Новая Польша 6/2017

Хроника (некоторых) текущих событий

• «“Я хочу, чтобы в следующем году, когда мы будем отмечать столетие независимости нашей страны, состоялся референдум относительно Конституции Республики Польша”, — заявил президент Анджей Дуда и пообещал, что “дебаты о новой конституции будут проходить не только с участием представителей элиты и политиков”. “Поляки имеют право решать, нужно ли менять конституцию, действовавшую последние двадцать лет”, — сказал президент. Он также подчеркнул, что народ должен определиться с будущим устройством своей страны и направлениями ее государственного развития, решить, какова должна быть роль президента, роль Сената и Сейма, какие права и свободы человека и гражданина особенно важны. “Польша должна быть страной, где все равны перед законом, где нет незаслуженных привилегий и высших каст, где все граждане составляют одно целое”, — добавил Дуда». (Павел Вронский, «Газета выборча», 4 мая)
• «Спустя два года после своей победы на выборах президент Анджей Дуда начинает своевольничать. Конституционный референдум, анонсированный им без всяких консультаций с Ярославом Качинским — это только один из примеров. (...) Ранее президент заявлял, что ему не нравится предложение правящей партии о прекращении полномочий членов Национального совета правосудия. Схожая ситуация возникла с заявленным ограничением срока полномочий старост, бурмистров и мэров, имеющим обратную силу. Но настоящую ярость среди политиков ПИС Дуда вызвал, объявив о конституционном референдуме. (...) Люди президента радуются, что им до последнего удавалось держать всю операцию в секрете. (...) Ярослав Качинский и политики из его близкого окружения обеспокоены планами президента». («Факт», 6-7 мая)
• «ПИС и Анджей Дуда нарушают конституцию, что лишает их всякого права работать над новым основным законом. (...) Дуда, Шидло и все, кто нарушал конституцию, предстанут перед Государственным трибуналом. Наша обязанность — осудить этих людей. А для начала их необходимо взять под арест. Я их в покое не оставлю. “Гражданская платформа” их один раз уже простила, хотя я просил, даже умолял не совершать этой ошибки — и вот результат, сегодня у Польши серьезные проблемы. Я предупреждал их: если эти люди не ответят перед Государственным трибуналом, они попытаются вас посадить. Так оно и происходит», — Лех Валенса. («Жечпосполита», 5 мая)
• «Толпы, встречающие Дональда Туска на Центральном вокзале, свидетельствуют о новом всплеске интереса к бывшему премьер-министру. (...) Поэтому к зданию прокуратуры он шел пешком в окружении толпы людей. (...) Дональд Туск в среду приехал в Варшаву, чтобы дать в прокуратуре показания по делу, возбужденному против бывшего руководства военной контрразведки. Оно обвиняется в превышении своих полномочий во время неофициального сотрудничества с российской ФСБ при расследовании обстоятельств смоленской катастрофы. По мнению Туска, этот допрос является элементом “политической травли”, а само дело “носит однозначно политический характер”». (Михал Дущик, «Жечпосполита», 20 апр.)
• «“Качинский приезжает с кортежем лимузинов (...), в окружении кучи охранников. Туск приезжает на поезде и идет пешком. Такая вот разница”, — написал в твиттере Гжегож Липец из “Гражданской платформы”». (Михал Коланко, «Жеспосполита», 20 апр.)
• «Нынешний кошмар, вызванный правлением ПИС — это во многих отношениях дело рук Туска. Его уход из польской политики, оппортунизм и отъезд из страны накануне решающих избирательных процессов привели именно к таким результатам», — Влодзимеж Цимошевич, бывший премьер-министр, министр иностранных дел и министр юстиции. («Жечпосполита», 2-3 мая)
• «Институт исследований “Pollster” провел опрос относительно гипотетического второго тура президентских выборов с участием нынешнего президента и председателя Европейского совета Дональда Туска. Как показали результаты опроса, победил бы, причем с большим отрывом, бывший премьер. За него проголосовали бы 49% респондентов. Анджей Дуда мог бы рассчитывать на 39% голосов. 12% участников опроса не определились с ответом». («Супер-экспресс», 22-23 апр.)
• «После истории с аварией автомобиля премьер-министра Беаты Шидло широкая общественность узнала, что госпожа премьер-министр еженедельно отправляется на большом самолете домой на выходные, а обратно ее отвозят на большом лимузине. Или взять, к примеру, Мацеревича, который врезался в автомобили, стоявшие на перекрестке улиц перед горящими светофорами, и даже не подошел ни к одной из машин, чтобы проверить, не пострадал ли кто. Он же переходил проезжую часть в непредназначенном для этого месте, а военная жандармерия охраняла Мацеревича, блокируя уличное движение. Это немного смахивает на стандарты африканских диктатур», — проф. Рышард Бугай. («Польска», 2-3 мая)
• «Президент Анджей Дуда направил министру оборону Антонию Мацеревичу целый перечень писем, на которые тот не ответил. Это письмо президента, датированное серединой марта, было во вторник размещено в твиттере на профиле публичных данных. Подлинность письма подтвердил пресс-секретарь президента Марек Магеровский. («Жечпосполита», 19 апр.)
• «По данным опроса “Дзенника газеты правной”, проведенного 7-11 апреля через интернет-портал “Ариадна”, 50% поляков негативно оценивают деятельность премьер-министра Беаты Шидло. Противоположного мнения придерживаются 28% респондентов, а 22% не определились с ответом. 42% участников опроса высказались за отставку министра обороны Антония Мацеревича, 30% — за отставку министра иностранных дел Витольда Ващиковского, а 28% — за отставку министра окружающей среды Яна Шишко. («Дзенник газета правна», 13 апр.)
• «Благодаря своему нынешнему руководству Польша сама дистанцировалась от Европы. Важная роль Польши в Евросоюзе сегодня носит скорее потенциальный характер. Польша уже не возглавляет блок стран той части Европы, которая нынче выступает жертвой стратегической угрозы с востока. (...) То, как Польша противилась избранию на пост председателя Европейского совета своего собственного кандидата, выставило ее в смешном свете. Это было больше, чем ошибка — это была глупость. (...) Мне кажется, все больше людей чувствуют, что вся эта клоунада с нашим странным правительством не продлится долго. Польша заслуживает лучшего положения в мире, и то, что происходит сейчас, ее не убьет», — Збигнев Бжезинский. («Газета выборча», 15-17 апр.)
• «“Наша способность говорить “Нет”, даже грозящая конфликтом со всеми вокруг — это возвращение нашей правосубъектности”, — заявил Ярослав Качинский в интервью изданию “В сети”. В этом смысле Северная Корея тоже обрела правосубъектность, комментирует высказывания Качинского польский дипломат, много лет работающий в структурах ЕС. Он также добавляет, что в Брюсселе реакция на историю с избранием Дональда Туска на пост председателя Европейского совета колеблется в диапазоне от насмешливой иронии до тревоги, и тревога все-таки перевешивает. Здесь дело даже не в отсутствии доверия или умения договариваться. Главная проблема заключается во все более крепнущей уверенности, что Польша в Брюсселе сознательно демонстрирует откровенно деструктивное поведение. Из-за этого, впервые за все время нашего членства в ЕС, степень влияния Польши на происходящее в Брюсселе стремится к нулю по нашей же собственной инициативе. (...) Никому и в голову не придет теперь, что мы можем что-то сделать во благо всего европейского сообщества». (Марек Островский, «Политика», 5-11 апр.)
• «Разница между Орбаном и Качинским в том, что первый — циник, а второй (нужно отдать ему должное) — идейный. Качинский действительно верит в то, что говорит, и поэтому более опасен. Разумеется, в его действиях есть большая доза цинизма, стратегического расчета, политического маневрирования, но вера в сверхпотенциал государства остается фундаментом идеологии Качинского. На этом он зубы и обломает, потому что в основе польской ДНК лежит индивидуализм, а не молчаливое согласие на вторжение государства в сферу нравов и частной жизни. (...) Нынешняя власть приведет к общественному расколу, какого еще не знала история Польши. Этот раскол куда глубже того, что царил в нашем обществе до 1989 года — тогда все было проще, были “мы” и “они”. А сегодня эта трещина пролегла по очень многим семьям и профессиональным сообществам. И она так глубока, что скоро мы станем похожи на два племени, которые не понимают друг друга, говорят на разных языках, смотрят разное телевидение, у них разные версии истории, разные герои и разные планы на будущее. (...) Многие зарубежные политики говорят мне: вы обманули нас. Бывший глава Европейской комиссии Жозе Баррозу еще во время предыдущего правления ПИС спрашивал: “Мы думали, что Польша — это Валенса, Мазовецкий, Квасневский, а оказывается, что бывает и Польша Качинского. Так какая же из них настоящая?”», — Александр Квасневский, бывший двукратный президент Польши. («Ньюсуик Польска», 18-23 апр.)
• «Польша утверждает, что не заинтересована в “Европе двух скоростей”, однако и к более тесной интеграции не стремится. А это взаимоисключающие вещи, поскольку многие другие страны хотели бы двигаться дальше. (...) В структурах ЕС уже в открытую поговаривают, что пора бы пересмотреть объем чересчур масштабной помощи тем странам, которые не разделяют наших европейских ценностей. В подобном ключе высказывается большинство комиссаров, евродепутатов, политиков в странах Евросоюза. (...) Я пессимистка, потому что я не вижу каких-либо изменений в политике польского правительства. (...) Не надо забывать, что любое заявление, сделанное в Польше, тут же оказывается услышанным здесь, в Брюсселе. И каждое высказывание в том духе, что деньги ЕС нам не нужны и что не стоит придавать им такого значения, сразу берется здесь на карандаш. Польша постоянно выступает крупным нетто-получателем. Если другие страны готовы на это сбрасываться, все финансовые операции в этой сфере должны быть прозрачными. А у меня такое впечатление, что европейские деньги в Польше просто исчезли. И все здесь это понимают. (...) Ничего хорошего в такой ситуации для нашей страны нет. (...) Польша сама лишает себя разных возможностей, не поддерживая диалога по проблеме законности. И с каждым месяцем это будет только усугубляться», — Эльжбета Беньковская, комиссар ЕС по вопросам внутреннего рынка, промышленности и предпринимательства, бывший вице-премьер и министр развития. («Жечпосполита», 5 мая)
• «Слова Эммануэля Макрона (...) о том, что на “Варшаву, нарушающую всевозможные нормы и правила Евросоюза”, необходимо наложить санкции — это кошмарная новость для нас. Спустя год с небольшим после начала войны правительства ПИС с Брюсселем Польша становится во Франции “мальчиком для битья”. (...) Мартин Шульц, кандидат от Социал-демократической партии Германии на пост канцлера ФРГ, на мартовской конференции своей партии назвал Ярослава Качинского врагом демократии, упомянув его в одном контексте с Трампом и Эрдоганом. И пообещал с ним бороться. (...) Сейчас политики начнут соревноваться, кто накажет Польшу наиболее эффективно. (...) Трудно найти лучшее доказательство тому, что Польша утратила репутацию серьезного, солидного партнера, которую она тяжелым трудом зарабатывала с 1989 года. Теперь же мы стали в Европе одной из “черных овец”. Исправить это будет очень трудно», — Бартош Т. Велинский. («Газета выборча», 29 апр. — 1 мая)
• «Никаких особенных интересов у США в Польше нет. (...) Американцы не видят в нас ни привлекательного торгового партнера, ни полноправного военного союзника. (...) Мы продолжаем оставаться их клиентом. (...) С точки зрения Вашингтона Польша могла бы оказаться даже в сфере влияния России, если бы не состояла в НАТО. Но поскольку в НАТО она все-таки состоит, приходится защищать ее ради единства и надежности альянса. (...) Союз с США не исключает (...) как можно более близких контактов с Германией, даже наоборот, они бы только укрепили доверие США к Польше. (...) Элементарная стратегия подсказывает, что нам необходима поддержка как самой сильной европейской страны в лице Германии, так и мирового лидера в лице США. (...) В контексте этих отношений налаживание некоего союза с Россией и довольно подозрительные делишки с Китаем подрывают безопасность Польши», — Анджей Талага. («Жеспосполита», 12 апр.)
• «Почти тысячу фамилий офицеров и агентов разведки ПНР и Третьей Речи Посполитой содержит находящийся в открытом доступе каталог Института национальной памяти. Сотрудники зарубежных спецслужбы, не сходя с места, могут вычислить наших разведчиков, а потом реконструировать их контакты с заграницей. (...) Были рассекречены как настоящие имена, так и те, под которыми в качестве “офицеров под прикрытием” либо “нелегалов” действовали наиболее засекреченные наши агенты, годами живущие за границей». («Газета выборча», 18 апр.)
• «Для меня, профессионального военного, прослужившего 36 лет, совершенно непостижимы нынешние попытки “усовершенствовать” армию. Генеральный командующий (ген. Мечислав Ружанский) по прошествии половины срока своих полномочий вдруг публично заявляет о своей отставке, поскольку не справляется с обязанностями по подготовке армии к защите отечества. И все молчат! Это неслыханно, это просто в голове не укладывается. И никакой реакции!», — ген. Януш Бронович («Пшегленд», 18-23 апр.)
• Антоний Мацеревич, «уже много лет производящий впечатление психически неуравновешенного человека, не должен руководить министерством обороны. Находясь во главе этого ведомства, он наносит огромный вред обороноспособности Польши и регулярно выставляет нашу страну на посмешище, в результате чего нас не воспринимают в качестве серьезного партнера. (...) Мацеревич пренебрежительно относится к Дуде и открыто это демонстрирует. Дуда, разумеется, заслужил такое отношение, но публично насмехаться над президентом все-таки не стоит. Особенно когда речь идет о верховном главнокомандующем и чиновнике министерства обороны», — Влодзимеж Цимошевич, бывший премьер-министр, министр иностранных дел и министр юстиции. («Жечпосполита», 2-3 мая)
• «Вступил в законную силу приговор в отношении генерала Павла Белявного, бывшего заместителя коменданта Бюро правительственной охраны, осужденного за нарушения при охране визита премьера Дональда Туска и президента Леха Качинского в Смоленск в 2010 году. Апелляционный суд Варшавы (...) оставил в силе наказание для генерала Белявного в виде полутора лет лишения свободы условно. (...) Прокуратура обвинила Белявного в том, что Бюро правительственной охраны не провело рекогносцировки аэродрома в Смоленске и не проверило заранее безопасность пути следования президента Леха Качинского». («Жечпосполита», 13 апр.)
• «“Pollster” провел опрос об установке памятника Леху Качинскому. (...) 61% опрошенных поляков заявил, что бывший президент не заслужил такого увековечивания. Противоположное мнение высказали 20% респондентов. (...) Опрос провел институт исследований “Pollster” 20-21 апреля». («Супер-экспресс», 25 апр.)
• «Невысокий человечек с заметными симптомами прогрессирующей паранойи рассказывает миллионам всё еще живущих людей о том, что его участие в движении “Солидарность” выглядело иначе, нежели им кажется. Не было никакого Леха Валенсы. Всю борьбу с коммунизмом в одиночку вел брат маленького человечка, Лех Качинский, хотя почти никто его тогда и в глаза не видел. Согласно новой исторической доктрине, именно он победил коммунизм — и потому в каждом городе ему нужно поставить памятник, бронзовый, как памятники северо-корейским диктаторам», — Збигнев Холдыс. («Ньюсуик Польска», 8-14 мая)
• «Я не могу спокойно смотреть на попытки фальсифицировать новейшую историю, на откровенное неуважение к Леху Валенсе и другим героям “Солидарности”. Они говорят, что у “Солидарности” не было лидера. (...) Лех Качинский был тихим неконфликтным человеком. А его брат? Навещал его разве что по воскресеньям, и то ненадолго, чтобы сразу же вернуться в Варшаву. Он вообще никак не участвовал в нашей борьбе. (...) Я подхожу к этому как врач. (...) И вижу самую настоящую патологию. Все, что делает Ярослав Качинский, продиктовано ненавистью. А на ненависти ничего хорошего не построишь. Травля, неустанный поиск врагов, науськивание одних на других будят в людях самые темные инстинкты. И это может изменить общество до неузнаваемости. Меня это очень беспокоит, потому что все эти отрицательные эмоции, вырвавшиеся на свободу, очень трудно загнать обратно. Мы попали в переплет, увы. (...) Я хорошо помню, как начинался тоталитаризм. Я уже когда-то слышала похожие речи об униженном народе, который должен вернуть себе чувство собственного достоинства. Правда, наблюдая деятелей ПИС, я вижу их полную бездарность», — проф. Иоанна Пенсон (96 лет), бывшая заключенная концлагеря “Равенсбрюк” и коммунистических тюрем, с первых лет “Солидарности” была врачом Леха Валенсы. («Ньюсуик Польска», 24 апр. — 7 мая)
• «Даже названия улиц нам теперь меняют по указанию из Варшавы. Должны ли мы подчиниться? Только через мой труп! Я не участвовал в декоммунизации улиц, объяснив это тем, что не собираюсь применять неконституционный закон. Он нарушает договор между местным самоуправлением и государством, согласно которому нам предоставлена самостоятельность в выборе названий улиц. Я не стал обращаться с конституционной жалобой, поскольку не верю в объективность нынешнего Конституционного трибунала, что, в свою очередь, наглядно демонстрирует, в каком жалком состоянии у нас находится система верховенства закона», — Роберт Бедронь, мэр Слупска. («Газета выборча», 29 апр. — 1 мая)
• «Тысяче бывших сотрудников спецслужб, полиции и других военизированных структур с 1 октября снизят размер пенсии. В некоторых случаях пенсия будет урезана до установленного минимума — 730 злотых нетто. Другие получат не более 1,7 тыс. злотых. Министерство внутренних дел подготовило проект закона, предусматривающего уменьшение пенсий для тех, кто хотя бы один день прослужил в Службе безопасности, структурах, подчинявшихся коммунистическому МВД либо спецслужбах министерства обороны. Депутаты подкорректировали законопроект, и теперь пенсии снизятся еще больше. Пенсия будет рассчитываться исходя не из 0,5%, как планировалось, а 0% за каждый год службы в структурах ПНР. Это также коснется тех, кто нес службу и после 1990 года. (...) Столь же радикально будут снижены пособия, выплачиваемые вдовам и детям покойных сотрудников. (...) Адам Боднар, уполномоченный по правам человека, уже принял решение отстаивать права пострадавших в суде, (...) тысячи бывших сотрудников спецслужб и МВД собираются подать иск против правительства». (Лешек Костжевский, «Газета выборча», 2-3 марта)
• «“В Беловежской пуще продолжается вырубка столетних и более старших деревьев, также разоряются места обитания животных, которые должны охраняться в соответствии с программой “Природа-2000”. В связи с этим Европейская комиссия направляет Польше последнее предупреждение. Поскольку наносимый вред может оказаться необратимым, у польских властей есть только один месяц (вместо обычных двух) на ответ”, — говорится в опубликованном вчера пресс-релизе Европейской комиссии. Там же сказано: “Европейская комиссия призывает Польшу отказаться от запланированной масштабной вырубки деревьев в Беловежской пуще — последней в Европе первозданной пуще, охраняемой программой «Природа-2000»”. Самое серьезное предупреждение находится в конце пресс-релиза — если польское правительство не объяснится по поводу нарушений законодательства ЕС, дело будет передано в Европейский суд». (Алексанр Гургуль, «Газета выборча», 28 апр.)
• «Художница, работающая под псевдонимом NeSpoon, представитель варшавского стрит-арта, отправилась в Беловежскую пущу, где министр Ян Шишко дал разрешение на расширенную вырубку деревьев под предлогом борьбы с жуком-короедом. (...) Художница запечатлела в глине структуру древесной коры, а очередные керамические слепки разместила на стене дома на улице Тамка в Варшаве. “Это посмертная маска леса, которого уже нет”, — написала NeSpoon». (Якуб Хелминский, «Газета выборча», 13 апр.)
• «В первых числах апреля почти 90% поверхности лесов Беловежской пущи (11,2 тыс. га) на территории надлесничества Беловежа были закрыты для посещений. (...) Экологические организации и местные жители считают (...), что таким образом надлесничество пытается скрыть очередной этап вырубки деревьев (проводимой на основании решения генерального директора Государственных лесов от 2 февраля этого года, разрешающего вырубку деревьев даже в самых старых древостоях), а закрытие пущи для посещений отобьет у туристов желание приезжать в последний естественный лес в Европе». («Политика», 26 апр. — 5 апр.)
• «20 апреля состоялась акция протеста судей со всей Польши. (...) Судьи опасаются чрезмерного вмешательства исполнительной власти в работу судебных органов. (...) Как подчеркивают судьи, изменения в законодательстве происходят без консультаций с ними, фактически за их спинами». (Агата Лукашевич, «Жеспосполита», 21 апр.)
• «По данным полиции, в субботнем Марше свободы приняли участие около 12 тыс. человек, по мнению же “Гражданской платформы” в акции участвовали около 100 тыс. демонстрантов. (...) Главным организатором демонстрации выступила “Гражданская платформа”. (...) “Данные полиции, скорее всего, охватывают только тех людей, которые приехали на автобусах. Автобусов было около 250, в том числе 220 автобусов самой ГП. Вместе это около 13 тыс. человек. А ведь есть еще поезда, автомобили, а также жители Варшавы и ее окрестностей”, — возмущается один из организаторов». (Михал Коланко, «Жеспосполита», 8 мая)
• «Протесты приводят к конкретным результатам, доказательством чему служит отказ ПИС от “битвы за Варшаву” (проект присоединения к столице целого звена окружающих Варшаву пригородных и сельских гмин, где ПИС пользуется более широкой поддержкой — В.К.). Но и не будь этих результатов, акции протеста оставались бы очень важны. Благодаря им ПИС не может заявить, что все одобряют политику правящей партии, а наши друзья и соответствующие международные институты видят, что довольно большая часть общества активно сопротивляется беззаконию. В конце концов, кто еще должен защищать права, свободу и демократию, как не сами граждане?», — Влодзимеж Цимошевич, бывший премьер-министр, министр иностранных дел и министр юстиции. («Жечпосполита», 2-3 мая)
• «То, как ПИС распоряжается государственной властью, доказывает, что в Польше легче приживается тоталитарная система государственного устройства, нежели антитоталитарная. Этот процесс идет быстро и на удивление легко. Произвольное законотворческого вмешательства во все сферы общественной жизни уничтожает институты демократического государства. Лишает конституцию силы. (...) Новый (...) правовой порядок по сути своей неконституционен, поскольку призван служить не государству, а партии. (...) Воля председателя ПИС приобретает силу закона. (...) Изменения в Конституционном трибунале привели к тому, что институциональный контроль за правомерностью законотворческого процесса исчез. Осталась лишь юридическая фикция. (...) В ходе демократических выборов партия ПИС получила мандат на управление страной. Взяла власть. Но власть — это всегда ответственность. Тем временем нынешняя форма осуществления власти угрожает безопасности страны и ее граждан. Нарушается конституция. Это означает, что власть утратила свой демократический мандат, выданный ей для управления страной», — проф. Анджей Гомулович, заведующий кафедрой финансового права университета Адама Мицкевича в Познани. («Жечпосполита», 25 апр.)
• Под­держ­ка пар­тий: «Граж­дан­ская платфор­ма» — 28%, «Право и справедливость» — 27%, Кукиз’15 — 12%, Союз демократических левых сил — 5%, «Современная» — 4%, «Вместе» — 3%, крестьянская партия ПСЛ — 3%, КОРВИН («Коалиция обновления Республики – вольность и надежда») — 3%, «Твое движение» — 1%, прочие — 1%, не определились с симпатиями — 13%. Опрос «Кантар паблик», 26-27 апреля. Избирательный порог составляет 5%. («Газета выборча», 29 апр. — 1 мая)
• «Зарубежные инвесторы по-прежнему положительно оценивают состояние польской экономики, однако их беспокоит общественно-политическая нестабильность в нашей стране и непредсказуемость изменений в законодательстве. Такие выводы можно сделать на основании опросов, проведенных в 369 зарубежных фирмах, работающих в Польше. Результаты опросов были опубликованы в четверг Польско-немецкой торгово-промышленной палатой, поводившей анкетирование совместно с объединенными под эгидой “International Group of Chambers of Commerce” 13 палатами, представляющими инвесторов из других стран». (Адам Возняк, «Жечпосполита», 21 апр.)
• «Европейская комиссия рекомендовала Польше, чтобы та (...) ограничила структурный дефицит до 0,5% в год. Тем временем правительство планирует, что в этом году он возрастет до 2,9% ВВП по сравнению с 2,3% ВВП в 2016 году. Так что вместо снижения у нас наблюдается рост на 0,6%». («Жечпосполита», 4 мая)
• «Лучший способ не позволить бюджетному дефициту резко повыситься, даже в условиях действующей программы 500+, это не тратить деньги в других сферах. Разумеется, другой способ — это реально увеличить собираемость налогов. Но если говорить об ограничении расходов, то в прошлом году мы выбрали наихудший вариант из всех возможных — перестали вкладывать деньги в инвестиции. Этот необычайно низкий дефицит сектора государственных финансов был в значительной степени обусловлен тем, что органы самоуправления не тратили деньги — то ли по причине непрофессионализма, то ли из страха, то ли по объективным причинам. (...) Если в любую городскую или сельскую администрацию могут нагрянуть господа из Центрального антикоррупционного бюро, никто не будет принимать серьезных инвестиционных решений, зная, что может за это жестоко поплатиться. Это издержки борьбы с коррупцией — или с воображаемой коррупцией», — Марек Белька, бывший премьер-министр и председатель Национального банка Польши. («Дзенник газета правна», 8 мая)
• «Вместо того, чтобы экономить, правительство решило не затягивать потуже ремень. (...) Улучшение состояния государственных финансов в прошлом году стало следствием сокращения инвестиционных расходов. (...) Мы слишком мало инвестируем! Действия правительства сокращают количество предложений на рынке труда. Поэтому потенциал нашей экономики не растет, а падает. Это означает, что более высокие темпы текущего роста в перспективе приведут к росту перекосов в экономике. Это экономическая азбука, которая политикам дается с трудом. Они хорошо умеют стимулировать экономику при помощи социальных трансфертов. На какое-то время это помогает. На долгосрочную перспективу это путь в никуда. Государственный долг Польши превысил биллион злотых. По оценкам Международного валютного фонда через десять лет он может достичь 70% ВВП. И это уже в самом деле последний звоночек, чтобы начать трансформировать потребление на одолженные деньги в сбережения, которые нужны нам для финансирования роста инвестиций», — Януш Янковяк, главный экономист Польского совета бизнеса. («Газета выборча», 2-3 мая)
• «Доля всех государственных расходов в этом и следующем году вырастет примерно до 43,5% ВВП (в 2016 г. она составляла 43,3%). Благодаря этому сюда войдет не только больше социальных расходов, но также экстра затраты на инвестиции, объем которых возрастет с 3,3% ВВП в 2016 году до 5% в 2018 году. Какой ценой? Ценой увеличения дефицита финансов в 2017 году, несмотря на более успешный сбор налогов». (Марек Хондзинский, «Дзенник газета правна», 25 апр.)
• «“Двадцать лет назад мы начинали с демонополизации рынка, а сейчас у нас наблюдается монополия государства в энергетике”, — признался Лешек Юхневич, первый директор Департамента регулирования энергетики. (...) Юхневич сказал: “Не знаю, чем это кончится. Происходит что-то вроде национализации”». (Анета Вечежак-Крусинская, «Жеспосполита», 13 апр.)
• «Международный валютный фонд в последний год резко снизил прогнозируемые темпы долгосрочного развития Польши. Этот год будет лучше, чем ожидалось, однако перспективы на следующие годы, по мнению экономистов МВФ, неутешительны. Как правило, прогнозы на ближайшие пять лет колебались от 3,5 до 38%. Однако с весны 2016 г. до весны 2017 г. этот прогноз снизился до 2,7%. (...) Подобный пересмотр прогнозов не коснулся более ни одной европейской страны, кроме Черногории, не говоря уже о развитых странах. (...) МВФ не комментирует своих прогнозов для конкретных стран». (Игнаций Моравский, «Дзенник газета правна», 24 апр.)
• «Согласно опросу ЦИОМа, «47% респондентов считают, что ситуация в Польше не сулит ничего хорошего. 38% полагают, что нынешние перемены, напротив, приведут к положительным результатам. (...) 44% участников опроса считают, что политическая обстановка в стране оставляет желать лучшего. 19% придерживаются противоположной точки зрения. (...) Каждый третий респондент оценивает политическую ситуацию в стране нейтрально. (...) Экономическую ситуацию в Польше 39% опрошенных оценивают позитивно, 38% считают ее посредственной, а 18% — негативной. Уровень своего материального благосостояния 56% считают достаточно высоким, 6% — очень низким, а 38% — средним. (...) 26% опрошенных (...) ожидают, что в ближайшем году ситуация в стране улучшится. (...) Ухудшение ситуации прогнозируют 27% опрошенных, а 40% полагают, что ситуация в Польше не изменится». («Газета выборча», 21 апр.)
• «Польский электорат в своих политических предпочтениях (...) большое значение придает внеэкономическим вопросам, и именно от них зависит, кого поддержат избиратели на очередных выборах. Польский избиратель больше обращает внимание на морально-политические проблемы, а не на вопросы экономики. (...) Успехи польской экономики не окажут решающего воздействия на итоги выборов в 2019 году. Голосуя на выборах, поляки руководствуются совершенно иными соображениями. (...) Тем, что им понятно и близко. Их интересует история Мисевича и его доходов, разбитые лимузины и аристократические замашки польских политиков. Им также интересно, кто защитит нас перед нашествием беженцев, которые, как известно, намерены убивать нас и насиловать; сколько памятников “проклятым солдатам” мы должны поставить; не навлечем ли мы на себя гнев Божий, если легализуем однополые браки. Если бы мне нужно было дать совет власть предержащим, я бы сказал им — займитесь травлей. (...) Звучит абсурдно? Куда более абсурдно пытаться расположить к себе поляков, рассказывая им о достижениях нашей экономики при нынешнем правительстве. Соотечественники никогда не обращали на это никакого внимания», — Марек Мигальский. («Жечпосполита», 26 апр.)
• «В 2016 году 37% поляков прочитало одну книгу, а каждый десятый наш соотечественник прочел от 7 до 10 книг. (...) Постоянно растет количество домов, в которых нет ни одной книги. Сегодня они составляют 22%. Во многих домах (более 10%) есть только учебники и книги из школьной программы». («Жечпосполита», 21 апр.)
• «Манифестация “Национально-радикального лагеря” (по-польски “Обоз народово-радикальный”, сокращенно ОНР — примеч. пер.) была приурочена к 83-й годовщине создания первого ОНР. (...) Марш ОНР-овцев прошел под охраной полиции. Перед маршем состоялся конгресс организации, закрытый для СМИ и посторонних. (...) Согласие на манифестацию ОНР дала варшавская ратуша. (...) Правовых оснований отказать ОНР в проведении марша не было. В понедельник, спустя два дня после марша, мэр Варшавы Ханна Гронкевич-Вальц призвала министра юстиции Збигнева Зёбро поставить ОНР вне закона (...) “как неофашистское движение”. (...) ОНР, объединяющий поляков из самых разных регионов страны, легально действует с 2005 года, не встречая никакого сопротивления со стороны органов правосудия». (Витольд Гловацкий, «Польска», 2-3 мая)
• «“Криса Хани вспоминаем, а Валюся презираем”, — под таким лозунгом прошла в пятницу перед президентским дворцом демонстрация с участием антифашистов и Коммунистической партии Польши. (...) Польский эмигрант Януш Валюсь в 1993 г. застрелил Криса Хани, чернокожего лидера коммунистов ЮАР. (...) Поляк был приговорен к смертной казни, которую потом заменили на пожизненное заключение. (...) Атмосферу в Польше подогрела информация о том, что после условного освобождения Валюсь может вернуться в Польшу. Его приезд на родину пытаются организовать несколько политиков правого толка, в том числе Ян Жарын из ПИС. (...) Организаторы пятничной манифестации перед президентским дворцом обещают провести очередную акцию (...), однако сторонники Валюся сейчас куда более заметны». («Жечпосполита», 8 мая)
• «Активисты ОНР в 30-е годы нападали на еврейских студентов в стенах университетов, громили еврейские магазины, терроризировали представителей демократических левых сил. (...) Себя они именовали “тотальным” движением, задачей которого было установление иерархического, “естественного” национального порядка. (...) Современный ОНР никогда не открещивался от довоенных традиций. (...) В идеологической декларации общества можно прочесть, что оно отрицает “либеральную демократию”, а будущее национальное государство видит сплоченным вокруг принципов “иерархичности и порядка”. Декларация также провозглашает политику, направленную на сохранение моноэтничности Польши, а также воспитание новых элит, “свободных от внешних влияний, вредящих нашему единству”. Иерархия, моноэтничность, свободное от внешних влияний единство — все это взято из политического словаря фашистов». (Якуб Маймурек, «Газета выборча», 4 мая)
• «Десять лет назад исторической реконструкцией в нашей стране занимались всего 5 тыс. человек. Сегодня (...) их примерно 100 тыс. человек. (...) Все отчетливей становится видно, что количество тех, кто не видит в убийстве себе подобных ничего ужасного, у нас последовательно растет. (...) Спрос на насилие всегда возрастает там, где уходят последние поколения, на себе испытавшие ужасы войны. (...) Массовые страдания не делали людей благороднее, но калечили их морально и физически. Но человек начинает понимать такие вещи, только испытав это на собственной шкуре». (Анджей Краевский, «Дзенник газета правна», 28 апр. — 3 мая)
• «Представители националистических кругов демонтировали памятный знак в честь УПА на кладбище в Хрущовицах (Подкарпатье). (...) “Демонстративный характер действий организаторов и участников акции, (...) о которой, безусловно, было известно властям, подтверждают, что выходки подобного рода совершаются с официального одобрения”, — пишут представители Союза украинцев в Польше». («Жечпосполита», 28 апр.)
• Акция «Висла» была «принудительным переселением свыше 140 тыс. гражданских украинцев и лемков. (...) Она также предусматривала принудительное поселение польских украинцев и лемков в северо-западной части страны, рассеивание их там и запрет возвращаться на родину. Непосредственным осуществлением операции занимались власти так наз. Народной Польши, вдохновляемые руководством коммунистической Польской рабочей партии. Все это происходило в условиях вооруженного конфликта с украинскими партизанами. (...) Акция “Висла” была преступлением против гражданского населения в 1947 г. и продолжает оставаться таковой по сей день. (...) В 2007 г. Союз украинцев в Польше обратился в следственный отдел Института национальной памяти (ИНП) с сообщением о преступлении, которым, по мнению союза, была акция “Висла”. (...) ИНП отказал в возбуждении следствия. Прокурор решил, что акция “Висла” не была преступлением против человечности. (...) В 2012 г. следственный отдел ИНП начал расследование, в результате которого акция “Висла” была признана преступлением коммунистических властей против человечности», — Кшиштоф Персак. («Газета выборча», 29 апр. — 1 мая)
• «В ситуации с акцией “Висла” (...) выбор очевиден. Либо мы признаем, что польские государственные интересы в 1947 году представляли органы госбезопасности и политбюро Польской рабочей партии, либо вспоминаем об элементарных моральных принципах, которые осуждают коллективную ответственность и вооруженные акции против гражданских, особенно против женщин и детей. (...) Состоявшаяся в понедельник конференция Института политических исследований Польской академии наук, а также аналитические материалы, предоставленные уполномоченным по правам человека, не оставляют сомнений: акция “Висла” была тоталитарной операцией, аналогичной тем, которые тогда практиковал Кремль на территории Советского Союза. (...) Поэтому в 70-ю годовщину акции “Висла” необходимо, чтобы польское руководство взяло пример с президента Леха Качинского и перестало замалчивать те события, осудив действия органов госбезопасности и отделив от них нынешнюю свободную Польшу». (Павел Коваль, «Жечпосполита», 27 апр.)
• «17 апреля в Лодзи скоропостижно скончался Олег Закиров, бывший майор КГБ, гражданин Польши, награжденный Кавалерским и Офицерским крестами Ордена возрождения Польши, автор книги воспоминаний “Чуждый элемент”. “В России за попытки выяснить правду о катынском расстреле ему грозила смерть, а в Польше, куда он бежал, никто его судьбой не интересовался. Ему приходилось просить подаяния на улицах”, — пишет Кристина Курчаб-Редлих об умершем Олеге Закирове». («Жечпосполита», 28 апр.). Некрологов в прессе не было (В.К.)
• «Часть чеченцев, застрявших на польской границе, находятся на грани самоубийства. Некоторые целыми днями ничего не едят, поскольку у них нет денег. А наше правительство прячет голову в песок». («Газета выборча», 5 мая)
• «Департамент по делам иностранцев сообщил, что в 2016 г. количество иностранцев, ходатайствующих о предоставлении им статуса беженца, составило немногим более 12 тысяч. (...) В 2013-2016 гг. численность иностранцев, ищущих убежища в Евросоюзе, выросла на 275%, а в Польше снизилась на 20%. (...) Из 160 тыс. заявителей, просивших признать их беженцами в 1992-2016 гг., Польша наделила этим статусом лишь 5 тыс. человек. (...) В Германии только в 2015 г. было рассмотрено четверть миллиона ходатайств иностранцев о предоставлении им статуса беженца, в результате чего международную защиту получила половина из них. Это означает, что Германия за две недели в 2015 г. предоставила статус беженца большему количеству иностранцев, нежели Польша за все 25 лет действия в нашей стране женевской конвенции. Польша уже не первый год принадлежит к тем странам ЕС, где за статусом беженца обращаются реже всего. Вероятность получения международной защиты в нашей стране является самой низкой. (...) До 2015 г. в Польше на постоянное жительство осталось всего 1545 беженцев, а также почти 3 тыс. иностранцев, на которых распространяются иные формы международной защиты. Для 38-миллионной страны это капля в море. (...) Практикуемая с момента последних парламентских выборов недоброжелательная и оторванная от польских реалий риторика начинает, к сожалению, приносить свои ядовитые плоды. Рост неприязни и агрессии по отношению к иностранцам, отличающимся от нас по культурному, этническому и религиозному признакам, становится виден невооруженным глазом», — Томаш Сенюв, глава Института правового государства. («Дзенник газета правна», 9 мая)
• «Современный польский патриотизм (...) должен будить уважение и чувство солидарности по отношению ко всем гражданам, независимо от их вероисповедания или происхождения», — заявляют епископы в новом обращении Епископата Польши «Христианский характер патриотизма». («Жеспосполита», 28 апр.)
• Обращение «Христианский характер патриотизма», опубликованное в пятницу, «это не реакция на конкретные события, а попытка как-то отнестись к проблеме, становящейся все более актуальной. В последнее время мы столкнулись с целой волной тревожных явлений — сначала с неприязнью к чужим, затем с проявлениями открытой агрессии. Во многих городах Польши иностранцы подверглись избиениям. Добавим к этому манифестации на стадионах и вызывающие тревогу паломничества ОНР. Даже в положительных явлениях — таких, как исторические реконструкции — епископы видят опасную банализацию трагического прошлого. (...) Епископы также понимают, что со многих церковных кафедр ведется проповедь националистического шовинизма. (...) Мне хотелось бы, чтобы мы также написали письмо о нашем активном членстве в Европейском союзе. Епископы много внимания уделили местному патриотизму, а о европейском патриотизме забыли», — о. проф. Альфред Вежбицкий, заведующий кафедрой этики Католического университета в Люблине. («Газета выборча», 2-3 мая)