Новая Польша 9/2017

Подлинность

Малгожата Лебда. Фото: K. Ociepa

Малгожата Лебда (р. 1985) дебютировала в 2006 году книгой стихов «Открыта на 77-й странице». Четвертая книга, «Маточник», изданная в 2016 году, подтвердила ранее данную критикой высокую оценку ее творчества, тяготеющего к течению экопоэтики. Этот тип восприимчивости, чутко реагирующей на проблемы связи человека с природой, несомненно, присутствует в новой книге, но не как «тема», а как непосредственное ощущение. Лебда стремится воспроизвести реалии своего взросления в деревенской среде, для которой естественно общение с природой.
Действие происходит в деревне: в первом стихотворении — «утро: работа в крови» — местность, в которой живет героиня, разорена шквальным ветром с гор: «с высоты виден ущерб всей деревни/ сорванные крыши сломанные опоры/ высокого напряжения». Жители, догадываемся мы, приступают к наведению порядка:


отец подзывает меня дает перочинный нож
велит вытащить из своего запястья черную занозу
ты должна научиться работать в крови говорит
рану мы заливаем пчелиным клеем на спирту
от него у нас желтые терпкие ладони


Курсивом здесь, как и в других текстах книги, выделены слова отца. Отец становится главным действующим лицом, формирующим отношение к делам жизни и смерти, обыденному и необычному, причем как жизнь со смертью, так и обыденное с необычным, натуральным образом взаимопроникают. Более того, видимо, именно рассказ отца — суть описанных в стихах событий, а сами стихи являются обрамлением этого рассказа.
Книга повествует об отношениях с отцом — начиная с детства, до последнего прощания. Отчаяние после его смерти смягчено участием в заупокойной службе:


когда отца поднимают разжимаю кулаки утешает меня
только мысль о его любимом перочинном ноже
который я положила в гроб
за мгновенье до


Это последние слова поэмы, разбитой на автономные, но составляющие единство фрагменты. В них явственны эмоциональная связь между дочерью и отцом и дистанция, преодолеваемая уважением и любовью. Языки поэтического повествования и цитируемых высказываний отца создают систему напряжений, придающих динамику созданному образу мира. Важную роль играет и сосредоточенность на деталях — к примеру, на отцовском перочинном ноже, положенном в гроб, как когда-то в гробницы клали оружие погребаемых воинов.
В этих стихах волнует их подлинность, подтвержденная органической связью человеческой жизни с природой, чувственная полнота опыта, отход от доминирующей ныне абстрактности. Язык произведений Лебды крепок и выразителен — в противовес тому, что Милош определял как «нечеткость польской речи», ее слабость в сравнении с силой русского языка. Сила языка, присущая творчеству Малгожаты Лебды, позволяет назвать неназванное, как в стихотворении «стадо: разгон», где речь идет о разорванных телах овец и подозрениях, что это сделали собаки:


они беспокоятся словно почуяли кабанов отец проверяет их пасти
и лапы все чисто бросает через плечо глядя на лес
дома он чистит пневматическое ружье похоже снова пришли
говорит он матери.
Перед нами поэзия редкой плотности, наделенная силой свидетельства.