Новая Польша 6/2018

Элизии

Бессилие

Жила-была сказочка, которой не хватило сил. «На что? — спросите вы. — На то, чтобы стать полноценной сказкой?». Эх, это ей и не снилось (да, у сказочек тоже бывают сны, в основном, кошмары).

Сказочка привыкла к тому, что в ней нет увлекательности; хуже того, в ней не было и легкости. Ни игривой, ни брутальной она не была. Зато была достаточно неинтересной, чтобы закончить свой рассказ без ущерба для запасов Общего повествовательного фонда. Так что же удерживало усталую сказочку в лоне наррации, если не надежда на лучший сюжет?

Что ж, сказочка решила, что будет длиться ради самой Наррации. И быть может, повторяясь до занудства, в унылых и однообразных вариациях, она, наконец, поймет смысл своей потребности рассказывать, ни уяснить, ни принять которой не может.

Сказочка, как и прежде, рассказывается без кульминации, повторяя себе между строк: «Длись, хоть никогда не быть тебе сказкой. Никогда никому ты не понравишься, никому не распалишь воображения. Длись, потому что Наррация нуждается в тебе, серой привратнице повествования, бесцветной историйке, темной поденщице повторов».

 

Кульминация

Жила-была сказочка, которая боялась кульминации. Поэтому рассказывалась она быстро и заканчивалась раньше времени.

Да, ее нарративная заполошность утомляла не только сказки с признанным сюжетным авторитетом. Как ни странно, она и сама от нее страдала. Еще бы, сколько можно обрываться на середине фразы, нарушать совсем не такую уж условную сказочную логику, оставлять героев без последнего слова, а историю — без продолжения? «Только кульминация придает зрелости», — говорили сказочке на курсах эстетической зрелости. «Не обязательно буквально себя кульминировать, но ради Последней Инстанции Наррации, доведи себя наконец до хоть сколько-нибудь пристойного финала!»

Не тут-то было, сказочка ускользала от кульминации. Но не думайте, что она по ней не скучала. Наоборот. Сказочка скучала по ней, надо признать это с полной серьезностью в свете наррации. Скучала со всей страстью своих оборванных сюжетных линий, со всей силой своих недописок. Она не хотела такой кульминации, какую ценят солидные и степенные сказки. Она хотела такой кульминации, которую нельзя будет выучить на память.

Из книги Элизы Концкой «Элизии» (Изд-во Lokator, Краков, 2017).

 

Элиза Концкая