Новая Польша 6/2018

Хроника (некоторых) текущих событий

• «Спустя год после того, как Анджей Дуда пообещал организовать конституционный референдум, президент заявил о своем желании провести голосование 10-11 ноября». (Михал Коланко, «Жечпосполита», 4 мая)
• «“Я призываю поляков прийти на референдум и в этот торжественный праздничный день сказать, какой вы хотите видеть Польшу”, — сказал президент Анджей Дуда, объявив в ходе торжественных мероприятий, посвященных 227-й годовщине принятия Конституции 3 мая, о проведении конституционного референдума по поводу Основного закона». («Жечпосполита», 4 мая)
• «Президент, которому статья 126 Основного закона предписывает следить за соблюдением конституции, не должен устраивать дискуссий, которые бы дискредитировали эту самую конституцию. (…) Действующие нормы регулируют отношения между президентом и правительством таким образом, чтобы избежать сосредоточения власти в одних руках. Для демократического строя предпочтительнее, когда два независимых органа власти сотрудничают друг с другом, используя свою самостоятельность. Такая практика способствует принятию более зрелых, взвешенных решений, если в ее основе лежит воля к сотрудничеству, к чему напрямую обязывает конституция», — Рышард Петровский, специалист по конституционному праву. («Жечпосполита», 4 мая)
• Правящая партия «заметила, что реформы можно проводить и по-другому, не меняя конституции. Преобразования в Конституционном трибунале, Верховном суде, Национальном совете правосудия были осуществлены без изменения конституции, при этом политические цели были достигнуты. (…) В ПИС к президенту относятся равнодушно, игнорируя его. (…) На избирательные участки наверняка явится всего лишь горстка людей. Кроме того, этот референдум будет носить консультативный характер, а значит его результаты ни на что не повлияют», — Томаш Слупик, политолог. («Жечпосполита», 4 мая)
• «Преамбула Конституции Польши. Прекрасный текст: “Мы, Польский Народ — все граждане Республики, как верующие в Бога, являющегося источником истины, справедливости, блага и красоты, так и не разделяющие этого верования…”. (…) Я считаю, что законность и разделение властей — это забота всего общества, а не только политиков. Это фундаментальные условия для проведения любой политики. Поэтому защита этих фундаментов — это также забота общества, а не только политиков. (…) Збигнев Зёбро (министр юстиции и генеральный прокурор) и его заместители — это самые настоящие хакеры от юриспруденции. Они настолько хорошо изучили систему, что знают, как лучше всего атаковать ее снаружи. (…) Любая культура осуждает ложь, поскольку она смертельно опасна. Под влиянием лжи и пропаганды мы теряем ориентиры и потому должны сопротивляться лжи и пропаганде. (…) Пока что целостный план развития есть только у ПИС. (…) Это во многом тотальный план, призванный полностью охватить наше общественно-политическое пространство», — Мартин Матчак, юрист, профессор Варшавского университета. («Ньюсуик Польска», 23 апр. — 6 мая)
• «Национальный референдум, на котором “польки и поляки” предложат новые конституционные решения. Это очень интересный эксперимент мирового уровня. Насколько мне известно, еще нигде конституция не разрабатывалась подобным образом. (…) В последнее время появилась еще одна идея, связанная с усовершенствованием демократии. Идея эта принадлежит министру науки и вице-премьеру Ярославу Говину. Суть ее в том, чтобы на выборах родители могли дополнительно проголосовать за своих несовершеннолетних детей. (…) Один из моих знакомых (…) говорит, что общество, растлеваемое пропагандой, постепенно глупеет. Утешает только, что глупеют не все, а только те, у кого нет соответствующего иммунитета», — Ян Видацкий. («Пшеглёнд», 7-13 мая)
• «Игнорирование Дудой конституционных норм стало пагубной практикой. Да он и сам стал символом нарушения законности. Его критикует подавляющее большинство авторитетных юристов и одновременно нахваливают политики правящей партии, для которых партийные интересы стоят выше интересов государства», — Ежи Доманский, главный редактор. («Пшеглёнд», 7-13 мая)
• «Согласно новому опросу ЦИОМа, 63% опрошенных поляков довольны работой президента Анджея Дуды. (…) Недовольны его деятельностью 28% респондентов. (…) 9% участников опроса не смогли определиться с ответом. Опрос проводился 5-12 апреля». («Газета выборча», 19 апр.)
• «Если бы Анджей Дуда начал борьбу за президентское кресло, а выборы состоялись сегодня, за него проголосовали бы 44% респондентов. Председатель Европейского совета Дональд Туск мог бы рассчитывать на 24% голосов. (…) Если бы результаты опросов подтвердились в ходе выборов, нас ждал бы второй тур. (…) И выиграл бы его Дуда. За него проголосовали бы 53% опрошенных. Туска поддержали бы 44% избирателей». Опрос «Kantar Millward Brown». («Факт», 2-3 мая)
• «В понедельник Франс Тиммерманс, заместитель председателя Европейской комиссии, встретился с премьер-министром Матеушем Моравецким, первым председателем Верховного суда Малгожатой Герсдорф и уполномоченным по правам человека Адамом Боднаром. Темой беседы стала ситуация в сфере законности в Польше, а также вопросы независимости польских судов и Конституционного трибунала». (Лукаш Возницкий, «Газета выборча», 12 апр.)
• «В День Конституции 3 мая в Брюссель прибыл министр иностранных дел Яцек Чапутович вместе с Анной Сурувкой-Пасек, министром Канцелярии президента. (…) Оба польских министра убеждали Франса Тиммерманса, что ему следует более доброжелательно отнестись к реформам в Польше, которые никак не угрожают состоянию законности в стране. (…) Однако обещания прекратить или приостановить идущую процедуру получить от Тиммерманса не удалось. (…) Европейская комиссия проводит процедуру относительно состояния законности в Польше вот уже более двух лет. (…) Сначала это касалось только Конституционного трибунала, потом появились обвинения, связанные с законами о судебной системе. (…) В итоге 20 декабря 2017 года Европейская комиссия уже на последнем этапе процедуры направила дело в Совет Европы, предоставив ему решать, есть ли в Польше нарушения законности». (Из Брюсселя Анна Слоевская, «Жечпосполита», 4 мая)
• «Председатель Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер рассказал в минувшую среду о проекте бюджета Евросоюза на 2021-27 годы, согласно которому верхний потолок расходов составит 1135 млрд евро, то есть около 1,1 национального дохода ЕС “брутто”. (…) Весьма обсуждаемой новостью стала приостановка Евросоюзом финансирования тех стран, которые не выполняют условий, связанных с законностью и правопорядком. (…) Это результат дискуссии между ЕС и Польшей относительно законности. (…) “Сокращение финансирования Польши окажется большим, чем в среднем по ЕС. Цена, которую мы заплатим за злоупотребления властью, допускаемые правящей партией, становится все более очевидной”, — сказал Януш Левандовский (“Гражданская платформа”), бывший комиссар ЕС по вопросам бюджета». (Из Брюсселя Томаш Белецкий, «Газета выборча», 4 мая)
• «Председатель Европейского совета и бывший премьер Польши Дональд Туск в понедельник давал показания в окружном суде Варшавы в ходе процесса, касающегося поездки президента Леха Качинского в Катынь 10 апреля 2010 года. (…) Бывший премьер-министр заявил, что это не он отвечал за проект визита. “Вопросы логистики и организации такого рода визитов не находятся в компетенции премьер-министра”, — сказал Туск. (…) На вопрос, располагал ли он информацией, что президент хочет организовать совместный визит, Туск ответил: “Нет, я понятия об этом не имел”». (Изабелла Кацпшак, Гражина Завадка, «Жечпосполита», 24 апр.)
• Депутат Европарламента от ПИС Рышард Чарнецкий «был исключен из состава участников наблюдательных миссий Европейского парламента, следящих за ходом выборов в так наз. “третьих странах”. (…) Несмотря на предупреждения Европарламента, он по собственной инициативе отправился в Азербайджан, где 11 апреля проходили выборы президента. Европейский парламент не согласился отправить туда официальную миссию, посчитав условия, в которых проводится избирательная кампания, в частности тюремное заключение многих оппозиционных политиков, неприемлемыми». (Из Брюсселя Анна Слоевская, «Жечпосполита», 17 апр.)
• «Суд Европейского союза в Люксембурге постановил во вторник, что проводившаяся при бывшем министре окружающей среды Яне Шишко вырубка деревьев в Беловежской пуще нарушала законодательство ЕС. (…) Суд полностью поддержал позицию Европейской комиссии, не обнаружив никакой логики в решениях бывшего министра окружающей среды. (…) По мнению суда, проводимая в пуще вырубка грозит исчезновению значительной части леса. (…) Там уже вырублено 180 тыс. деревьев, чей возраст превышает 30 лет. (…) “Теперь этого уже не исправить”, — говорит пресс-секретарь “Всемирного фонда дикой природы” Катажина Корпа-Свидерек». (Анна Слоевская, «Жечпосполита», 18 апр.)
• «2017 год запомнится как один из самых мрачных не только в истории Беловежской пущи, но и всей Польши. Впервые после 1989 года, то есть впервые после обретения нами независимости (…), говорит Адам Вайрак, вырубка коснулась самых ценных деревьев, возраст которых зачастую превышал сотню лет. (…) Вырублено 190 тыс. кубометров древесины. (…) Натурального обновления, для которого требуется много мертвой древесины, не только выступающей защитой от насекомых-короедов, но и служащей грунтом для нового поколения деревьев, не будет здесь еще очень долго», — Доминик Ухлиг. («Газета выборча», 17 апр.)
• «Вчера Польша на месяц возглавила Совет безопасности ООН». («Факт», 2-3 мая)
• «Почти полгода удерживая чеченскую семью с детьми в охраняемом центре, Польша нарушила право на семейную жизнь и должна выплатить компенсацию в размере 12 тыс. евро, решил Европейский суд по правам человека в Страсбурге». («Газета выборча», 11 апр.)
• «В четверг, в 30-ю годовщину первого Марша жизни, в бывший концлагерь в Освенциме приехали более десяти тысяч евреев. (…) Присутствовало также командование всех израильских военных формирований. И сам президент Реувен Ривлин. (…) Президент Дуда выступил с речью, заявив: “Мы встречаемся на Марше жизни, чтобы сказать, даже крикнуть: «Посмотрите, к чему могут привести антисемитизм, ксенофобия, расизм!»”». (Енджей Белецкий, «Жечпосполита», 13 апр.)
• «Мы с большим уважением относимся к тому, что польский народ в результате рефлексии и самоанализа рассчитался с собственной совестью. Но мы требуем, чтобы Польша не препятствовала всесторонним исследованиям Холокоста. Политики обеспечивают будущее своих народов, историки описывают и изучают их прошлое. Этим людям не нужно меняться профессиями», — подчеркнул президент Реувен Ривлин. (Бартоломей Курась, «Газета выборча», 13 апр.)
• «Главные торжества, связанные с 75-ой годовщиной восстания в Варшавском гетто, прошли у памятника Героям гетто, рядом с музеем истории польских евреев «Полин». Вместе с президентом Дудой в них участвовали премьер-министр Матеуш Моравецкий, маршалы Сейма и Сената. Посол Израиля напомнила, что в этот самый день Израиль отмечает 70-ю годовщину своего существования, а восстание в Варшавском гетто в 1943 году вдохновило евреев на создание и защиту независимого израильского государства. (…) “Подальше от ограждений” и представителей власти организовали торжества неправительственные организации и часть жителей Варшавы. Это стало реакцией на то, как были организованы официальные торжества — подойти к памятнику Героям гетто в этом году можно было только по специальным приглашениям. Толпы варшавян прошли в символическом марше памяти по маршруту, которым много лет назад шел Марек Эдельман, последний руководитель восстания в гетто». (Павел Вронский, «Газета выборча», 20 апр.)
• Большая синагога в Варшаве «стояла там с 1878 года до самого конца боев в гетто. Она вмещала 2,4 тыс. человек, и во время разделов Польши, несмотря на царский запрет, проповеди звучали там по-польски. Синагога была взорвана после подавления восстания 23 мая 1943 года по приказу Юргена Штропа. (…) Я не понимаю, почему мы, восстанавливая из руин кафедральный собор в Старом городе, забыли о синагоге? Почему в нашей стране, столь тонко чувствующей язык символов, мы ничего не сделали, чтобы положить конец этому символическому триумфу нацистов?», — Моника Платек, профессор Варшавского университета. («Газета выборча», 5-6 апр.)
• «Как это вообще возможно — написать, подобно доктору наук Томашу Панфилю, что “после нападения Германии на Польшу положение евреев было не таким уж плохим”, а потом еще и получить за это от министра образования премию за “особые заслуги в области просвещения”? Я пережила гетто и четыре концлагеря: Майданек, Освенцим, Равенсбрюк и Нойштадт-Глеве. Кто мне это объяснит? (…) Эва Курек, доктор наук, рассказывает, что евреи в гетто развлекались и загорали, настолько им было хорошо. (…) Премия имени Яна Карского для этой госпожи — это самый настоящий позор. Как можно говорить что-либо подобное о городе, где было пролито столько крови? (…) Мне было пятнадцать лет, когда я покинула Польшу. (…) Я уехала, потому что стоило мне выйти на улицу в платье с короткими рукавами, позволяющими увидеть лагерный номер 48693, я слышала: “Глянь-ка, еврейка! Убивали их, убивали, а сколько еще осталось!”», — Халина Биренбаум. («Газета выборча», 21-22 апр.)
• «Около трех тысяч хасидов посетило за последние дни город Новы-Сонч, совершая паломничество к могиле цадика (на иврите — “чудотворца”) Хаима Халберстама (1793–1876)». («Польска», 16 апр.)
• «В историческом Зале безопасности и гигиены труда Гданьской судоверфи, где в 1980 году Лех Валенса подписывал “августовские соглашения”, в субботу состоялся съезд крайне правого Национально-радикального лагеря». Лех Валенса в своем твиттере: «Я спрашиваю, когда уже ПИС поставит Национально-радикальный лагерь вне закона? Чего все ждут? Когда эти люди придут к власти? Вы слепые и не видите этого, или делаете вид, что не видите?». («Газета выборча», 16 апр.)
• «В результате антисемитской травли в 1968 году страну покинули около 13 тысяч поляков еврейского происхождения. Основной маршрут вел сначала в Вену, а оттуда, как правило, в Израиль, Данию, Швецию, США и Канаду. Вынужденные эмигранты, которых заставили отказаться от польского гражданства, в день отъезда подвергались тщательному таможенному контролю. Каждый что-то забирал с собой. Теперь свидетели тех событий либо их близкие в ответ на призыв музея “Полин” передают в экспозицию памятные вещи. (…) С историей пост-мартовской эмиграции можно познакомиться в музее “Полин”. (…) Из четырех стендов с “архивом Марта” два оставлены пустыми — здесь можно оставить свои семейные реликвии. Выставка, открытая в 50-ю годовщину антисемитской кампании в Польше, будет работать до 24 сентября 2018 года». (Марек Козубаль, «Жечпосполита», 10 мая)
• «После победы ПИС в 2015 году на парламентских выборах на счета таких изданий, как “Газета Польска”, “Газета польска цодзенне”, “Сети”, “До жечи” и “Наш дзенник” широким потоком полились деньги компаний с участием Государственного казначейства. По данным фирмы “Kantar Media”, только в 2017 году на поддержку этих пяти газет могло быть выделено 36 млн злотых. (…) В 2016-17 гг., то есть уже после того, как контроль над компаниями с участием Государственного казначейства перешел к людям из правящей партии, одни только поступления от рекламы 22 крупнейших государственных предприятий в ведущих право-консервативных газетах достигли 64 млн злотых. (…) Государственные промышленные гиганты убрали свою рекламу из газет, занимающих критическую позицию по отношению к правительству». (Гжегож Жечковский, «Политика», 25 апр. — 8 мая)
• «Вот уже второй год подряд Польша теряет позиции в ежегодном рейтинге свободы СМИ, составляемом организацией “Репортеры без границ”. Сейчас мы находимся на 58 месте — это на четыре позиции ниже, чем в прошлом году. Это худший результат в истории». («Газета выборча», 27 апр.)
• «Закон о декоммунизации гласит: названия дорог, улиц, мостов и площадей не должны увековечивать людей, организации, события либо даты, которые могут хотя бы символически быть отождествлены с системой власти в Польше в 1944-89 годах. (…) В публичном пространстве также не должны находиться “объекты, пропагандирующие коммунизм”, то есть имеющие отношение к Красной армии, польско-советскому братству по оружию, советским партизанам, “установителям народной власти”, Гвардии людовой и Армии людовой. (…) Несмотря на то, что закон вступил в силу 1 апреля, он предельно серьезен. Руками воеводств правительство безжалостно заставляет нередко протестующие муниципалитеты менять названия и демонтировать памятники. Институт национальной памяти дал 336 заключений, указав 943 улицы, названия которых подлежат изменению в соответствии с законом». (Пшемыслав Витковский, «Пшеглёнд», 9-15 апр.)
• «Воеводский административный суд в Ольштыне отменил решение воеводы об изменении названия улицы Интербригады Домбровского, а перед этим не согласился с заключением Института национальной памяти относительно этого формирования, сражавшегося в Испании во время гражданской войны. Ранее подобное решение было принято в Гданьске. (…) Гданьский суд признал, что закон не может лишать муниципалитеты их правосубъектности и “нарушать достоинство местного самоуправления”». (Марек Ксенжек, «Пшеглёнд», 9-15 апр.)
• «Динамику роста популярности негосударственного образования показывают данные министерства образования. (…) В 2016 г. в негосударственных начальных школах и гимназиях учились около 146 тыс. детей, в этом году их количество достигло 161 тысячи. Рост составил 10%. (…) В то же самое время количество государственных школ увеличилось только на 6%, зато количество частных — на 20%. (…) В результате реформы государственные школы переполнены, зато частные могут себе позволить обеспечить учащимся более комфортные условия, говорит социолог Пшемыслав Садура. По всей Польше появилось около 250 новых частных школ». (Юстина Сухецкая, «Газета выборча», 13 апр.)
• «В суды поступило уже около 8,5 тыс. исков с обжалованием решений об уменьшении пенсии. (…) Бывшие сотрудники силовых структур, которым на основании “античекистского” закона урезали пенсии, получают бумаги о том, что рассмотрение дела приостановлено, либо же суды просто не назначают рассмотрение дела. Обоснование одно — нужно подождать решения Конституционного трибунала, говорит Здзислав Чарнецкий, председатель Федерации ассоциации силовых структур Республики Польша. Дамиан Сухолевский, адвокат, ведущий дела пострадавших пенсионеров-силовиков: “Думаю, что рассмотрение дела может занять два-три года”. Многие его клиенты могут не дождаться окончания процесса. “Уже умерло четыре человека, чьи интересы я представлял в делах о понижении пенсий”, — добавляет Сухолевский». (Лешек Костшевский, «Газета выборча», 2-3 мая)
• «По состоянию на 1 апреля нехватка полицейских кадров в Польше составила 5 тыс. 329 человек. (…) В масштабе страны из полиции уволились 1623 сотрудника, а устроились служить только 623. (…) В 2008 году кандидатами в полицейские были свыше 40 тыс. человек, в 2017 — только 23 тысячи. Прогнозируется, что в этом году их будет не больше 10 тыс., при этом 70% из них отсеется в ходе проверки их знаний и физподготовки, а также на психотестах. (…) Зарплата полицейского ниже среднего заработка в частном секторе. (…) Полицейские уже не могут, как раньше, уходить на пенсию после 15 лет службы. Теперь они должны проработать в полиции не меньше 25 лет, а минимальный пенсионный возраст полицейского составляет 55 лет. (…) “Очень негативную реакцию вызвали высказывания, дискредитирующие наших старших товарищей, которые начинали службу еще в милиции, а также применение к нам «античекистского» закона”, — говорит один из варшавских полицейских. (…) Другой мой собеседник, бывший офицер отдела по предупреждению преступности, подчеркивает: “Коллеги подавлены, поскольку теперь, спустя годы, часть общества видит в них «приспешников власти»”». (Войцех Чухновский, «Газета выборча», 27 апр.)
• «Почти 47% поляков позитивно оценивают деятельность Центрального антикоррупционного бюро (ЦАБ). По данным Института рыночных и социологических исследований, это самый высокий результат с момента появления этой структуры. (…) По сравнению с прошлогодними опросами ЦИОМа, количество довольных работой ЦАБ выросло на 9%. Оценку “скорее хорошую” дали работе ведомства 28,1% респондентов, а еще 18,2% опрошенных “определенно хорошую”. (…) Группа тех, кто оценивает работу ЦАБ негативно, составляет 31%. (…) Более 22% опрошенных не определились с ответом. (…) ЦИОМ напомнил, что в 2013 г., то есть еще во время правления коалиционного правительства “Гражданской платформы” и Крестьянской партии ПСЛ, (…) большинство респондентов (57%) полагало, что власть не собирается бороться с коррупцией». (Изабела Кацпшак, «Жечпосполита», 30 апр. — 1 мая)
• «Ассоциация прокуроров “Lex Super Omnia” сообщает, что 200 прокуроров было отправлено “на места”. В прокуратуре времен ПИС это сделалось распространенным, хотя и незаконным видом наказания. Прокуроров делегируют не более, чем на 12 месяцев в году, как предусмотрено в правилах. А поскольку каждый календарный год насчитывает 12 месяцев, прокурора, таким образом, можно делегировать пожизненно, каждый год отправляя его на 12 месяцев в любой конец Польши. (…) Около 1,2 тыс. прокуроров было делегировано в прокуратуры низшего звена. Их можно в любой момент вернуть обратно, что для Збигнева Зёбро служит залогом их лояльности. В то же время 1,5 тыс. прокуроров-управленцев, наоборот, повысили — для них это означает не только престиж, но еще и солидную прибавку к зарплате. Среди тех, кто сейчас пошел на повышение, много молодых людей без опыта работы, чья карьера зависит от благосклонности начальства». (Эва Седлецкая, «Политика», 11-17 апр.)
• «Гражданский центр документации и аналитики отслеживает и комментирует динамику нарушений законности и прав человека в Польше после выборов 2015 года. С декабря 2017 года мы собрали свыше пятисот документов (…) и более сотни аналитических документов авторитетных юристов. Мы сводим имеющиеся факты в несколько таблиц: сопротивление гражданского общества, политические репрессии, конфликты с ЕС, судебные реформы ПИС, посягательство на Конституционный трибунал». («Газета выборча», 28-29 апр.)
• «На государственной гражданской службе по сравнению с 2016 годом на 26% сократилось количество объяснительных производств и на 19% — количество дисциплинарных. (…) “Государственная служба практически уничтожена. В ней уже не действуют такие важные стандарты, как аполитичность. На руководящие должности без всякого конкурса попадают люди, связанные с правящей партией. Ничего удивительного, что дисциплинарных производств, связанных с нарушением принципов госслужбы, становится всё меньше”, — говорит Мария Витчак, депутат от “Гражданской платформы”, член Совета государственной службы». (Катажина Вуйчик, «Жечпосполита», 17 апр.)
• «Кумовство стало в Польше образцовой моделью политической деятельности. И это одно из самых больших поражений Третьей Речи Посполитой. (…) Сегодня глава любого министерства или ведомства знает, что оценка его работы по существу уже не имеет значения. Зато имеет значение вердикт, вынесенный центром управления на ул. Новогродской. Система управления государством сегодня замкнута на одном человеке, раздающем блага и привилегии. (…) Если посмотреть на индекс участия поляков в политической жизни… Такой индекс есть, он определяется в зависимости от процента партийных по отношению ко всему электорату. Последние исследования, которые я помню, показывали, что в Польше этот индекс не достиг даже 2%, а в Швеции и Австрии он составлял свыше 20%, да и в странах нашего региона был в несколько раз выше. (…) Польские партии немногочисленны, поскольку к этому их вынуждает механизм покровительства, удобный в обслуживании и комфортабельный. Маленькую структуру можно удовлетворить несколькими должностями. (…) Я считаю пораженческой позицию тех моих студентов, которые эмигрировали, говоря, что не хотят быть обязанными кому-либо за поддержку и связи. Уезжая из Польши, они бежали от системы кумовства», — Рафал Матыя, политолог, историк, преподаватель Высшей школы управления и информатики в Жешуве. («Газета выборча», 28-29 апр.)
• «Украинцы, живущие на берегах Вислы, довольны уровнем жизни в нашей стране, а также доступностью услуг. Об уровне жизни одобрительно отзываются 88% иммигрантов. (…) В опросе об уровне жизни, проведенном “ARC Рынок и мнение”, участвовало почти 400 украинцев, живущих в нашей стране как минимум несколько месяцев. Большинство хотело бы остаться здесь подольше». (Анита Блащак, «Жечпосполита», 26 апр.)
• «Когда пал коммунизм, уровень жизни в Польше едва дотягивал до 29% от уровня жизни в Португалии, а когда мы вступали в ЕС — до 62%. (…) В 2017 г. доход на одного человека (29,2 тыс. долларов) составил у нас уже 97% дохода одного жителя Португалии. А Польша развивается почти в два раза быстрее». («Жечпосполита», 7 мая)
• «Улучшение условий содержания заключенных — на эту тему уместно рассуждать разве что в Брюсселе. (…) В Польше, как и в Румынии, самый маленький во всем ЕС метраж на одного заключенного — всего три квадратных метра. Стандартом в ЕС считаются 7 кв.м., а в некоторых странах и все 10. Квота, выделяемая на питание, не превышает одного евро, что неизменно повергает в шок всех, кто посещает наши тюрьмы. (…) Нарушаются даже такие фундаментальные права, как постоянный доступ к питьевой воде». (Януш Цвелюх, «Политика», 11-17 апр.)
• «Люди наконец-то перестали спрашивать: “Неужели это происходит на самом деле?”. Администрация фейсбука признала, что россияне использовали площадку этой социальной сети для дезинформации, вскоре запретив использовать аккаунты, созданные российским агентством “Internet Research Agency”, которое в режиме он-лайн профессионально занимается пропагандой. Твиттер удалил российские автоматизированные сети ботов», — Энн Эпплбаум. («Газета выборча», 12 апр.)
• «28 марта министр национальной обороны Мариуш Блащак своей подписью выразил согласие на окончательное предложение американского правительства по вопросу закупки двух батарей системы противовоздушной обороны средней дальности (…). Соглашение о стоимости, которая оценивается в 4,75 млрд долларов США, сопровождалось символическим взаимозачетом. С целью ограничения расходов было также решено не финансировать работы по развитию, необходимые для внедрения целевой структуры системы. (…) Только за последние три года мы подписали с США договоры на общую стоимость свыше 20 млрд злотых, практически без компенсационных перечислений и с минимальным трансфером технологий. (…) С военной точки зрения, покупка всего лишь двух батарей с секторовыми радарами не слишком укрепит безопасность Польши и принесет разве что пропагандистский эффект. (…) Эту ситуацию дополнительно осложняет всё более ухудшающееся положение польского военно-промышленного комплекса. (…) Отставка опытных управленческих кадров (…), массовые увольнения специалистов, потеря множества ключевых экспортных рынков, а также ограничение частной инициативы привели к тому, что отечественный оборонно-промышленный сектор утратил значительную часть своего потенциала и превратился в партнера с сомнительной репутацией». (Михал Ликовский, при участии Томаша Хипки, «Рапорт — Войско Техника Обронность», №04/2018)
• «Поддержка партий: «Право и справедливость» — 33%, «Гражданская платформа» — 25%, Союз демократических левых сил — 8%, «Современная» — 6% Кукиз’15 — 5%, крестьянская партия ПСЛ — 5%. Прочие партии не преодолели избирательный порог, составляющий 5%. Опрос «Kantar Millward Brown», 25-26 апреля. («Газета выборча», 28-29 апр.)
• «Мне также известны результаты опросов, проведенных уже по нашему заказу, и могу сказать, что они значительно отличаются от результатов, полученных враждебными нам СМИ. (…) За результаты выборов я спокоен. (…) Мы стараемся делать всё, чтобы поляки чувствовали — экономическая ситуация в стране улучшается. Мы уже планируем следующие шаги, направленные на ощутимую поддержку нашего народа — меры, подобные программе 500+», — Ярослав Качинский, председатель ПИС. («Газета польска», 4-10 апр.)
• «Премьер-министр Матеуш Моравецкий на субботней пресс-конференции правящей партии рассказал о новых идеях:
— детское пособие в размере 300 злотых, деньги будут выплачиваться ежегодно на каждого учащегося ребенка до достижения им 18 лет, независимо от доходов семьи;
— пенсии для женщин, родивших не менее четырех детей и не работавших по специальности, в размере, равном минимальной оплате труда, которая сегодня составляет 1029,80 злотых “брутто”, то есть чуть менее 880 злотых “нетто”;
— программа “Мама+”, то есть награда для женщин, быстро обзаведшихся детьми (более длительный отпуск по уходу за ребенком, гарантия места в яслях), бесплатные лекарства для беременных женщин;
— снижение размера отчислений в Управление социального страхования для небольших фирм: чем меньше доходы фирмы, тем меньше отчисления, и только при доходе в 5250 злотых в месяц ежемесячные отчисления будут составлять столько, сколько сейчас, то есть около 1,2 тыс. злотых;
— снижение налога на доходы юридических лиц с 15% до 9% для малых и средних предприятий;
— создание фонда строительства и модернизации местных дорог в размере 5 млрд злотых;
— программа “Доступность +”, предусматривающая льготы для инвалидов и пожилых лиц, стоимость программы 23 млрд злотых». («Факт», 16 апр.)
• «Есть основания для очень серьезного беспокойства. Разница между расходами государства и его доходами становится всё ощутимей. В 2017 году, когда доходы бюджета оказались самыми высокими, а социальные расходы были немного меньше, наш долг и без того вырос. Сегодня государство потратит еще больше (всё более дорогостоящим для бюджета становится снижение пенсионного возраста, а вскоре сюда добавятся детское пособие и пр.), а заработает меньше. Дыра в бюджете этого года станет еще большей, скрытый государственный долг будет расти еще быстрее. Нам не свернуть с пути, ведущего в тупик, хотя премьер-министр, как бывший банкир, отлично понимает, чем всё это кончится. Не знаю, хватит ли у него смелости сказать об этом председателю правящей партии. Ярослав Качинский не разбирается в экономике и поэтому не обязан в полной мере отдавать себе отчет относительно угроз в хозяйственной сфере — его это может просто не интересовать. (…) Правительство будет стараться скрыть правду о реальном положении в стране», — Богуслав Грабовский, бывший член Совета финансовой политики и Экономического совета при премьер-министре. («Политика», 9-15 мая)
• «Профессор Лешек Бальцерович много говорит о проблемах Польши, о миграции, о безудержных тратах и их последствиях. Его позицию по всем этим вопросам можно выразить одной фразой: еще до того, как мы примем беженцев, мы увидим на горизонте призрак Греции». (Мариан Пилат, «Пшеглёнд», 9-14 апр.)
• «Первые причастия, так же, как и Рождество с Пасхой, сопровождаются в Польше самым настоящим торговым бумом. (…) После рождественских праздников апрель и май считаются вторым по интенсивности периодом массовых покупок электронного оборудования. По случаю первого причастия поляки тратят больше, чем в день святого Валентина, всего же в Польше ежегодно в связи с этим событием тратится примерно 4 млрд злотых. (…) Родители, поддерживаемые программой 500+, тратятся по такому случаю гораздо охотнее. (…) “Библия с вложенной в нее банкнотой теперь может выступать только в качестве дополнительного подарка”, — говорит директор одной из торговых сетей. Ведь эти торжества не обходятся без подарков, которые с каждым годом становятся все роскошнее, и пальму первенства здесь держат всевозможные электронные устройства и гаджеты». (Петр Мазуркевич, «Жечпосполита», 4 мая)
• «Польша, как родина водки, должна гордиться этим напитком и активно популяризировать его по всему миру. (…) Будем помнить, что Польша — это колыбель водки. Будем с гордостью рассказывать ее историю. (…) Напомню, что водка происходит из Польши, а не из России. Водка у всех ассоциируется с Россией, однако колыбель водки — это Польша. (…) Единственный польский продукт мирового масштаба — это польская водка. (…) То, что мы стыдимся продвигать алкоголь, говорит о нашей провинциальности», — Анджей Шумовский, председатель ассоциации «Польская водка». («Жечпосполита», 2-3 мая)
• «Я родился в последний год Второй мировой войны. Я лишен чувства страха. И всё же мне кажется, что мы летим в пропасть», — Ян Пешек, актер, преподаватель факультета актерского мастерства краковской Академии театрального искусства. («Газета выборча», 2-3 мая)