, что они просто недобросовестны, не имеют никаких оснований. Также безосновательны претензии, что весь сектор предпринимательства в 80-х и 90-х годах был приватизирован за счет публичной собственности. Назовите мне хотя бы 10 таких фирм.

— Вы гордитесь законом, который ввели в жизнь?

— Я никогда не утверждал, что это была исключительно моя заслуга. Не стоит забывать, что закон принимал Сейм, а перед этим его утвердило правительство премьера Мечислава Раковского, которого я считаю прогрессивным политическим деятелем. Таким образом, это был результат коллективной работы, хотя, действительно, мое участие в этом процессе было очень велико. Меня удивило, как быстро этот закон прошел через Сейм. Он шел как лавина. Я был финансово независим, остр на язык и использовал тогда все свое влияние.

______________________________

Мечислав Вильчек — предприниматель, юрист и химик, инициатор и автор многих патентов в области химии. Был министром промышленности ПНР в 1988-1989 годах, благодаря его инициативе 23 декабря 1988 года был принят закон либерализации экономики. Лауреат Премии Киселя 1990 года.