Новая Польша 12/2017

Из эмигрантской жизни. Случай Ирины Коверда

Девушка, о которой пойдет речь в этой публикации, носила известную фамилию Коверда. Ирина была сестрой Бориса Коверды (1907—1987), который знаменит тем, что застрелил советского полпреда Войкова. Но родство сыграло злую шутку: Ирина стала жертвой авантюристов.
Итак, 7 июня 1927 г. эмигрант Борис Коверда смертельно ранил представителя СССР в Польше Петра Войкова. Жертва была выбрана не случайно — имя убитого прочно ассоциировалось с участием в расстреле царской семьи и красным террором. После громкого судебного процесса Коверда стал одним из героев сопротивления большевизму. Уместно привести строки Бальмонта:


…И да запомнят все, в ком есть
Любовь к родимой, честь во взгляде,
Отмстили попранную честь
Борцы Коверда и Конради.


Или вспомнить, что другой поэт — Марианна Колосова — назвала Коверду «русским рыцарем». В Русском Зарубежье печатали открытки с изображением Бориса1, ему собирали деньги2 Также энтузиасты предлагали помочь проживавшей в Вильно (теперь Вильнюс) семье осужденного. «У нас дома бывали такие периоды, что продавалось все, так как не на что было жить. Было время, когда только брат Борис нас содержал», — говорила Ирина на суде3.

В документах Центрального комитета по обеспечению высшего образования русскому юношеству за границей (так называемый «Федоровский комитет») хранится дело Ирины Сафроновны Коверда. Оно небольшое, всего два листа. Один лист — копия свидетельства об окончании русской гимназии (лицея) Л. Поспеловой в Вильне. Из него следует, что Ирина родилась 10 января 1909 г., православная. В 1927 г. поступила в гимназию Поспеловой и через год решением педагогического совета была переведена в 8-й класс. На копии указано «Париж, 1 ноября 1928 г.». Составлено на французском языке4. Ничего удивительного, документы об образовании были нужны всем эмигрантам.

Но другой лист в деле Ирины гораздо интереснее. Это письмо, сообщающее об одном эпизоде из жизни семьи Коверды. Автор машинописного текста — некто М. Яковлев. О его жизни нам ничего неизвестно. Судя по многочисленным ошибкам в тексте, можно предположить, что он не получил систематического образования. Адресат письма — С.П. Мельгунов (1879—1956), известный историк, политический и общественный деятель. В документе упоминаются и другие политики Зарубежья: И.П. Алексинский (1871—1945), хирург, близкий генералу Врангелю и великому князю Николаю Николаевичу; А.Н. Крупенский (1861—1939), видный монархист; М.М. Федоров (1859 — 1949), глава комитета, помогавшего эмигрантской молодежи.
Следует отметить интересную деталь. Автор письма сравнивает афериста, взявшегося опекать Ирину Коверда, с «атаманом Дергачом». В работе П.Н. Базанова приводятся сведения об атамане с таким прозвищем, который в 1920-е годы был одним из лидеров антисоветских повстанцев Белоруссии, а позднее присоединился к известной организации Братство Русской Правды (БРП). Напомним, что БРП вело законспирированную работу в СССР, пыталось создать повстанческое движение. Летом-осенью 1928 г. в русской колонии Вильна разгорелся скандал: газета «Новая Россия» (издатель есаул М.И. Яковлев) обвинила местных братчиков во главе с «атаманом Дергачом» (В.В. Адамович) в растрате и содействии коммунистам в убийстве братчика Трайковича5.

Но почему Яковлев вдруг вспоминает виленские дела? Возможно потому, что автор письма и редактор «Новой России» — одно и то же лицо6? Скорее всего, это соответствует действительности и необходимо сказать, что Бориса Коверду и есаула Яковлева связывали приятельские отношения. В конце жизни Коверда вспоминал, что получил пистолет и патроны для покушения именно от Яковлева7. Возможно, что есаул хотел помочь сестре своего приятеля. А может с помощью парижских политиков, используя громкое имя «Коверда», хотел повлиять на разрешение конфликта с БРП?
К сожалению, сложные отношения в Русском Зарубежье не всегда отличались благородством и дальнейшую судьбу И.С. Коверда еще предстоит изучить исследователям.
Письмо хранится в архиве Дома Русского Зарубежья8. Орфография и пунктуация оригинала сохранены. Например, в тексте встречается различное написание фамилии Коверда: через «о» и — в белорусский традиции — через «а». Сокращения в тексте раскрываются в угловых скобках. Публикуется впервые.

Париж дня 21-го января 1929 года.
Милостивый Государь,
Господин Мельгунов!
Обращаюсь к Вам, как к русскому общественному деятелю, по нижеследующему вопросу. Как Вам наверное известно в Париже находится в настоящее время Ирина Каверда, сестра Бориса Каверды. В своем письме я коснусь некоторых интимных сторон жизни этой девушки, надеясь, что это останется между нами. После суда над Ковердой, некая М<ада>м Р. Вступила в переписку с Анной Антоновной Каверда и, выражая свое сочувствие и чувства симпатии и соболезнования, просила отпустить Ирину к ней в Париж, где Р. обещала помощь и содействие по устройству Ирины Каверды в Университете. Каверда приехала в Париж. Положение создалось такое, что Каверда должна была оставить дом Р. Причины, как мне передали, были следующие: Р. ведет широкий и свободный образ жизни и вместо науки начали даваться советы хорошо устроиться в жизни, ко всему этому нашелся с ухаживаниями богатый грек.
Уйдя от Р. девятнадцатилетняя девушка осталась без средств и совершенно одна в Париже. В настоящий момент Каверда живет у некой Госпожи Авенариус. Это рекомендация г<осподи>на И. Алексинского. Тяжелым положением Каверды неприминули уже воспользоваться некоторые «эмигранты» и в том числе некто Мыслин. Я не буду передавать всей грязи, интриг и сватовства, вернее посредничества в этом деле и той роли Мыслина, будучи глубоко уверен, что заинтересовавшись этим делом Вы из первоисточника узнаете все гораздо подробнее и точнее. Не обошлось и без сборов пользу Каверды. По сведениям Г<оспо>жи Авенаирус Мыслин уже успел получить, выдавая себя за «опекуна» Каверды, от г<осподи>на Крупенского 300 фр<анков>.
Ко мне обратились за помощью. Несомненно я сделаю все, что в моих силах но здесь я свежий человек и притом в силу моей болезни я временно не выхожу из дома. Я решил обратиться к Вам, в надежде, что Вы имея связи в русских кругах поможите9 с своей стороны Ирине Каверда.
Сегодня я узнал о том, что существуют стипендии и это всецело зависит от г<осподи>на Федорова. В настоящий момент Каверда живет на рю Труа-Порт 14 Пар<иж> 510.
Хотя это и не тема моего письма, но всеже скажу несколько слов о Мыслине. Это ценное приобретение, которое протежирует г. Алексинский <–> Дергач № 2. В Вильне он также занимался «сборами» в казну11, был опекун Трайковича и разорил мальчика, а затем выслан из Вильно за связь с агентом Г.П.У. неким Л. О чем сообщалось в польской и русской прессе.
В настоящем я считаю положение таковым, или нужна немедленная и постоянная помощь, или девушку надо отправить обратно домой.
Примите уверения в совершенном к Вам уважении Подпись М. Яковлев.


1См., напр.: В Польше // Последние новости № 2325. 04.08.1927. С. 1.
2Вовк А.Ю. 14 пожеланий Борису Коверде [Электронный ресурс] http://beloedelo.ru/researches/article/?455.
3Русская эмиграция в борьбе с большевизмом / сост. С.В. Волков. М., 2005. С. 231.
4АДРЗ. Ф. 13, оп. 2, ед.хр. 3915. Л. 2.
5Базанов П.Н. Братство Русской Правды — самая загадочная организация Русского Зарубежья. М., 2013. С. 167, 168.
6Яковлев Михаил Ильич (?—1941), штабс-капитан артиллерии, в Добровольческой армии и ВСЮР, командир Волчанского отряда (сент. — окт. 1919). Летом 1920 г. командир бригады в польской армии и в 3-й Русской армии, заместитель Булак-Балаховича по Русской Народной армии. Есаул. В эмиграции в Литве и Польше, издатель газеты «Новая Россия». В 1939 г. участник обороны Варшавы в отряде Булак-Балаховича. Арестован немцами в 1940 г., погиб в Аушвице.
7Коверда Б.С. Покушение на полпреда Войкова 7 июня 1927 г. // Часовой № 647 (1), январь — февраль 1984. С. 13-14.
8АДРЗ. Ф. 13, оп. 2, ед.хр. 3915. Л. 1.
9Так в тексте.
10Имеется в виду Пятый округ Парижа.
11Так называемая «Особая казна Великого Князя Николая Николаевича», сборы в которую проводились в Зарубежье для работы против большевиков.