Новая Польша 7-8/2017

Экономическая жизнь

В прошлом году гражданин Польши имел в распоряжении в среднем 1475 злотых в месяц. Статистики называют эту сумму располагаемым доходом и информируют, что в реальном вырaжении она возросла на 7% по сравнению с 2015 годом. Как отмечает в «Газете выборчей» Кароль Погожельский, экономист «INGBank», около 2,5% роста обеспечивает программа «500 плюс», а остальное — следствие улучшения конъюнктуры на рынке труда. В соответствии с докладом Главного статистического управления, в 2016 году средние расходы составляли 1132 злотых на человека в семье и были на 4,35 выше, чем годом ранее. Рост доходов создает лучшие возможности для накоплений. В самой лучшей материальной ситуации находится самозанятое население. Далее идут пенсионеры по старости, затем рабочие, пенсионеры по инвалидности, а в конце — лица, занимающиеся сельским хозяйством. Однако разница в доходах жителей города и деревни уменьшилась. Село быстро богатеет: среднедушевой доход сельского населения вырос на 9,8%, тогда как городского — только на 4,9%. Разница между самыми богатыми и самыми бедными не углубляется, — пишет Эдита Брыла в «Газете выборчей». Средний располагаемый доход для верхнего двадцатипроцентного слоя составил в прошлом году 2879 злотых, что в пять раз больше, чем в двадцатипроцентном слое самых бедных. Это отношение заметно уменьшилось: в 2015 году располагаемый доход богатых был более чем в шесть раз больше, чем у бедных.

По числу намеченных к реализации проектов зарубежных инвесторов Польша оказалась в первой пятерке европейских стран, — сообщает «Дзенник газета правна», ссылаясь на доклад консалтинговой фирмы EY. Эти проекты характеризуются значительным — по сравнению с высокоразвитыми странами — привлечением рабочей силы, так что по числу рабочих мест, созданных в результате прямых зарубежных инвестиций, Польша уступает только Великобритании. Польша должна повысить уровень инвестиций, который в последние десять лет был ниже, чем в большинстве стран Центральной Европы. Зарубежный капитал, особенно прямые инвестиции, играет существенную роль в построении потенциала страны, — отмечает Марек Розкрут, главный экономист EY. После победы на парламентских выборах осенью 2015 года правительство «Права и справедливости» многократно декларировало поддержку отечественному капиталу, чтобы таким образом уменьшить якобы чрезмерную зависимость Польши от заграницы. Зарубежный капитал, однако, не отступил. В 2015—2016 годах число новых проектов возросло до 233 в год, в предшествовавшие десять лет этот показатель не поднимался выше 150 проектов в год. Для инвесторов Польша привлекательна прежде всего рынком труда. По результатам проведенного EY анкетирования, более 80% из 505 опрошенных менеджеров зарубежных фирм считают сильной стороной польской экономики трудовые навыки польских работников. Более 70% полагают, что Польша имеет большой потенциал роста производительности при относительно низкой стоимости труда.

Позитивная установка польских потребителей на увеличение покупок продовольственных товаров и бытовой химии — это, в частности, результат возрастающего оптимизма по отношению к экономической ситуации. Как заявляет на страницах газеты «Жечпосполита» Шимон Мордасевич, директор польского офиса компании-измерителя «Nielsen», средняя оценка отечественной рыночной ситуации гражданами Польши выше, чем в среднем по Европе. В принципе, можно говорить о возврате к показателям до кризиса 2007—2009 годов, — отмечает Мордасевич, добавляя, что, конечно, в Польше до реального кризиса не дошло, экономика не сбавила обороты, однако в настроении потребителей преобладали негативные эмоции, люди боялись кризиса, безработицы, а в результате часто воздерживались от покупок. Исследования фирмы «Nielsen» показывают, что сейчас 34% граждан чувствуют себя уверенно в отношении своей занятности. 40% опрошенных заявляют, что сейчас подходящее время, чтобы делать больше покупок, а 50% позитивно оценивают состояние своих финансов (в первом квартале прошлого года их было лишь 40%). Ш. Мордасевич делает вывод, что потребители хотят воспользоваться этой благоприятной ситуацией и намерены активно тратить свои деньги, а то, что на рынке они чувствуют себя уверенно, подтверждается ежедневным потребительским поведением.

На продовольственные товары поляки тратят все меньшую долю денежных доходов. Это хороший знак, свидетельствующий о том, что растет зажиточность общества, — пишут в «Газете выборчей» Эдита Брыля и Анна Попёлек. Экономика становится все более развитой, и семьи извлекают из этого выгоду. Из последних данных Евростата, касающихся 2017 года, следует, что в настоящее время поляки расходуют на продукты питания лишь 18,4% дохода. Для сравнения: еще пятнадцать лет назад этот показатель составлял около 30%. По данным Евростата, больший процент дохода, чем поляки, тратят на продовольственные товары жители Болгарии, Эстонии, Хорватии, Венгрии и Румынии, где соответствующие расходы все еще находятся на уровне 30%, то есть как в Польше пятнадцать лет назад. На другом полюсе — Швейцария, жители которой на продукты питания отдают неполных 10% заработков. Лучше, чем в Польше, ситуация выглядит, в частности, в Австрии (11,4%), Ирландии (11,9%), Люксембурге (12%) и Германии (12,2%). Это, однако, не означает, что продукты питания в этих странах дешевле. Именно в богатых странах цена продовольственных товаров намного выше, чем в беднейших государствах Центральной Европы.

В текущем году теневой сектор польской экономики составлял 22,2% совокупного общественного продукта-брутто (это касается главным образом торговли, строительства, сельского хозяйства и сферы услуг), — пишет комментатор газеты «Жечпосполита» Анджей Стец и приводит подсчеты профессора университета в Линце Фридриха Шнайдера, который полагает, что в 2016 году теневой сектор в Польше значительно сузился. Отмечается наибольший спад с 2010 года. Это хорошая информация для государственных финансов, поскольку в бюджет поступает больше денег от налогов и разного типа выплат. Довольны могут быть также предприниматели, осуществляющие прозрачный, законопослушный бизнес, поскольку им проще будет конкурировать с фирмами, которые уклоняются от выплаты налогов или нелегально нанимают работников. Благодаря сокращению теневого сектора, в выигрыше оказывается также масса трудящихся, которые, работая легально, гарантируют себе будущие пенсии. А самое главное — это состояние рынка труда, поскольку нелегальная или полуофициальная занятость составляет значительную часть теневого сектора в Польше. Польский рынок труда все больше становится рынком работника, а это значит, что трудящиеся уже не столь охотно соглашаются получать зарплату «в конверте».


Е.Р.