Новая Польша 11/2017

Хроника (некоторых) текущих событий

• «“Я буду доказывать преимущества президентской формы правления, поскольку считаю ее очень эффективной”, — отметил президент Анджей Дуда, заявивший, что настало время расширить полномочия президента». («Супер экспресс», 2 окт.)
• Фрагменты интервью с Ярославом Качинским. «В условиях нашей стабильной политической системы я не вижу никаких предпосылок для введения в Польше президентской формы правления, риски которой в том, что человек без соответствующего опыта и навыков, а иногда и человек злой воли — такое ведь тоже случается, только прошу не относить это на счет президента Анджея Дуды — сосредотачивает в своих руках огромную власть и к тому же никем не контролируется. (...) Слишком часто президентские выборы превращаются в разновидность плебисцита, в ходе которого побеждает не политик, наделенный чувством ответственности, а скорее тот, кто больше знаменит. Пример Франции ярко демонстрирует, к каким негативным последствиям может привести такая ситуация. (...) Впрочем, уже сегодня видно, что в рядах так называемой тотальной оппозиции у нас есть последователи немецкой модели». («Газета Польска», 4-10 окт.)
• «Пятничная встреча лидера правящей партии и главы государства проходит уже в третий раз подряд. Каждая из них была посвящена обсуждению законов о Национальном совете правосудия и Верховном суде. (...) Особенно сложной оказалась тема выдвижения судей Национального совета правосудия. (...) “Президента не устроит вариант, который не гарантирует внепартийное избрание судей”, — заявил вчера Кшиштоф Лапинский, пресс-секретарь президента. («Газета Польска цодзенне», 7-8 окт.)
• «Я уверен, что часть наших сенаторов обсуждала с господином президентом свой выбор. (...) Президент Дуда может пролоббировать представителей оппозиции», — Ярослав Качинский. («Газета выборча», 4-10 окт.)
• «Пресс-секретарь президента Кшиштоф Лапинский в эфире радио “Труйка” заявил, что в случае, если ПИС слишком радикально отредактирует президентские законопроекты о Национальном совете правосудия и Верховном суде, Анджей Дуда просто их не подпишет. (...) Лапинский также подчеркнул, что Анджей Дуда на прошлой неделе сказал о том же самом лидерам фракции ПИС в ходе парламентских консультаций». (Витольд Гловацкий, «Польска», 2 окт.)
• «ПИС хочет полностью подчинить себе Национальный совет правосудия. Президент же заявляет: либо совет будет избираться на пропорциональной основе, либо я этого не допущу. (...) Это не просто борьба за Национальный совет правосудия, это борьба за власть, говорят люди из окружения президента. (...) Глава государства не боится частных заявлений политиков ПИС, угрожающих ему, к примеру, Государственным трибуналом. “Что ж, пусть попробуют. Может, еще и в наручниках меня выведут?”, — горько пошутил президент Анджей Дуда». («Факт», 7-8 окт.)
• «Заодно с реформой системы правосудия президент предложил предоставить более широкие полномочия президенту. (...) В последние месяцы его поведение вызывает всё большую тревогу. (...) Он заигрывает с самыми разными политическими кругами и рассказывает о том, что ему не хочется ссорить поляков между собой», — Петр Лисевич, заместитель главного редактора. («Газета Польска», 4-10 окт.)
• «“Мы должны знать, с нами ли президент, реальны ли дальнейшие перемены или наши усилия по улучшению ситуации в Польше достигли своего предела”, — заявил на прошлой неделе в интервью “Сетям” председатель “Права и справедливости” Ярослав Качинский. (...) Не ставит ли Анджей Дуда палки в колеса патриотическому лагерю, пытающемуся разогнать всю эту посткоммунистическую лавочку и искоренить патологию? (...) Представители президента, а иногда и он сам, просто не понимают, что без решительной победы над кланами и кликами, которые сидят у нас на шее чуть ли не с 1944 года, реформы не имеют никакого смысла. (...) Дальнейшая судьба Польши зависит сегодня от одного человека — от президента Анджея Дуды. (...) Это политик, который обязан своей блестящей карьерой в первую очередь Ярославу Качинскому», — Яцек Карновский, главный редактор. («Сети», 2-8 окт.)
• «Главное различие между проектом “Права и справедливости” и проектом президента заключается в том, что Дуда отобрал у Зёбро полномочия по регулированию состава Верховного суда и наделил ими самого себя. Судье Верховного суда, достигшему 65-летнего возраста, придется обращаться с унижающим его ходатайством о продолжении профессиональной деятельности к президенту, а не к министру юстиции, как предлагает в своем проекте ПИС. Первому председателю Верховного суда, чей шестилетний срок полномочий, гарантированный основным законом, будет прерван, тоже придется просить президента любезно согласиться продлить ее полномочия. Распространение полномочий президента — органа исполнительной власти — на сферу правосудия (...) усугубляется совершенно нелепой инициативой об утверждении президентом... регламента Верховного суда», — Войцех Садурский, профессор философии права в Сиднейском университете, профессор Европейского центра Варшавского университета. («Газета выборча», 6 окт.)
• «Вся эта дискуссия сводится к одному — кто будет той последней и главной инстанцией, принимающей окончательное решение. (...) Причиной этого спора стала особенность нашего конституционного строя — президент располагает довольно внушительным мандатом доверия, выданным гражданами на всеобщих выборах, и в то же время его влияние на деятельность исполнительной власти невелико. (...) И президент, и ПИС пользуются одинаково высокой поддержкой. С той лишь разницей, что в случае президента речь идет о рейтингах доверия, в которых поддержку президенту выражают в том числе и те, кто не собирается голосовать за Анджея Дуду. А в том, что касается ПИС, мы имеем дело с реальной поддержкой конкретной политической партии. Это усиливает и укрепляет позицию председателя правящей партии в ходе политических переговоров», — профессор Варшавского университета Рафал Хведорук, политолог. («Супер экспресс», 7-8 окт.)
• «Президентский и ПИС-овский проекты законов о Национальном совете правосудия и Верховном суде, кроме их неконституционности, объединяет еще одна черта: стремление сделать так, чтобы правящая партия всегда могла влиять на конкретные решения суда. Спор между президентом и ПИС разворачивается не вокруг государственной модели или реформы правосудия. Сейчас, когда президент полностью раскрыл содержание своих проектов, стало понятно, что спор касается власти. (...) ПИС хочет прибрать к рукам сразу всё и вряд ли позволит президенту решать, кто останется в Верховном суде, и кто будет туда избран. Получить всю полноту власти ПИС не может, не подчинив себе суды. С этого они начали (история с Конституционным трибуналом) и уже не остановятся». (Эва Седлецкая, «Политика», 4-10 окт.)
• «ПИС относится к президенту как к мальчику на побегушках. Причем это президент из их же собственного политического лагеря. В глазах общественности фигура президента неразрывно связана с престижем Речи Посполитой. И если деятели правящей партии даже не скрывают, что президент для них — это отставной козы барабанщик, терпение общественности рано или поздно лопнет. Президент обязан взбунтоваться. У него просто нет выхода. (...) Если председатель ПИС не в состоянии совладать со своей травмой, скорбью по погибшему брату и сугубо личными эмоциями, то пусть уходит из политики и общественной жизни. (...) Я боюсь, что ситуация выйдет из-под контроля и случится какой-нибудь неожиданный инцидент», — Рышард Бугай. («Жечпосполита», 10 авг.)
• «Ярослав Качинский не был моим шефом, правительство было коалиционным. Это культурный человек, который умеет нагнать страху. Он не любит тех, кто ему сопротивляется. (...) Ярек не умеет прощать. (...) Качинский большой ловкач. Он раскрылся передо мной лишь потому, что поверил в мой образ циника. Он говорил, что трибунал наш, масс-медиа будут наши, с “Польсатом” дело в шляпе, закон о деконцентрации капитала в СМИ решит проблемы “TVN”, а Суд по делам прессы справится с журналистами. Этот проект лежал на столе, его готовил Зёбро. (...) Сегодня мы движемся в том же направлении. (...) Качинский, в точности как Мадуро, готовит правовые лазейки на случай поражения на выборах. (...) Он останется председателем партии, а премьеров будет менять. (...) После полутора лет работы в правительстве мой кругозор существенно расширился, я лучше узнал Качинского и всю политическую реальность», — Роман Гертых, в 2006-07 гг. вице-премьер и министр образования, в настоящее время руководит адвокатским бюро. («Газета выборча», 23-24 сент.)
• «Парадокс в том, что Польша, настроенная крайне антироссийски, все больше скатывается к московскому сценарию управления обществом. Более того, благодаря своей эксцентричной внешней политике, она, по сути, работает на реализацию стратегических целей Кремля в Европе», — Рената Лис. («Политика», 4-10 окт.)
• «Всё больше указывает на то, что Польша была выбрана Россией в качестве испытательного полигона перед выборами в США, где был отработан тот же самый набор спецопераций. “Гражданская платформа”, несмотря на лучшие в Европе результаты экономического роста, потерпела поражение. Не в последнюю очередь это случилось из-за кассетного скандала, когда были обнародованы записи разговоров ключевых политиков, среди которых не оказалось представителей “Права и справедливости” (хотя те также посещали ресторан, в котором была организована прослушка). (...) Главный обвиняемый по этому делу, бизнесмен Марек Ф., был должен 26 млн долларов российским фирмам, кредитором которых оказалась “Кузбасская топливная компания”, тесно связанная с Путиным. Томаш Пьонтек в “Газете выборчей”, Рышард Груца на страницах “Факта”, а также их зарубежные коллеги из “Франкфуртер альгемайне цайтунг” и “Гардиан” описывают связи политиков из окружения министра обороны Антония Мацеревича с Кремлем», — Славомир Сераковский, директор Института перспективных исследований в Варшаве. («Политика», 13 сент.)
• «Пустых и безыдейных людей полно в каждой партии. (...) Молодые политики не читают, не пишут, ничего не знают и не хотят знать. (...) В Польше политик молодого поколения в состоянии написать разве что текст, оскорбляющий Ярослава Качинского, либо же панегирик в его же честь. А если нужно написать об интересующем его вопросе, об образе будущего, к которому он стремится, тут же выясняется, что сказать ему нечего. (...) Когда возникает потребность в сильном государстве и сильных, ответственных, начитанных и интеллектуально подкованных политиках, вдруг оказывается, что в поколении 30-ти и 40-летних таких людей просто нет», — Эрик Мистевич, политический консультант. («Жечпосполита», 23-24 сент.)
• «У Туска и Качинского психология пасечников. Каждый открывает свой улей, смотрит, как там всё гудит и клокочет, и как только кто-то в этом улье начинает считать себя королем пчел, его тут же ставят на место. Лидеры блюдут свое первенство, стравливая между собой различные политические группы. (...) Искренняя забота о государственном устройстве действительно необходима», — профессор Ягеллонского университета Ярослав Флис, политический социолог. («Жечпосполита», 7-8 окт.)
• «Второй год правления ПИС заканчивается попыткой радикального смещения оси политического размежевания. Кроме отчетливого, обозначившегося еще в первые месяцы нахождения ПИС у власти, конфликта на линии “общество — элита”, “Право и справедливость” намеревается усугубить конфликт на оси “патриоты — защитники чужих интересов”. ПИС хочет пойти на следующие выборы как партия, защищающая народные интересы от тех, кто не просто этим интересам угрожает, но и представляет интересы совершенно противоположных групп». (Рафал Матыя, «Дзенник газета правна», 29 сент. — 1 окт.)
• «Перед лицом постепенной изоляции Польши (...) правительство обращается к самой элементарной внешнеполитической стратегии, используя для подогревания эмоций нашу национальную трагедию. (...) Германия, как и любая другая страна ЕС, имеет право вмешаться, если кто-то нарушает фундаментальные демократические принципы, о соблюдении которых мы все договорились. (...) Вопрос репараций за Вторую мировую войну закрыт. Оба правительства — объединенной Германии и демократической Польши — пришли к сложному компромиссу. Адресатом их репарационных претензий могла бы быть только Россия», — проф. Анна Вольф-Повенская, бывший директор Западного института в Познани. («Газета выборча», 28 авг.)
• «“Сталинские холуи”, “Смерть предателям народа” и “Пошел вон из нашей страны” — такими надписями были разрисованы памятники на кладбище “Мавзолей советских солдат” в Варшаве. («Газета выборча», 19 сент.)
• «Институт национальной памяти получил согласие белорусских властей на проведение поисковых работ на территории этой страны. Работы начнутся 4 сентября. (...) При проведении эксгумации польским ученым помогут белорусские военные из специального батальона. (...) Выражение белорусскими властями согласия на проведение этих работ наши историки и дипломаты считают переломным событием. (...) Еще год тому назад белорусская прокуратура не согласилась на проведение исследований». (Марек Козубаль, «Жечпосполита», 25 авг.)
• «Бывшего руководителя Грузии Михаила Саакашвили 26 июля лишил украинского гражданства сам президент Украины Петр Порошенко. (...) Таким образом, Саакашвили оказался апатридом, которого еще и объявила в розыск Грузия — другой союзник Польши. Несмотря на это, Саакашвили беспрепятственно передвигался по территории нашей страны. (...) “Польска агенция прасова” организовала ему пресс-конференцию. (...) Польская пограничная служба беспрепятственно пропустила его. В результате Сакаашвили был демонстративно чуть ли не внесен на руках своими сторонниками на территорию Украины. (...) Трудно сказать, выиграет ли Польша от поддержки Саакашвили». (Енджей Белецкий, «Жечпосполита», 12 сент.)
• «В списке главных проблем ЕС сейчас фигурируют Польша, Венгрия, Турция, Россия и “Брексит”. (...) В случае Польши спорные моменты ее взаимоотношений с Брюсселем таковы: процедура охраны правопорядка, вызванная конфликтом вокруг Конституционного трибунала и Верховного суда, процедура о нарушениях законодательства ЕС, связанных с законом о судах общей юрисдикции, процедура о нарушении законодательства ЕС при вырубке Беловежской пущи (нарушение выразилось в отказе Польши выполнять решение Европейского суда о временном запрете этой вырубки), а также отказ выполнять решение ЕС о приеме беженцев. (...) Все эти конфликтные ситуации связаны с состоянием правопорядка, говорит наш собеседник». (Из Брюсселя Анна Слоевская, «Жечпосполита», 13 сент.)
• «Европейская комиссия применила во вторник так называемое обоснованное мнение относительно закона о судах общей юрисдикции. Это уже второй этап процедуры, связанной с нарушением законодательства ЕС, которая была начата 29 июля. На исправление всех недочетов у Польши есть месяц. Если Польша этого не сделает, комиссия на третьем этапе процедуры направит дело в Европейский суд в Люксембурге». (Из Брюсселя Анна Слоевская, «Жечпосполита», 13 сент.)
• Заместитель председателя Европейской комиссии «Франс Тиммерманс на заседании Совета Европейского союза по общим вопросам в Брюсселе представил вчера информацию об угрозе законности в Польше. (...) В ходе совещания за закрытыми дверями высказались министры из всех 28 стран ЕС. (...) Один лишь представитель Венгрии (...) пытался убедить собравшихся, что Совет ЕС — не самый подходящий форум для дискуссий о Польше. (...) Однако даже он не высказал сомнений относительно правомочности Совета по проведению такого диалога. (...) Прочие участники совещания подчеркивали, что Комиссия имеет право действовать в случае возникновения угрозы режиму законности. (...) Тиммерманс упомянул также вырубку Беловежской пущи, осуществляемую вопреки решению Европейского суда в Люксембурге о приостановке вырубки до вынесения решения по этому делу в рамках спора Европейской комиссии и Польши». (Из Брюсселя Томаш Белецкий, «Газета выборча», 26 сент.)
• «Предусмотренная министерством вырубка приведет к тому, что польская часть Беловежской пущи, являющаяся лесом естественного происхождения, сократится на 20%». (Агнешка Войчешек, «Бондзь Био», журнал фонда «Centraurus» и Эко-клуба, №3, 2017)
• «Вырубка деревьев продолжается. Закон не работает — несмотря на судебные решения, государство нарушает закон, “Государственные леса” нарушают закон. (...) Реализуемый сейчас на наших глазах (...) сценарий с “харвестерами” на заднем плане — это отвратительное, варварское и совершенно неевропейское поведение. Ибо “харвестеры” брошены в бой для того, чтобы по-быстрому убрать мертвые ели, (...) вырвать их под корень до принятия Европейским судом решения по существу. Когда будет принято решение, предписывающее Польше прекратить такого типа практику, оно окажется беспредметным. Эти люди действуют методом свершившихся фактов в ситуации, которая должна рассматриваться в суде. (...) Лесные урочища, появляющиеся при участии лесников там, где работали “харвестеры” и лесорубы, не будут иметь ничего общего с урочищами, возникавшими в рамках естественных процессов обновления пущи, которая самостоятельно воспроизводится вот уже 12 тысяч лет», — Пшемыслав Хиларецкий, научный сотрудник Института зоологии Польской академии наук. («Дзике жице», сент. 2017, №9/279)
• «“Будет больно”, — эти произнесенные с холодной яростью слова лесничего, прижавшего к земле одного из активистов, защищавшего Беловежскую пущу от вырубки, стали символом современной политической действительности, (...) своего рода кличем перед погромом. (...) “Будет больно”, когда десятки и даже сотни человек снова станут жертвами прямого насилия только потому, что у них другой, более темный цвет кожи, и они говорят на другом языке. (...) “Будет больно”, если после стихийного бедствия на Кашубах польское правительство не воспользуется финансовой помощью ЕС, потому что это разрушило бы пропагандистский образ Европейского союза, навязываемый обществу этим же самым правительством. (...) “Будет больно”, если прокуроры по распоряжению вице-премьера откажутся преследовать тех, кто занимается пропагандой расизма. (...) “Будет больно”, коль скоро (...) войска Территориальной обороны учатся обращаться с дубинками-“тонфами”, используемыми для разгона демонстраций. (...) “Будет больно”, когда по принципу коллективной ответственности снижают пенсии всем, кого теперь считают сотрудниками аппарата насилия в ПНР», — Роман Куркевич. («Пшеглёнд», 18-24 сент.)
• «Вспомним эпоху перемен, “Солидарность”, которая отвоевала для нас свободу, и зададимся вопросом: что происходит с моим народом? Во имя закона мы нарушаем закон, лишь бы только взять верх над противником. (...) Мы создали государство, в котором нет ничего общего с правдой, правом и авторитетом. Всё напоказ, всё фальшиво, словно декорации в провинциальном театре. (...) Никто не замечает реальных опасностей, которые наступают со всех сторон. (...) Кто задумывается сегодня, что будет с Польшей через 20-30 лет? Погоду делают только частные интересы партиек и партий, во главе которых стоят политиканы, преследующие одну лишь цель: прийти к власти либо удержать ее», — Артур Илгнер. («Жечпосполита», 22 сент.)
• «Я провел годы в эмиграции и часто встречал соотечественников в самых разных уголках мира. И всякий раз выяснялось, что мы обременены польским комплексом, который, взращиваемый на протяжении многих лет, проявляется в форме наихудших черт: расизма, ксенофобии, национализма. (...) С течением времени из нас постепенно уходит понимание того, что значит быть человеком. Мы не желаем помогать беженцам, спасающимся от войны, — и это ужасно. (...) Кто-то сказал однажды: поляки — это русские, притворяющиеся французами. То, что мы живем на стыке этих двух моделей Европы, делает нас нерешительными, разобщенными, напуганными. И чтобы справиться с этим страхом, мы хватаемся за религию и национальное самосознание», — Мачей Петр Прус. («Польска», 2 окт.)
• «В связи с приходящейся на 20 сентября 75-ой годовщиной создания “Национальных вооруженных сил” (польская конспиративная националистическая организация, существовавшая в 1942-47 гг. и боровшаяся после войны с властями Народной Польши — примеч. пер.), Сейм принял резолюцию в честь этой организации. (...) Против прославления “Национальных вооруженных сил” (...) выступила, в частности, еврейская общественная организация “Бней-Брит” (“Братья Союза”): “Деятельность восхваляемой ныне «Cвентокшиской бригады» осуждалась еще представителями Армии Крайовой за сотрудничество бригады с гестапо. Еще большее беспокойство вызывает то, что президент Польши патронирует мероприятия в честь «НВС», в которых принимает участие Лешек Жебровский, известный своими многочисленными высказываниями и акциями откровенно националистического и антисемитского характера, а также поддержкой «Национально-радикального лагеря»”». (Богдан Пентка, «Пшеглёнд», 2-8 окт.)
• «Роман Куркевич в “Пшеглёнде” напоминает депутатам, которые единогласно почтили 75-летие создания “Национальных вооруженных сил” об истинных целях этой организации, сформулированных на страницах подпольной газеты “Шанец” в 1943 году: “Мы убеждены, что ни один немец или еврей, ни один украинец или литовец не может быть полноправным гражданином будущего польского государства. (...) Мы должны решительно отвергнуть нелепую идею гражданского равенства. (...) Нужно полностью избавиться от евреев, как от чуждого, безусловно враждебного и не способного к ассимиляции элемента”». («Политика», 4-10 окт.)
• «Клуб “Освенцим”» — это «запись моих бесед с польскими бывшими узниками немецких концлагерей. (...) Их послевоенные судьбы зачастую оказывались ничуть не легче, во время допросов этих людей подвергали насилию и пыткам. Из них пытались выбить какую-то информацию, унизить их, принудить к сотрудничеству. (...) После 1989 года им пришлось столкнуться с циничным равнодушием всех последующих правительств, которые использовали ветеранов в качестве памятных талисманов. (...) Как правило, они больше боятся русских, чем немцев, несмотря на то (...), что содержались в немецких концлагерях. Растет их страх перед очередным большим вооруженным конфликтом. Они чувствуют — что-то грядет, и это их очень пугает. (...) Эти люди представляют самые разные социальные слои. (...) Взгляды у них тоже самые разные — кто-то за левых, кто-то за правых. Но при этом большинство из них объединено ужасом перед нынешней политической действительностью с характерными для нее нарастанием противоречий и ожившими призраками прошлого, причем самого дурного пошиба, родом прямо из межвоенного двадцатилетия, призраками, питаемыми антисемитизмом, национализмом и расизмом. (...) У этих людей огромный жизненный опыт и интуиция, к которой мы не хотим прислушаться», — Агнешка Даукша. («Газета выборча», 7-8 окт.)
• «Кому мы обязаны развернувшейся в наших школах политической и исторической пропагандой? Не забудьте еще и 564 часа основ религии, что превышает учебное время, отведенное на химию, физику и биологию вместе взятые. (...) Ярослав Качинский: “У нас будет такая Польша, что никто чужой не сможет навязать нам своей воли. Даже если по каким-то вопросам мы останемся в Европе в одиночестве, мы все равно останемся! Как остров свободы и терпимости”. Иоахим Брудзинский: “Если бы не ПИС, в Седльце уже стояла бы мечеть”. Ян Шишко: “Отец Рыдзык — это духовный вождь нашего народа”». (Славомир Тым, «Политика», 13-19 сент.)
• «Если школа не сможет воспитать в нас критического отношения к телевидению и глянцевым журналам, то тем более не защитит от манипуляций, связанных с искусственным интеллектом и цифровыми программами. Детей в школе не учат — хотя бы на самом базовом уровне — распознавать ложную информацию и обращать внимание на контекст. И если мы, взрослые, этим не займемся, научить их будет всё трудней! Вся надежда на внешкольные образовательные инициативы негосударственных организаций и институтов культуры, таких, как “Медиа Гданьск” при Институте городской культуры. Чтобы понять, что тобой манипулируют, нужно обладать некоторыми компетенциями в области масс-медиа. Воспитывать же в себе иммунитет по отношению к ложной информации, которая поставляется набирающими всё большую эффективность ботами (компьютерными программами с набором определенных заданий, работающими автоматически) и людьми, стремящимися нас обмануть и действующими с помощью фиктивных аккаунтов, будет с каждым разом всё сложнее», — Гжегож Д. Струнжа («Политика», 14-15 авг.)
• «Премьера спектакля “Мефисто”, поставленного в “Театре повшехном” в 1983 году, отражала опыт военного положения и отношение артистов к властям ПНР. В 2017 году “Мефисто” ставится в театре, который забрасывают фейерверками националисты, проклинают с церковных кафедр и трибун Сейма, в театре, перед которым из соображений безопасности выставляется полицейский кордон. Всё это происходит в стране, где решение о выступлении в государственных СМИ ставит человека перед нравственной дилеммой, знакомой нам лишь по нашему историческому прошлому. (...) Где кончается компромисс и начинается оппортунизм? Не связано ли четкое обозначение этой границы с чувством морального превосходства? А может быть это просто попытка сохранить остатки порядочности?». («Мефисто», спектакль по мотивам романа Клауса Манна и фильма Иштавана Сабо, премьера 30 сент. 2017. Каталог. Редактор Каролина Капральская. Изд. “Театр повшехны” им. Зигмунта Хюбнера, 03-801, Варшава, ул. Замойского, 20)
• «“Мефисто” — это спектакль в духе “Проклятия” Оливера Фрлича. (...) “Театр повшехны” стал символом сопротивления и одной из тех культурных площадок, посещать которые необходимо». (Витольд Мрозек, «Газета выборча», 4 окт.)
• «Такой девальвации правды и такого торжества абсурда не было даже при коммунизме. Люди говорят и говорят, но в силу отсутствия аргументации им остается лишь бросаться обвинениями, обрядив их в подобие аргументов. (...) Единственный результат — это рост взаимной ненависти. (...) В поисках причины такого равнодушного отношения к попыткам задушить свободу и отменить нормы общественной этики, мы вдруг видим перед собой довольно невежественную часть нашего общества, (...) обреченную на гражданскую незрелость, (...) пребывающую в коконе фрустрации и чувства обиды. (...) Истинным духовным пространством для них служит религия фрустрации и обиды, куда кое-как просачиваются католический Бог, идеи возмездия и реванша, смоленский заговор и программа 500+. Их мифология для них в тысячу раз реальнее нашей тревоги и нашего гражданского возмущения. (...) Из этой страны нужно бежать, (...) чтобы не сгореть со стыда, жить тут бессмысленно. (...) Этическая аргументация и несмолкающие призывы к совести уже не работают. Все попытки принудить власть согласиться на уступки пошли прахом. Словно их и не было», — Кристиан Лупа, театральный режиссер, спустя год возобновивший подготовку спектакля «Процесс» по роману Франца Кафки. («Газета выборча», 26 сент.)
• «На протяжении многих лет Польша была страной, где уничтожалась польская культура, где самой популярной газетой была космополитическая немарксистская “Газета выборча”, где коммерческое телевидение основали наследники ПНР, внешняя политика сводилась к произнесению заученных общеевропейских тирад и поездкам “на ковер” в Берлин, внутренняя же политика была подчинена интересам олигархов, связанных главным образом с нашими восточными соседями, экономикой управляли спецслужбы, а система образования была призвана делать из юных поляков идеальных сотрудников низшего звена для зарубежных корпораций. (...) Крупнейшими мыслителями Третьей Речи Посполитой считались полонофобы Адам Михник и Яцек Куронь. (...) Экспертами в области современности и гражданственности — предатели вроде Влодзимежа Цимошевича и Александра Квасневского, (...) авторитетом в сфере экономики был партийный карьерист Лешек Бальцерович. (...) Усилиями “Газеты выборчей” и “TVN” была создана целая плеяда персонажей сколь пустых, столь и компрометирующих звание священника: отец Леманский, священник Сова, архиепископ Юзеф Жицинский. Ведущую роль в развращении Церкви сыграл “Тыгодник повшехны”. Третья Речь Посполитая была зачатым во грехе, испорченным ребенком ПНР», — Витольд Гадовский. («Газета Польска», 4-10 окт.)
• «“Если бы мне во время военного положения предложили высказаться в эфире тогдашнего польского телевидения, я бы отказался. По той же причине я ничего не скажу нынешним телевизионщикам”, — заявил проф. Лешек Бальцерович на пресс-конференции». («Газета выборча», 20 сент.)
• «Темпы развития экономики постепенно ускоряются. (...) Никогда еще после 1989 года у нас не было такого низкого уровня безработицы. У нашего бюджета никогда не было и половины такого профицита. А количество оптимистов среди потребителей никогда не превышало количества пессимистов. (...) Впрочем, сегодня просто некому работать. (...) Около 60% средних и крупных предприятий в Польше отмечают, что не могут найти сотрудников на некоторые должности, и это является самым серьезным препятствием для их развития. Отсутствие рабочих рук приводит к росту зарплатного давления. (...) Растет риск возникновения инфляционной спирали. (...) С нашим дефицитом, достигающим 2,7% ВВП, мы будем плестись в самом хвосте по сравнению с другими странами ЕС. (...) Большая часть нашего долга принадлежит загранице (государственный долг Польши превысил биллион злотых, по прогнозам МВФ через 10 лет должен достичь 90% ВВП — В.К.), а в нашей экономике сконцентрировано слишком мало государственных сбережений, чтобы мы могли финансировать новые задолженности. (...) Есть также сектор в финансовой отрасли, где структурный кризис уже на пороге. (...) Банкротство Кооперативных сберегательно-кредитных касс не нанесло бы ущерба нашей экономике, но и совсем безболезненным тоже не будет. (...) “Несмотря на незначительную роль сектора Кооперативных сберегательно-кредитных касс в финансировании экономики, его положение имеет значение для стабильности финансовой системы. (...)”, — говорится в отчете Национального банка Польши». (Марек Хондзинский, Якуб Капишевский, «Дзенник газета правна», 29 сент. — 1 окт.)
• «В последнем выпуске рейтинга конкурентоспособности Всемирного экономического форума Польша оказалась на 39 месте, опустившись по сравнению с предыдущим годом на три позиции. (...) Серьезнейшими препятствиями для конкурентоспособности польской экономики выступают сложные налоговые процедуры, чрезмерный фискализм, а также нестабильная экономическая политика». («Газета выборча», 28 сент.)
• «Инфляция в Польше набирает обороты. (...) Индекс потребительских цен (то есть индекс инфляции ИПЦ), достиг в сентябре 2,2%. Цены растут, так как их рост подстегивается ростом зарплат, а те, в свою очередь, повышают ожидания работников, которые (...) знают о постоянной нехватке рабочих рук (...). Темп роста зарплат в частном секторе достиг уровня 6,6% по сравнению с предыдущим годом. (...) Вроде бы пока всё в порядке — по мнению экономистов, рост польской экономики в этом году может составить 4%. Уровень индекса ИПЦ, отражающий ситуацию в промышленности, находится на очень высоком уровне, (...) начинают раскручиваться инвестиции». (Войцех Романский, «Жечпосполита», 3 окт.)
• «По данным Главного управления статистики, средняя зарплата в стране в июле составила 4501 злотый, то есть почти на 5% больше, чем год назад. (...) Средний заработок поляков: Австрия — 12 197 злотых, Германия — 10 891 злотых, Бельгия — 5 450 злотых, Ирландия — 6 420 злотых, Голландия — 6 184 злотых, Великобритания — 5 450 злотых, средняя зарплата в Европе — 6 696 злотых». («Супер экспресс», 19-20 авг.)
• «Если речь идет о росте ВВП, который никак не связан с ростом зарплат, то спасибо, не надо. ВВП — это инструмент, а не самоцель. (...) Появляется всё больше исследований, в том числе проводимых МВФ и Организацией экономического сотрудничества и развития, которые показывают, что дифференциация тормозит рост экономики. (...) В 90-е годы мы добились успеха. Самое главное, что нам удалось не вырастить у себя олигархов. (...) В то же время у нас постоянно была высокая безработица. (...) В Польше за последние годы дифференциация уменьшилась, а не выросла. (...) Избиратели видят, что не всё так хорошо, как им внушают. Кроме того, многие чувствуют, что те, кто зарабатывает действительно много, не платят столько налогов, как остальные. Медиана доходов составляет лишь 3,3 тыс. злотых брутто, а люди ведь не слепые, они видят все эти роскошные БМВ», — Яцек Томкевич, кандидат экономических наук, Академия Леона Козьминского. («Газета выборча», 11 окт.)
• «С 1 октября пенсионный возраст для женщин составляет 60 лет, для мужчин — 65 лет. 331 тыс. человек в этом году смогут раньше уйти на пенсию». («Факт», 2 окт.)
• «Сторонником проекта так наз. гражданской пенсии является вице-премьер Матеуш Моравецкий. “Вполне вероятно, что через 5, 10 или 15 лет мы введем гражданскую систему пенсионного обеспечения (пенсия в размере 1000 злотых, гарантируемая государством и одинаковая для всех граждан) с сохранением системы пенсионных взносов, просто в меньшем объеме”, — заявил он в конце 2016 года. (...) Касса Управления социального страхования пуста. Взносы работников сейчас идут на выплату текущих пенсий и пособий. Управление социального страхования ежегодно испытывает недобор, поэтому берет дотации из бюджета в размере 30-40, а то и 50 млрд ежегодно. (...) По поручению премьер-министра Беаты Шидло Управление социального страхования подготовило проект новой пенсионной системы». (Лешек Костжевский, «Газета выборча», 15 сент.)
• «У нас довольно низкие показатели деторождения, демографический кризис отражается на состоянии рынка труда, а дальше будет только хуже. Еще более пагубное влияние эта ситуация оказывает на пенсионную систему, которая вскоре станет неплатежеспособной, а бремя пенсионных выплат ляжет непосредственно на госбюджет. (...) С точки зрения роста ВВП мы занимаем только шестое место в ЕС. (...) А с точки зрения дефицита бюджета мы занимаем в ЕС третье место с конца. (...) Польские вооруженные силы не в состоянии самостоятельно защитить страну. (...) Мы слишком много говорим и слишком мало делаем. Если это не изменить, мы останемся в Европе второго класса». (Анджей Талага, «Жечпосполита», 4 окт.)
• Доверие поляков к общественным институтам (в процентах): парламент (Сейм и Сенат) — 26,9%, общественные СМИ (“TVP” и “Польское радио”) — 29,8%, Конституционный трибунал — 30,3%, суды — 36,7%, правительство — 37,1%, частные СМИ — 46,5%, католическая Церковь — 52,7%, Евросоюз — 57%, полиция — 62,4%, армия — 62,4%, НАТО — 75,1%. Опрос Центра рыночных и социологических исследований, сентябрь 2017 года. («Жечпосполита», 25 сент.)
• «По данным опроса Центра рыночных и социологических исследований, проведенного 6-7 октября, количество позитивных отзывов о президенте Анджее Дуде впервые с марта этого года снизилось (57% в сентябре, 50% в октябре), а количество негативных — увеличилось (38% в сентябре и 41% в октябре). (...) Рейтинг премьер-министра Беаты Шидло за месяц снизился на 6% (49% поддержки в сентябре, 42% в октябре), хотя количество противников премьер-министра не увеличилось (49% в сентябре и октябре)». («Жечпосполита», 10 окт.)
• Под¬держ¬ка пар¬тий: «Право и справедливость» — 43%, «Граж¬дан¬ская платфор¬ма» — 21%, Кукиз’15 — 13%, «Современная» — 7%, крестьянская партия ПСЛ — 6%, Союз демократических левых сил — 4%, «Вместе» — 3%, «Свобода» (бывшая КОРВиН — «Коалиция обновления Республики – вольность и надежда») — 3%. Опрос агентства «TSN Kantar», 27-28 сент. («Факт», 2 окт.)
• «Рейтинг ПИС взлетел до 40%, рейтинг “Гражданской платформы” оказался меньше 20%, «Современная» всё никак не может преодолеть свои 10%, а крестьянская партия ПСЛ пытается перешагнуть избирательный порог (составляющий 5%). (...) После многотысячных демонстраций, направленных против политики правительства, значительно повысился рейтинг президента Дуды (по данным ЦИОМа, в сентябре ему доверяли 71% поляков — В.К.), равно как и рейтинг ПИС, дискутирующей с президентом. В то же время снизился рейтинг оппозиции, организовывавшей демонстрации и принимающей в них активное участие. (...) Опросы общественного мнения показывают, что поляки негативно оценивают внешнюю политику нынешнего правительства, не поддерживают идею с репарациями за Вторую мировую войну, (...) не верят в теорию о смоленском заговоре, не хотят, чтобы католическая Церковь усиливала свое влияние на общественную жизнь, критически оценивают многие решения правительства, не слишком доверяют Качинскому и Мацеревичу, желают оставаться в составе ЕС, с которым ПИС усиленно конфликтует. Однако всё это никак не влияет на предпочтения избирателей. (...) Тем более, что, по данным нового опроса ВЦИОМа, после июльских протестов количество поляков, считающих демократию более оптимальным политическим режимом, чем все остальные, выросло до 71% (в ходе предыдущего опроса в пользу демократии высказались 67%). Правда, 23% опрошенных выступают за сильное, пусть даже и недемократическое правление, однако 62% выбирают демократию». (Мариуш Яницкий, Веслав Владыка, «Политика», 20-26 сент.)
• «Чем более радикально ПИС разрушает демократическую систему, тем больше людей поддерживают правящую партию. (...) Чем многочисленнее становятся демонстрации, тем ниже оказывается рейтинг оппозиции. (...) Пока еще есть иллюзии, что ПИС не пойдет на радикальное нарушение конституции, воздержится от очередных “реформ”, испугавшись предостережений Брюсселя и демонстраций. Однако границы невозможного становятся всё более подвижными. (...) А ПИС вновь и вновь получает от внушительной части общества очередной шанс». (Мариуш Яницкий, Веслав Владыка, «Политика», 11-17 окт.)