Новая Польша 6/2010

ПОЛЬША В ИССЛЕДОВАНИЯХ МОЛОДЫХ СОЦИАЛЬНЫХ АНАЛИТИКОВ В ПЕТЕРБУРГЕ

В октябре-декабре 2009 новый портал «Cogiта!ru. Общественные новости Северо-Запада» (медиа-проект Научно-информационного центра «Мемориал») и Центр изучения Германии и Европы при Санкт-Петербургском государственном университете провели 1-й открытый конкурс статей и эссе «Гражданское общество и решение социальных проблем в России и в Европе».

На конкурс принимались работы молодых российских социальных аналитиков — политологов, социологов, социальных психологов и антропологов, а также историков и экономистов, написанные по результатам исследования европейского опыта участия третьего сектора в решении социальных проблем, гражданских инициатив, взаимодействия гражданского общества и государства в европейских странах ЕС. Приветствовался сравнительный подход: европейский опыт в сравнении с российскими аналогами или близкими по форме и содержанию инициативами. В задачи конкурса входили популяризация социально-научного знания и социально значимого потенциала научной работы. Лучшими были признаны тексты, востребованные при практическом решении общественных проблем и написанные общепонятным языком.

Было получено более ста работ из Петербурга, Саратова, Самары, Перми и других городов. Авторы шести лучших работ стали победителями конкурса, были награждены дипломами и денежными премиями, их тексты были опубликованы на сайте Cogiта!ru (http://www.cogita.ru/analitka/konkurs-grazhdanskoe-obschestvo-i-reshenie-socialnyh-problem-v-evrope).

Спонтанно получилось так, что современная Польша, опыт польских общественных и некоммерческих организаций, польские формы самоуправления граждан и социального предпринимательства стали объектами анализа, сравнения или образца для примеров в половине работ лауреатов — в трех лучших эссе из шести.

Свой выбор авторы исследований объясняют, как правило, близостью опыта6 Польша — не только восточноевропейская страна Евросоюза, но и посткоммунистическая, что «частично приближает ее к российским реалиям и российской истории». Поэтому опыт Польши «может быть очень ценным для России» — считает Марина Аларичева, студентка 5 курса факультета социологии Санкт-Петербургского государственного университета, автор эссе «Социальное предпринимательство: опыт Польши».

Сближает нас также и «особый образ жизни, свойственный постсоветскому государству, — это сложность развития, особенно среди социально изолированных людей, уверенности в своих силах и активной позиции». Впрочем, подчеркивает Марина Аларичева, «увеличение групп нуждающихся — потребителей социальных пособий» замечено сегодня «во всех странах Евросоюза, независимо от модели социальной политики».

В России институт социального предпринимательства «только начинает свое развитие», поэтому автору важны «как успешные примеры, так и слабости и недостатки зарубежного опыта, для того чтобы более верно выбирать вектор развития и оценивать потенциальные риски и проблемы». В работе Марины Аларичевой описывается ситуация в Польше (предпосылки, правовые изменения, государственная активность, основные тенденции развития, конкретные примеры социального предпринимательства) и представляются выводы о возможности применения польского опыта в России, существующие и возможные проблемы его распространения.

С 2003 г. Польша идет по пути законодательного оформления и закрепления поддержки социального предпринимательства. С конца 1980-х в Польше развиваются социальные кооперативы, заимствованные из опыта Италии, учреждения профессиональной реабилитации, центры и клубы социальной интеграции. Опыт их развития автор считает нужным и возможным для применения в России.

«Как в Польше, так и в России первоочередной задачей стоит задача развития человеческого капитала — продвижение идеи ответственности человека, открытого к риску и желающему изменить мир вокруг себя. Это очень сложная задача, потому что быть пассивным в нашем обществе — это естественно и, что немаловажно, безопасно. Зачастую, проявляя инициативу, необходимо сражаться с обстоятельствами, отстаивать, спорить. И это не всегда тот путь, по которому любому хочется идти. Тем более сложно для посткоммунистических стран, опыт которых оставил в ментальности людей превалирование государства над обществом, некую «всесильность» государства, которое может менять поведение и общественную реальность. Это также говорит о неразвитости гражданского общества, о недостатке инвестирования в человеческий капитал», — пишет Марина Аларичева.

В работе выпускницы Европейского университета в Санкт-Петербурге, социолога Анастасии Милой «Социальное сиротство, село и некоммерческие организации в России и Польше: точки соприкосновения, ценные уроки» польский опыт решения проблем беспризорных и безнадзорных детей приводится как успешный. Автор проводит «сравнительный анализ опыта работы российских и польских некоммерческих организаций в сфере защиты детей в сельской местности». Анастасия Милая считает, что «наиболее успешный польский опыт (...) может быть учтен при реформировании российской системы профилактики беспризорности, безнадзорности и социального сиротства».

Свое исследование Настя проводила во время стажировки для молодых аналитиков публичной политики (Fellowship Program for Young Russian Policy and Opinion Makers) в Варшаве, организованной Институтом общественных отношений (The Institute of Public Affairs) и Санкт-Петербургским гуманитарно-политологическим центром «Стратегия».

Свой выбор Польши Анастасия Милая объясняет так: «Россия и Польша имеют общий исторический контекст, который формально прерывается с распадом СССР. Однако отголоски старой системы слышны до сих пор. Особенно остро это проявляется в сфере защиты детей. Сложившаяся еще в СССР система профилактики беспризорности, безнадзорности и социального сиротства и формы работы с семьей поддаются трансформации очень медленно».

Положение безнадзорных детей в России и Польше несопоставимо. Когда в России, «согласно данным Федеральной программы «Дети России» на 2007-2010 гг., проживает 731 тыс. детей, оставшихся без попечения родителей и 676 тыс. детей, находящихся в социально опасном положении», в Польше отсутствием проблемы детской беспризорности пытаются объяснить безуспешные поиски официальной статистики по их количеству.

Россия отстает от Польши в «деинституциализации системы детских учреждений». В Польше уже в начале 1990-х начали целеустремленно уменьшать количество детских интернатских учреждений, проводить профилактику детского неблагополучия, реинтеграцию детей в биологические семьи, устройство их в семейные формы воспитания. При этом «российская социальная политика была переориентирована на деинституциализацию на десять лет позже, в 2000 году», — пишет Анастасия Милая.

В качестве примера польского опыта работы некоммерческих организаций в сельской местности, который может быть полезен в России, автор приводит проект «Pre-School Centers: A Chance for a Good Start» («Центры для дошкольников: шанс хорошего старта») фонда «The Comenius Foundation for Child Development», который нацелен на работу с детьми в возрасте от 3 до 5 лет и их родителями в сельской местности. Этот фонд «совместно с учреждениями муниципального уровня организовал альтернативные детские садики. Площадками для такой формы работы с детьми стали библиотеки, школы, и т.д., где 10-15 детей проводили 3-4 дня в неделю по 3-4 часа в день. Основной акцент ставился на 1) педагогическом развитии детей, а также 2) на активном взаимодействии с родителями. Для родителей и детей проводились программы помощи и поддержки (прежде всего психологической)».

Анастасия Милая считает опыт таких детских садиков модернизационным. «Совместная работа НКО и муниципальных учреждений привела и продолжает приводить к трансформации традиционных принципов работы. Муниципальные учреждения становятся не столько базой для реализации проектов, сколько партнерами в решении проблем. Для этого делается особый акцент на повышении квалификации сотрудников системы профилактики беспризорности, безнадзорности и социального сиротства (в частности, проводятся многочисленные тренинги). В результате общие усилия приводят к тому, что успешный опыт не просто учитывается муниципалами, а закрепляется в законодательстве. А это, тем временем, влечет за собой дополнительное финансирование и предотвращает закрытие социально значимых проектов».

Третью работу — эссе Диором Ахмеджановой «Жилищная реформа по-польски и по-русски» можно увидеть на страницах этого номера «Новой Польши».

В апреле 2010 объявлен 2-й открытый конкурс «Деятельность НКО (некоммерческих организаций) в Европе и России» (дедлайн — 20 июня 2010 года).