Новая Польша 10/2018

Хроника (некоторых) текущих событий

• «Реформа будет доведена до конца, несмотря на отчаянное сопротивление, принявшее невиданный доселе масштаб. И тут не поможет давление из-за границы, не спасут попытки втянуть в это дело Европейский суд! (...) Существенная часть судейского сообщества объявила нам войну. Наша реформа саботируется, а в некоторых регионах имеет место сидячая забастовка», — министр юстиции и генеральный прокурор Збигнев Зёбро. («Сети», 20-26 авг.)

• «Европейская комиссия постановила, что закон о Верховном суде противоречит законодательству ЕС, в первую очередь потому, что лишает действующих судей возможности выносить решения. Если Варшава с этим не согласится и оперативно не скорректирует польское законодательство, дело, скорее всего, будет направлено в Европейский суд». (Енджей Белецкий, «Жечпосполита», 16 авг.)

• «Если Европейский суд совершит прецедент и санкционирует приостановление Верховным судом юридической силы законов, у нашего правительства не будет другого выхода, кроме как проигнорировать решение Европейского суда как противоречащее Лиссабонскому договору и самому духу европейской интеграции», — вице-министр Ярослав Говин, министр науки и высшего образования. («До Жечи», 27 авг. — 2 сент.)

• «“Правление Европейской сети Советов правосудия полагает, что Национальный совет правосудия перестал быть независимой от исполнительной власти структурой и в этой связи не может гарантировать поддержку судейского сообщества в его миссии независимого осуществления правосудия. В этих обстоятельствах правление предлагает приостановить членство Национального совета правосудия в Европейской сети Советов правосудия. Это станет отчетливым сигналом для польского правительства и польских судей”, — говорится в резолюции, принятой в четверг Правлением Европейской сети Советов правосудия. Резолюцию подписали представители советов правосудия из Голландии, Бельгии, Хорватии, Англии, Уэльса, Италии, Литвы, а также Португалии. Европейская сеть объединяет советы правосудия стран Европы, в ее состав входят 24 члена». (Лукаш Возницкий, «Газета выборча», 18-19 авг.)

• «“Закон должен служить обществу (...), а не только крупнейшим политическим партиям. И тем более правящая партия не должна воспринимать свою лидирующую позицию как привилегию, защищающую ее от граждан”, — подчеркнул в своем заявлении пресс-секретарь Конференции Епископата Польши, о. Павел Рытель-Андрианник». («Супер-экспресс», 11-12 авг.)

• «Вице-председатель Конституционного трибунала Мариуш Мушинский не обладает полномочиями по вынесению решений в составе Конституционного трибунала, постановил в июне Воеводский административный суд в Варшаве». («Газета выборча», 25-26 авг.)

• «В ночь с 16 на 17 декабря 2016 г. (...) перед Сеймом собрались люди, чтобы выразить свой протест в отношении политики парламентского большинства. (...) 13 из них было предъявлено обвинение за то, что не они не желали покидать место собрания. (...) Во вторник (...) суд оправдал всех обвиняемых. “Протестующие пришли к зданию парламента, чтобы воспользоваться своим правом на свободу собраний. Правом, которое им гарантирует конституция, — обосновал свое решение председатель судейской коллегии Лукаш Билинский. — Трудно понять, для чего нужно было пытаться помешать людям воспользоваться этим правом. А именно такой попыткой и было направление в суд обвинительного заключения”». (Норберт Фронтчак, «Газета выборча», 22 авг.)

• «Станислав Дембовский, активист люблинского Комитета защиты демократии, надел на памятник Леху Качинскому в Бяла-Подляске футболку с надписью “Конституция”. Полиция мгновенно задержала Дембовского, обвинив его в осквернении памятника, за что уголовным кодексом предусмотрено наказание в виде денежного штрафа либо ограничения свободы. Сотрудники полиции также забрали у Дембовского мобильный телефон и фотоаппарат. (...) Станислав Дембовский — инженер-строитель на пенсии». (Томаш Ковалевич, «Газета выборча», 8 авг.)

• «Все большие масштабы приобретает хеппенинг Комитета защиты демократии, в ходе которого активисты надевают на различные памятники футболки с надписью “Конституция”. (...) В четверг вечером в Гданьске футболки с надписью “Конституция” украсили памятник Яну Собескому, скульптуру “Дыхание свободы”, а также популярную среди туристов фигуру Нептуна. (...) Группа “Подкарпатские мятежники” в Жешуве одела в такую футболку памятник Тадеушу Налепе. В Познани на скульптурах борющихся козликов, Зыги-фонарщика, а также на памятнике Каролю Марчинковскому тоже появились футболки с надписью “Конституция”». («Ангора», 19 авг.)

• «За несколько дней в такие же футболки с надписью “Конституция” были одеты памятники в различных городах Польши. “Приоделись”, в частности, Николай Коперник в Ольштыне, Тадеуш Костюшко в Радоме, варшавская Сирена (русалка) и краковский Дракон на Вавеле. В Бяла-Подляске активисты Комитета защиты демократии надели футболки на памятник Марии и Леху Качинским. Как и в Щецине, полиция отреагировала молниеносно. Обвинения в осквернении памятника предъявлены двум людям, еще к одному активисту полиция явилась домой в шесть утра, чтобы провести там обыск. (...) В центре Лодзи на улице Петрковской ночью в футболку был облачен памятник Мишке-ушастику. (...) В Радоме полиция записала данные четырех активистов из ассоциации “Радомчане для демократии”, которые надели футболку с надписью “Конституция” на памятник Яну Кохановскому. (...) В Торуни полиция собирается направить в суд ходатайство о применении меры наказания к члену Комитета защиты демократии, который “одел” памятник Николаю Копернику. (...) В Познани (...) на площади в центре города группа активистов Комитета защиты демократии (...) обрядила в футболку с надписью “Конституция” памятник Адаму Мицкевичу». (Петр Житницкий, «Газета выборча», 20 авг.)

• «Вечером в воскресенье футболка с надписью “Конституция” вновь украсила щецинский памятник Моряку, с которого она была украдена в ночь с субботы на воскресенье. (...) Ранее памятник был одет в футболку с надписью “Конституция” в субботу, причем по согласованию с городскими властями». («Газета выборча», 10 сент.)

• «Снова приходится с болью в сердце слушать заявления о том, что в Польше правит конституция, а не Евангелие», — архиепископ Вацлав Депо. («Тыгодник повшехны», 26 авг.)

• «Предприниматели вслух выражают свою обеспокоенность польским судопроизводством. Все чаще менеджеры крупных фирм, работающих в Польше, в случае тяжбы отдают предпочтение не отечественной юрисдикции, а немецкой либо французской. (...) Все чаще не хотят иметь дела с польским правосудием также предприниматели, ведущие бизнес исключительно в Польше. (...) Мы поинтересовались у юристов, станет ли за ближайшие пять лет политическая ситуация в стране более благоприятной для бизнеса. 52% юристов считают, что будет еще хуже, 46% не ждут каких-либо изменений, и только один респондент ответил, что ситуация улучшится». (Патрик Словик, «Дзенник газета правна», 6 сент.)

• «Складывается такая система функционирования государства, в которой теоретически работают все демократические институты: суды, парламент, аудиторские и контрольные палаты, конституционный суд, уполномоченный по правам человека. Только вот все это по большей части лишь фасад. Ибо правящие круги методично создают свое постоянное конкурентное преимущество над теми, кто стремится к власти. Во-первых, это выражается в ограничении доступа к публичным ресурсам и средствам массовой информации. Во-вторых, в деятельности таких структур, как Польский национальный фонд. Неизвестно, на что он тратит государственные деньги. Нельзя не упомянуть и так наз. правовую дискриминацию (...), лишение оппозиционных депутатов иммунитета, финансовые взыскания, налагаемые на депутатов (...) и маргинализацию роли парламента», — Адам Боднар, уполномоченный по правам человека. («Жечпосполита», 24 авг.)

• «В Турции? Там президент сажает судей в тюрьму. (...) В Польше же, которая отличается от Турции своим членством в ЕС, судебная система уничтожается по-другому — посредством выхолащивания. Этот способ, известный в литературе как hollowing out, заключается в том, что формально институт сохраняется, однако лишается своего содержания и ключевых функций. (...) И поэтому всегда можно сказать, что трибунал, суд, совет работают, в то время как на самом деле они превратились в фикцию. (...) Как это делается? С помощью выдвижения посредственностей (mediocre appointments). Вместо квалифицированных специалистов (...) назначаются лица, не имеющие профессиональной квалификации, этической составляющей либо внутреннего “стержня”. Эти люди чувствуют безграничную благодарность за то, что их заметили и возвысили, и поэтому абсолютно лояльны по отношению к тем, кто их назначил. Более того, сохранить свои должности они могут только в том случае, если будут отстаивать позицию тех, кто их назначил. (...) Процесс выхолащивания демократических институтов при помощи назначения посредственностей начался у нас с Конституционного трибунала. (...) Сегодня он вовсю идет в Верховном суде. (...) Не имеет значения, как уничтожать институты — ликвидировать ли их или превращать в пустышки. Эффект будет один и тот же — институты, призванные защищать правовое государство, не работают, поскольку не могут выполнять свои функции. А в такой ситуации политики могут делать все, что им угодно», — проф. Мартин Матчак. («Газета выборча», 6 сент.)

• «“Нужно сделать все, чтобы Польша была похожа на нынешнюю Турцию”, — заявлял Ярослав Качинский в 2014 году». (Кшиштоф Адам Ковальчик, «Жечпосполита», 16 авг.)

• «Польские власти внесли имя Людмилы Козловской, президента фонда “Открытый диалог” в информационную базу Шенгена, что влечет за собой немедленную депортацию из стран Евросоюза. “ПИС пыталась в принудительном порядке сменить состав правления фонда «Открытый диалог» и лишить его аккредитации при ЕС. Не вышло. Теперь они отчаянно пытаются мстить”, — так Людмила Козловская, гражданка Украины, прокомментировала решение, о котором узнала по прибытии в Брюссель в понедельник вечером». («Жечпосполита», 16 авг.)

• «Меня очень тревожит, что сегодня полиция может взять человека “на карандаш”, записав его данные, за неуместный с точки зрения правоохранителей вопрос в ходе публичного мероприятия во время избирательной кампании. И то, что полиция является к такому человеку домой в шесть утра. Это очень опасные симптомы. (...) Все, что делает правящая партия, поддерживают 40% населения, это примерно семь миллионов поляков. Правительство ПИС представляет чаяния и стремления части народа. Не всего народа, а лишь его части, которая в политическом смысле оказывается решающей», — Стефан Хвин. («Газета выборча», 1-2 сент.)

• «Авторитарная пропаганда превращается в убойное оружие на страницах независимой прессы, меняя само содержание понятия “Польша”. (...) Это не “Польша” объясняется в Брюсселе. В Брюсселе объясняется Моравецкий. Это не “Польшу” критикуют. Критикуют польское правительство. Это не “Польша” реформирует судебную систему, просто Качинский распорядился нарушить конституцию». (Якуб Бежинский, «Газета выборча», 1-2 сент.)

• «Мы окружены невежами, безропотным стадом идущими за теми, кто обещает все. (...) Я многое вижу отчетливей не только благодаря опыту жизни при коммунизме, но и благодаря прочитанным книгам, рассказывающим о зарождении авторитарной системы. У меня в этом смысле хорошая школа, так что красная лампочка загорается во мне довольно часто. А когда человек ничего не знает, то и загораться нечему», — Анда Роттенберг. («Газета выборча», 18-19 авг.)

• «ПИС поддерживает та часть общества, которая в силу различных факторов (в частности, более низкого уровня образования и достатка, места жительства и отношения к религии) легче поддается манипуляциям и подкупу. Экономика в порядке, хотя инвестиции по-прежнему невелики, а это значит, что экономическая ситуация нестабильна, люди получают от власти подарки, а бесчисленное количество новых налогов и пошлин изобретательно скрывается от населения либо мелкими, незаметными суммами распределяется по ценам на топливо и электроэнергию. (...) Большинство духовенства поддерживает ПИС и националистов. Масс-медиа о. Рыдзыка тоже стараются. В общем, перед нами довольно прочный союз бедности, невежества, душевных болезней и комплексов», — Влодзимеж Цимошевич, бывший премьер-министр, министр иностранных дел и юстиции. («Жечпосполита», 10 авг.)

• «Кто больше даст, за того и голосуют. (...) Польская деревня относится к Брюсселю как к щедрому, но не слишком любимому и внутренне чужому дядюшке, который ежегодно доплачивает к каждому гектару какие-то 200-400 евро. (...) Жители деревень не считают демократию какой-то высшей идеей, которой подчинена общественно-политическая жизнь. Они воспринимают ее как инструмент для достижения рациональной выгоды, помогающий, к примеру, укомплектовать органы власти и управления своими людьми. Это видно и по избирательной активности, которая растет на муниципальных выборах и слабеет во время выборов парламентских и президентских, не говоря уже о выборах в органы власти ЕС, которые мало кого волнуют. Кроме того, деревня гораздо позитивнее относится к идее авторитарной власти, которую нужно уважать, чтобы она была эффективной. (...) Сейчас, когда поток европейских денег начнет слабеть, власть готовится громко хлопнуть дверями ЕС. (...) Политики правящей партии разделяют точку зрения сельского населения, считающего, что кроме денег ничто нас в объединенной Европе не держит. (...) День, когда польская деревня почувствует, что деньги, поступающие из ЕС, постепенно заканчиваются, будет началом конца пребывания Польши в объединенной Европе», — проф. Ежи Вилькин. («Тыгодник повшехны», 12 авг.)

• «В Польше свыше 7,6 млн пенсионеров. Средняя пенсия составляет чуть больше 2100 злотых “брутто”. Минимальная пенсия — чуть больше 1029 злотых (на руки 880 злотых). (...) “В декабре 2017 года минимальная пенсия, выплаченная Управлением социального страхования, составила четыре гроша, а самая высокая — 21 100 злотых, включая патронажное пособие”, — сообщает Бартоломей Целеевский из пресс-службы Управления социального страхования». (Агнешка Уразинская, «Газета выборча», 4 июля)

• «СМИ подсчитали, что президента биржевой компании с участием Государственного казначейства меняют в среднем каждые 20 дней! Такая скорость свидетельствует, что причиной кадровых перестановок вряд ли являются вопросы, связанные с деятельностью компании. (...) Новый состав правления первым делом начинает тормозить процессы, запущенные его предшественником. (...) Заказывает разработку новой стратегии развития. На это уходит немало времени. Затем правление анализирует эту стратегию и вносит в нее коррективы. Наконец, объявляет о начале новой стратегии, и вскоре оказывается распущенным. И все начинается заново. Таким образом, важнейшие компании с участием Государственного казначейства целыми годами остаются без реальной стратегии развития», — Анджей Малиновский, председатель организации “Работодатели Республики Польша”, объединяющей предпринимателей. («Жечпосполита», 3 сент.)

• «Техосмотр машин, осуществляемый пилотами, а не техниками, бесконечные неисправности, сотни отмененных и тысячи опоздавших рейсов в течение месяца — таков предварительный итог управления национальным перевозчиком. (...) “Ситуация с безопасностью полетов еще никогда не была настолько драматичной, — говорит представитель пилотов польской авиакомпании “LOT” Адам Жешот (...). — Заказать кому-нибудь техосмотр самолета стоит денег, а их постоянно урезают. Поэтому самолет осматривает капитан, но на это у него есть только час перед вылетом. Все чаще бывает так, что при обнаружении неисправности, капитан ее просто фиксирует в документах, и самолет летит неисправный”. “Раньше после каждой посадки самолет в обязательном порядке осматривали механики, — добавляет вице-председатель Международного забастовочного комитета авиакомпании “LOT” Агнешка Шелогдовская. — Теперь же механика вызывают только в случае обнаружения неисправностей”. (...) По мнению председателя забастовочного комитета Моники Желязик, аварийные посадки у нас случаются в среднем раз в неделю». (Катажина Вежбицкая, «Пшеглёнд», 10-16 сент.)

• «ПИС открыла каналы социального, профессионального и финансового роста для своих сторонников, которые годами занимали последние места в своих сферах деятельности. Преданность действующей власти дает им шансы сделать головокружительную карьеру, поэтому они с энтузиазмом хуневейбинов принялись эту власть обслуживать. Это самая настоящая и довольно основательная революция “мелких сошек”. (...) Социальные программы обеспечили правящей партии поддержку беднейших слоев населения, национализм привлек на ее сторону всех, кто не нашел себя в стремительно меняющемся мире, но именно открывшиеся перспективы социального продвижения для прозябавших в роли “середнячков” гарантировало Качинскому мощную и уверенную поддержку новых элит. (...) Остается только вопрос — как Качинскому удалось до них достучаться? Ответ относительно прост — он сам когда-то был одним из них, и поэтому отлично понимает чаяния таких людей. Он возглавил эту революцию. Пока что с успехом». (Марек Мигальский, «Жечпосполита», 29 авг.)

• «Кумовство, непотизм, покровительство — все это мы неоднократно наблюдали на протяжении трех десятилетий существования Третьей Речи Посполитой. В этих видах спорта правящая партия побила все рекорды, однако запустила еще один, необыкновенно опасный механизм открытого использования государственной машины для сведения личных счетов. (...) Целые государственные секторы Качинский позволил выстроить на основе стремления к личному реваншу и личной же мести. (...) В самых серьезных конфликтах председатель ПИС руководствуется личными предубеждениями и желаниями реванша. (...) Построение государства, которое позволяет людям высшего ранга реализовывать свои низшие инстинкты — это дорога в пропасть». (Анджей Станкевич, «Тыгодник повшехны», 19 авг.)

• «То, что на протяжении нескольких лет происходит в Польше — это не столько политика, сколько автотерапия. Власть сама по себе тут не самое главное, она выступает только в качестве орудия мести. (...) Качинский говорил о профессоре Герсдорф с тем же презрением, с каким отзывался о Туске и Жеплинском. Что общего у этих трех человек? А вот что. Все помнят Качинского в те времена, когда он не был окруженным кордоном охраны хозяином Польши, а всего лишь самим собой. Туск знал его еще в те годы, когда Качинский сидел в приемной Валенсы, ожидая аудиенции. Герсдорф играла с ним в песочнице во дворе на Жолибоже. А Жеплинский с ним учился и был на военных сборах, где, на свое несчастье, наблюдал, как этот недотепа, ставший посмешищем всего батальона, плетется в последнем ряду. (...) Качинский ведь юрист. У него в свое время были научные амбиции. При этом главное его научное достижение — это кандидатская диссертация “Роль коллегиальных органов в управлении высшей школой”, имеющая мало общего с настоящей юриспруденцией, к тому же построенная в основном на цитатах из Берута, Гомулки, Циранкевича и Клишко. (...) Похожая история с Зёбро, который в свое время сдал квалификационный экзамен только со второго раза, и поэтому, спустя годы, дважды понижал в должности госпожу прокурор из экзаменационной комиссии, когда-то “завалившую” его на экзамене», — Томаш Лис, главный редактор. («Ньюсуик Польска», 9-15 июля)

• «“Это нельзя назвать “переменой к лучшему” в нашей правовой и демократической системе”, — так президент Дуда обосновал вето, наложенное им на проект закона о выборах в Европейский парламент. Как подчеркнул президент, принятый правящей партией в июле законопроект серьезно нарушает принцип пропорциональности». («Жечпосполита», 17 авг.)

• «Деятельность президента Дуды положительно оценивают 43,1% опрошенных, отрицательно — 51,5% респондентов. Опрос Института рыночных и социологических исследований, 7-8 сентября». («Жечпопосполита», 14 сент.)

• «В годовщину подписания Августовских соглашений, давших начало движению “Солидарность”, премьер-министр Матеуш Моравецкий (...) откроет мемориальную доску в память об участии братьев Качинских в знаменитой забастовке на судоверфи имени Ленина в Гданьске в 1988 году». (Кшиштоф Катка, «Газета выборча», 29 авг.)

• «Ситуация вызвала резонанс среди бывших работников верфи, политиков, а также журналистов. (...) “Поскольку установление мемориальной доски не было согласовано с председателем Качинским, открыта она не будет. Это решение высшей государственной власти”, — заявил вчера Кароль Гузикевич, вице-председатель заводского профкома “Солидарности” на судоверфи и деятель ПИС». (Иоанна Вишневская, «Газета выборча», 30 авг.)

• «Леха Качинского за все дни забастовки с 14 по 31 августа я видел всего один раз на протяжении каких-то пятнадцати минут. О существовании Ярослава Качинского я тогда даже не подозревал. Если он и появлялся на верфи, то разве что в гриме», — написал в своем Твиттере Ежи Боровчак. Вот какова роль братьев в событиях тех лет». (Роберт Валенчак, «Пшеглёнд», 3-9 сент.)

• Заявление конференции послов Республики Польша. «Открытие мемориальной доски проф. Бронислава Геремека состоится 19 сентября в Варшаве. Институт национальной памяти требует убрать из текста, размещенного на табличке, слова о том, что профессор Геремек был “одним из создателей демократической Польши” и подлинным “европейцем”. (…) При жизни его неумело и безрезультатно цензурировали коммунисты (...). Аналогичным образом поступает теперь Институт национальной памяти, пытаясь цензурировать достижения Геремека даже после его смерти. Пока живы те, кто был свидетелем тех лет, кто помнит и знает, такие действия будут решительно осуждаться». Под заявлением подписались 32 человека. («Газета выборча», 7 сент.)

• «На наших глазах начала переписываться история, из нее пытаются вычеркнуть великих деятелей. Началось с Леха Валенсы, а теперь я читаю, что профессор Бронислав Геремек тоже, оказывается, не был создателем новой, демократической Польши», — Ежи Штур. («Жечпосполита», 7 сент.)

• «Недавно он сказал, что это он вел переговоры о вступлении Польши в ЕС. Но ведь каждый знает, благодаря кому мы вступили в Евросоюз. И Матеуш Моравецкий тут совершенно не при чем! (...) Моравецкий был председателем Западного банка WBK, когда Барбара Хусев с мужем брала там кредит. И она помнит, как он тогда говорил в каком-то интервью, что его банк начал выдавать кредиты во франках, зная, что с этими кредитами могут быть проблемы. (...) “А уже в 2018 году в Давосе он лгал прямо в камеру, что Западный банк WBK был одним из немногих банков, которые этих кредитов не предоставляли. (...) Если он даже тут обманывает избирателей, страшно представить, как он лжет по другим вопросам”, — говорит Барбара Хусев». (Рената Ким, «Ньюсуик Польска», 27 авг. — 2 сент.)

• «Деятельность премьер-министра Моравецкого положительно оценивают 43,7% опрошенных, отрицательно — 51,3%. Опрос Института рыночных и социологических исследований, 7-8 сентября». («Жечпосполита», 14 сент.)

• «Сотрудникам Государственной службы охраны (ГСО) подняли специальную надбавку с 50 до 75% основного оклада. Также увеличен период выплаты этой надбавки — с шести месяцев до года. Это следствие новшеств, внесенных в закон о ГСО. За это в 2018 году мы заплатим почти четверть миллиарда злотых. В июне правительство также повысило зарплаты сотрудникам ГСО до 6 тыс. злотых. Работа в этой структуре сегодня является одной из самых высокооплачиваемых». («Жечпосполита», 21 авг.)

• «1 января 2018 г. в польской полиции была 4621 вакансия, в июне министр внутренних дел Ярослав Зелинский упоминал уже о 6283 свободных штатных должностях. (...) Больше всего не хватало людей в службе предупреждения преступности — 2652 вакансии». (Эва Роговская, «Пшеглёнд», 27 авг. — 2 сент.)

• «В Большом параде независимости в Варшаве принимали участие более 1,5 тыс. военных, 100 самолетов и истребителей, а также 200 единиц техники. Американцы представили самолеты F-22 Raptor и пусковые установки Patriot». («Жечпосполита», 16 авг.)

• «Оппозиция массово покинула официальные мероприятия. (...) Председатель партии “Гражданская платформа” подчеркнул, что польские вооруженные силы “уничтожаются и разрушаются”. Он также заявил, что ПИС стремится развалить европейское сообщество». (Павел Вронский, «Газета выборча», 16 авг.)

• «Военные пытаются как-то справиться с нехваткой снаряжения. Сложности возникают даже с обмундированием. Со складов забирают и модернизируют старые металлические каски. “Костяк” танковых войск составляют в основном устаревшие постсоветские танки T-72, которые министерство обороны планирует ремонтировать, военно-воздушные силы главным образом состоят из тридцатилетних самолетов МИГ-29 и СУ-22 (вот уже несколько недель они стоят на земле вследствие аварии), а средний возраст польских кораблей составляет 32 года. (...) Предвоенную и нынешнюю власть объединяет также любовь к роскошным парадам и большим военным маневрам, призванным поддерживать патриотические чувства на должной высоте». (Марек Козубаль, «Жечпосполита», 1-2 сент.)

• «Во вторник министерство обороны Беларуси опубликовало удививший многих пресс-релиз о двусторонних межведомственных консультациях относительно “запланированного военного сотрудничества с Польшей”. В нем говорится о том, что два дня назад в Бресте состоялась встреча с участием делегации польского министерства обороны, возглавляемой полковником Томашем Коваликом. Подробностей встречи, закончившейся в среду, белорусская сторона не разглашает. В польском оборонном ведомстве подтвердили факт встречи». (Марек Козубаль, Руслан Шошин, «Жечпосполита», 31 авг.)

• «В первом полугодии 2018 года Польша закупила у России на 40% больше природного газа, чем это было оговорено в контракте. (...) Ранее СМИ сообщали об импорте российского газа, добываемого на шахтах... Донбасса! Да, того самого Донбасса». («Пшеглёнд», 20-26 авг.)

• «34-летний чеченец Азмат Бадуев был депортирован из Польши в конце августа. (...) По дороге в аэропорт Бадуев попытался вскрыть себе вены. Это не помогло остановить процедуру депортации, после короткого визита в больницу система заработала вновь. В конце концов он был посажен на борт самолета, летевшего в Москву. (...) В ночь с 1 на 2 сентября около сотни вооруженных людей сначала окружили дом его родственников, а потом забрали Бадева и вывезли его в неизвестном направлении. (...) “Трудно найти более убедительный пример того, насколько опасно выдавать России чеченских беженцев”, — комментирует Денис Кривошеев из “Amnesty International”. По его мнению, Польша, депортируя Бадуева в страну, где его жизнь и безопасность находятся под угрозой, нарушила свои международные обязательства. (...) Йоахим Брудзинский, министр внутренних дел и администрации, несет как минимум политическую ответственность за это решение». (Рафал Зыхаль, «Тыгодник повшехны», 16 сент.)

• «15 сентября от здания музея польской армии двинулся марш националистов. Активисты организации “Граждане Речи Посполитой”, выражая свой протест относительно фашистской идеологии, пытались этот марш задержать. Полиция силой сняла их блокаду националистического марша. Патриотическое шоу, состоявшееся в среду на площади Пилсудского (...), получает все больше отрицательных отзывов. (...) А все потому, что в день праздника польской армии на зданиях, окружающих площадь Пилсудского, благодаря проекторам повисли огромные красные флаги со свастикой — символом нацистского Третьего рейха». («Ангора», 26 авг.)

• «Считать 14 апреля днем крещения Польши можно разве что условно. (...) 14 апреля 1934 года в главном здании варшавской Политехники была подписана декларация о создании Национал-радикального лагеря. Именно в этот день члены нынешнего Национал-радикального лагеря отмечают годовщину создания своей организации. Идеологическое наследие Национал-радикального лагеря, основанное на крайнем национализме, расовой и религиозной нетерпимости, а также на дискриминации этнических и сексуальных меньшинств, для сегодняшних националистов служит идейной базой их деятельности в Польше. (...) Сделав 14 апреля государственным праздником, правящая партия распростерла над Национально-радикальным лагерем свои крылья и взяла его под свою опеку, причем не только политическую, но прежде всего юридическую. Уже со следующего года все манифестации националистов будут проходить в День крещения Польши. (...) Пополнив наш календарь государственных праздников днем 14 апреля, правящая партия фактически санкционировала в Польше язык ненависти и прямые отсылки к радикализму 30-х годов прошлого века». (Матеуш Маззини, «Тыгодник повшехны», 12 авг.)

• «Европейская академия безопасности (...) является подразделением охранного агентства “Дельта”, основанной во Вроцлаве Анджеем Брылем. Это бывший консультант польской полиции и армии, а также создатель (...) профессионального Центра специального обучения для силовых структур. (...) По данным портала Bellingcat.com, в последние три года академия минимум несколько раз обучала членов украинских неонацистских организаций. (...) Представители украинских крайне правых организаций проходили подготовку не менее двадцати раз». (Яцек Харлукович, «Газета выборча», 11 сент.)

• «Еще в 90-е годы в Польше было всего несколько экзорцистов, сегодня же их численность превышает полторы сотни. Больше, чем у нас, их только в Италии. В Германии, Швейцарии, Испании и Португалии нет ни одного. (...) В существование дьявола верит 41% поляков, 56% верят в существование ада. (...) На страницах портала Katolik.pl можно прочесть, что навыками, помогающими вовремя заметить дьявольские козни, обладает специально подготовленный и назначенный епархиальным епископом духовник-экзорцист». (Катажина Вежбицкая, Эва Роговская, «Пшеглёнд», 13-19 авг.)

• «В прошлом году в эфире телеканала “Република” главный редактор Католического информационного агентства Мартин Пшечишевский, ссылаясь на свои беседы с епископами, заявил, что в каждой польской епархии есть несколько педофилов. Это значит, что по всей стране их сотни, а численность их жертв исчисляется тысячами. (...) Архиепископ Юзеф Михалик прославился своими намеками на то, что это дети провоцируют священников на грехопадение». (Мачей Ярковец, «Газета выборча», 25-26 авг.)

• «Известно, что за последние полтора десятка лет суды общей юрисдикции вынесли обвинительные приговоры примерно шестидесяти священникам. Это легко подсчитать на основе сообщений в СМИ. (...) При этом все, что мы знаем относительно количества обращений потерпевших и вынесенных приговоров, может оказаться верхушкой айсберга. Такова природа преступлений на сексуальной почве. Эти преступления принято тщательно скрывать, и так происходит не только в Церкви», — о. Адам Жак из ордена иезуитов, координатор Епископата по вопросам защиты детей и молодежи. («Тыгодник повшехны», 16 сент.)

• «То обстоятельство, что в реестре явных педофилов нет священнослужителей, означает, что священники не совершали наиболее тяжких преступлений (к таким относятся, в частности, изнасилования с особой жесткостью)», — Себастьян Каледа, юрисконсульт, бывший пресс-секретарь министерства юстиции во время правления ПИС. («Газета выборча», 7 сент.)

• «Впервые в Польше на воротах и оградах костелов были развешаны детские ботиночки, перевязанные траурными ленточками. Это можно было наблюдать в трех десятках городов, главным образом в самых крупных, а также в Перемышле, Люблине, Освенциме, Колобжеге, Венгожеве... “Baby Shoes Remember” — это международная акция солидарности с жертвами священников-педофилов. (...) Министр Збигнев Зебро распорядился опубликовать публичный реестр осужденных педофилов. Марек Лисинский, председатель фонда “Не бойтесь”, пытался найти в этом реестре фамилии нескольких десятков осужденных священнослужителей. И не нашел ни одного. (...) Слишком уж тесен союз католической Церкви и государства». (Иоанна Подгурская в соавторстве с Енджеем Винецким, «Политика», 5-11 сент.)

• «Судя по финансовым документам юридических лиц, входящих в состав медиа-империи о. Тадеуша Рыдзыка, данных о его экономической деятельности немного, зато загадок и неизвестных величин — хоть отбавляй. А в финансовых отчетах за прошлый год вообще сплошные чудеса. Пожертвования, объем которых вот-вот догонит доходы, и уставный капитал, распухший с 10 тыс. злотых до 166 млн злотых». («Дзенник газета правна», 9 авг.)

• «За десять лет количество католиков в Польше уменьшилось на два миллиона человек. За последние два года — на миллион. (...) Польша является глобальным лидером по части утраты веры представителями молодежи», — Нина Санкари, вице-председатель фонда им. Казимира Лыщинского, автора трактата “De non existentia Dei” (“О несуществовании Бога”), казненного в 1689 году». («Газета выборча», 8-9 сент.)

• «По данным опроса ЦИОМа, проведенного в июне 2017 года, уже каждый десятый поляк обзавелся хотя бы одной татуировкой. У половины опрошенных одна татуировка, почти у одной трети — две, у 19% — три и более. Есть и рекордсмены, у которых на теле десятки татуировок. (...) В Кракове насчитывается уже около тридцати тату-салонов, в Белостоке — свыше двадцати, а в Варшаве более трехсот». (Катажина Кубисёвская, «Тыгодник повшехны», 15 июля)

• «До недавнего времени, пока преследование кабанов человеком не выходило за обычные рамки, средняя продолжительность жизни кабана в Польше составляла полтора года, при том, что кабан в среднем живет 14-15 лет. Теперь же, когда сняты все охранные ограничения и можно стрелять даже в беременных свиноматок и молодых кабанчиков хоть круглый год, эта средняя продолжительность жизни стала еще меньше. На кабанов можно охотиться даже в национальных парках. (...) Право на убийство любого кабана, от молодых кабанчиков до беременных свиноматок, введенное министром Яном Шишкой — это просто цивилизационный позор. (...) Результаты массового отстрела кабанов могут иметь очень серьезные последствия для экосистемы», — проф. Анджей Элжановский. («Политика», 29 авг. — 4 сент.)

• «После Второй мировой войны бобры в Польше практически полностью вымерли. Их тогдашняя численность оценивалась в 130 особей. Сегодня численность бобров достигла 100 тысяч. (...) Региональные дирекции охраны окружающей среды издали постановления, позволяющие в течение ближайших трех лет уничтожить 27 тыс. бобров. (...) В 2017 году было застрелено около 1500 особей (...), а в 2016 году — 169 животных. (...) В 2016 году Региональные дирекции охраны окружающей среды выдали 304 индивидуальных разрешения на отстрел 5785 бобров, а в 2017 году — 235 таких решений на отстрел 5313 животных. (...) По данным Польского охотничьего союза, планы по отстрелу были выполнены чуть больше, чем на 6%». (Яцек Лизиневич, «Газета Польска цодзенне», 1-2 сент.)

• «Зубр в Польше и ЕС является редким охраняемым животным. (...) Согласия на отстрел (...) выдает генеральный директор охраны окружающей среды. Последнее такое решение (...) было выдано в сентябре 2017 года и действовало до конца марта 2018 года. Решение разрешало отстрел не более 40 зубров. (...) Также Беловежский национальный парк (...) получил разрешение (...) на отстрел 24 зубров. (...) В марте к этому добавились так наз. “срочные согласия” на отстрел еще 20 особей. (...) Мясо зубра дороже остальных видов мяса. (...) Им можно полакомиться не только в Гонёндзе — мясо зубра фигурирует в постоянном меню в ресторане дома отдыха “Бартковизна”. (...) Вареники из зубра имеются также в меню беловежского ресторана “Сточек 1929”. Татар из мяса зубра предлагает ресторан “Зубровка” в Беловеже. Отбивную и татар из мяса зубра подают в беловежском ресторане “Царский”. Татар из зубра и вареники с добавлением мяса зубра можно отведать в ресторане отеля “Бяловеский”». (Мартина Бельская, «Газета выборча», 5 сент.)

• «“Последние изменения в польском законодательстве допускают исключения из перечня лесохозяйственных работ, несущих угрозу охраняемым территориям”, — решила Европейская комиссия, и после жалобы экологов возбудила в отношении Польши формальную процедуру о нарушении законодательства Евросоюза». (Александр Гургуль, «Газета выборча», 22 авг.)

• «Всего в нескольких десятках километров на юг от Перемышля находится один из самых ценных природных объектов в Польше. (...) И хотя это место включено в проект “Природа 2000”, многие считают, что этого мало. Вот уже несколько десятков лет неправительственные организации добиваются создания на территории гмин Бирча, Фредрополь и Устшики-Дольне национального парка. (...) Турницкий национальный парк располагался бы на 17 тыс. гектарах, серьезно улучшив статистику относительно количества охраняемых территорий. В Польше национальные парки составляют всего 1% территории страны. Для сравнения: в Германии — 3%, в Италии — 5%. Однако эта инициатива всякий раз сталкивается с сопротивлением холдинга “Государственные леса” и местных властей. (...) Изменить эту ситуацию пытается фонд “Природное наследие”». («Тыгодник повшехны», 19 июля)

• «Производители искусственных материалов, владеющие предприятиями в Польше, не в состоянии удовлетворить потребности польских потребителей. (...) Растущий спрос вынуждает повышать импорт. В ближайшие годы ситуация может улучшиться, благодаря реализуемым и планируемым инвестициям». (Томаш Фурман, «Жечпосполита», 13 авг.)

• «Канадский альпинист, проводник и фотограф Жан-Пьер Данво разместил в интернете видеоролик, демонстрирующий огромное поле мусора, оставленное на месте базы Польской национальной зимней экспедиции на гору Чогори. “Все уже убрано”, — уверяет Петр Томала, председатель “Польского зимнего альпинизма”. («Газета выборча», 22 авг.)

• «Студенты ветеринарии проходят практику на бойне и не имеют права задерживать убойную линию, даже если что-то идет не так. Они должны привыкать к жестокости. (...) Чем больше убитых, тем лучше. Это ад. (...) Молодые студенты все это видят. Как показывают исследования, позже те, кто утратил чувство сострадания, идут работать в ветеринарные инспекции и занимаются сельскохозяйственными животными, при этом уровень их представлений о боли, лишенных научной основы, явно снижен. А те, кто смог сохранить в себе эмпатию, занимаются частной практикой и остаются верны своему призванию. (...) Я убежден, что животноводство превращает порядочных людей в хамов. (...) Притупление человеческих чувств — вот невидимая цена убийства животных. (...) Может, это и неполиткорректно, но я считаю, что исламский обычай резать горло животным во время праздников и в ходе ритуального убоя во многом объясняет агрессивность мусульман по отношению к другим людям, в частности, их манеру отрезать головы неверным и так далее. Все это разные стороны одного и того же насилия», — проф. Анджей Элжановский. («Газета выборча», 25-26 авг.) 

• «Я не представляю ни одну партию. Это приглашение я принял исключительно потому, что, как гражданин, беспокоюсь о будущем демократии в Польше. ПИС установила в стране диктатуру большинства, не считаясь при этом с правами меньшинства. Нет никакого уважения к принципу разделения властей. У нас есть только исполнительная власть. Сегодняшняя Польша напоминает монархию, где один человек, председатель правящей партии Ярослав Качинский, словно во времена коммунизма, обладает неограниченной властью», — из выступления Ярослава Курского на конференции, посвященной нелиберальной демократии, которая состоялась во французском Национальном собрании в четверг 13 сентября. («Газета выборча», 14 сент.)

• «Поддержка партий: «Объединение правых сил» («Право и справедливость», «Согласие», «Солидарная Польша») — 37%, «Гражданская коалиция» («Гражданская платформа», «Современная», Барбара Новацкая) — 31%, Союз демократических левых сил — 9%, Кукиз’15 — 7%, крестьянская партия ПСЛ — 5%. Совокупная поддержка партий власти — 44%, оппозиционных партий — 45%. Опрос Института рыночных и социологических исследований, 7-8 сентября. («Жечпосполита», 11 сент.)

• «Надеюсь, что при помощи всех людей доброй воли нам удастся проконтролировать ход этих выборов», — премьер-министр Матеуш Моравецкий. («Газета выборча», 12-18 сент.)

• «Канцелярия Сейма приобрела двух специально обученных собак, которые будут помогать проводить досмотр автомобилей и ручной клади». («Жечпосполита», 12 сент.)