Новая Польша 9/2018

Хроника (некоторых) текущих событий

• «Сегодня мы являемся одной из самых законопослушных европейских стран, я в этом абсолютно убежден», — премьер-министр Матеуш Моравецкий. («Сети», 2-8 июля)
• «У нас нет никаких проблем с соблюдением законности в ее подлинном значении. (...) Нам бы хотелось, чтобы и другие европейские страны пошли по нашему пути», — проф. Здзислав Краснодембский, вице-председатель Европейского парламента, партия «Право и справедливость». («Жечпосполита», 21 июня)
• «Во вторник Польша стала первой страной в истории, которую “заслушали” в рамках соответствующей процедуры в Совете Европейского союза. Польше пришлось объясняться по поводу реформы судебной системы и ее соответствия принципам правового государства». (Енджей Белецкий, «Жеспосполита», 27 июня)
• «В среду на своем очередном еженедельном заседании Европейская комиссия уполномочила вице-председателя Франса Тиммерманса начать в отношении Польши процедуру в связи с нарушением законодательства ЕС. (...) Во вторник в ходе трехчасовых слушаний польская сторона убеждала, что ни один из новых законов о судебной системе не представляет угрозу законности. Страны-члены ЕС могли задавать вопросы, и этим правом воспользовались 13 государств: Франция, Германия, Голландия, Дания, Испания, Ирландия, Португалия, Бельгия, Швеция, Финляндия, Люксембург, Кипр и Эстония. (...) Итог дискуссии подвел Франс Тиммерманс, который заявил, что не видит возможности для отмены процедуры. “Законность в Польше систематически находится под угрозой. Сегодня мы не услышали от Польши ничего, что позволило бы нам изменить наше мнение”, — подчеркнул голландец». (Из Брюсселя Анна Слоевская, «Жечпосполита», 28 июня)
• «В понедельник Брюссель запустил процедуру против Польши в связи с нарушением последней законодательства ЕС. Руководство Евросоюза полагает, что принудительная отправка на пенсию 26 из 72 судей Верховного суда, которая становится возможной с 3 июля, является нарушением ст. 19 договора о ЕС, где сказано, что государства-члены ЕС должны обеспечивать эффективную судебную защиту в сферах, регулируемых законодательством Евросоюза. (...) Теперь Европейский суд, а не польские политики и судьи, решит, кто прав. Если будет признана правота Европейской комиссии, Польше придется остановить процесс кадровой ротации судей Верховного суда». (Войцех Тумидальский, Анна Слоевская, «Жечпосполита», 3 июля)
• «В среду Европейский суд принял решение по делу об экстрадиции поляка из Ирландии. Гражданин Польши был задержан 10 мая 2017 года на основании европейского ордера на арест. (...) Суд постановил: можно приостановить исполнение ордера, если суд другой страны посчитает, что оно угрожает эффективности рассмотрения им конкретного дела. Это судебное решение существенно усложнит своевременную выдачу Польше разыскиваемых ею лиц». (Елена Иванова, «Газета выборча», 26 июля)
• «В Европейский суд по правам человека в Страсбурге поступил иск гражданина Польши о том, что в его стране поданную им жалобу рассматривали “узурпаторы”, заседающие в Конституционном трибунале». («Жечпосполита», 9 июля)
• «На вопрос “Как вы оцениваете работу Конституционного трибунала после изменений, введенных Сеймом?” 53% опрошенных ответили: “Негативно”, 30% — “Позитивно”, а еще 17% — “Не знаю”. Опрос Института рыночных и социологических исследований от 6-7 июля». («Жечпосполита», 12 июля)
• «Самая большая группа респондентов (48%), опрошенных Институтом рыночных и социологических исследований, считает, что ответственность за конфликт с Евросоюзом лежит на польском правительстве. Вдвое меньшая группа (21%) обвиняет в этом Европейскую комиссию. (...) 24% считают, что вина лежит на обеих сторонах». Опрос проводился 20-21 июня. («Жечпосполита», 26 июня)
• «Польша переживает самую настоящую трагедию, хотя большинство наших соотечественников по-прежнему не отдает себе в этом отчет. Ситуация, когда законно избранная власть абсолютно сознательно и планомерно уничтожает конституционный порядок в стране — это национальная драма. Цель этих действий очевидна: лидер правящего лагеря, выигравшего парламентские выборы осенью 2015 года, жаждет неограниченной, абсолютной власти. (...) Наша национальная драма — это когда в споре между Европейской комиссией и польским правительством Европейская комиссия отстаивает права и свободы поляков, а польское правительство — свои законы, ставящие крест на независимости судебной власти в стране и в перспективе на свободах польских граждан. (...) Сегодняшняя Польша не отвечает так наз. “копенгагенским” критериям, которые в 1993 году были сформулированы Европейским советом для государств, желающих быть принятыми в состав Евросоюза. Самое важное из этих условий — это наличие институтов, гарантирующих стабильность демократии и правового государства. И это очень серьезный аспект польской драмы». (Александр Халль, «Жечпосполита», 11 июля)
• «Собрание 63 судей Верховного суда, ссылаясь на нормы Конституции, единогласно постановило, что Малгожата Герсдорф остается председателем Верховного суда до 30 апреля 2020 года. (...) “Для нас очевидно, что срок председательских полномочий Герсдорф в Верховном суде истекает 4 июля, — заявил Лукаш Пебяк, вице-министр юстиции. (...) Сложившаяся ситуация угрожает двоевластием в Верховном суде и повторением сценария конфликта вокруг Конституционного трибунала». («Жечпосполита», 29 июня)
• «Итак, свершилось — прозвучал последний аккорд так наз. судебной реформы. Вступил в силу закон о Верховном суде, и ПИС, поставив страну перед свершившимся фактом, теперь полностью контролирует ключевой орган судебной власти. (...) “Идет самая настоящая чистка. Меня бесцеремонно лишили полномочий первого председателя Верховного суда”, — сообщила молодым юристам проф. Малгожата Герсдорф во время своей лекции в Варшавском университете». («Факт», 4 июля)
• «Мы дрейфуем в направлении авторитаризма, при котором не может быть никакого правового государства. Это путь к анархии. (...) Мы теряем контакт с Европой. Доказательством этому может служить поражение Моравецкого в Европейском парламенте. (...) Сегодня власть не считает нужным уважать конституцию. Власть устанавливает свой, внеконституционный порядок», — Анджей Жеплинский, бывший первый председатель Конституционного трибунала. («Жечпосполита», 6 июля)
• «Президент проинформировал Малгожату Герсдорф о том, что ее миссия в Верховном суде закончена. Сама же Герсдорф настаивает, что будет по-прежнему работать на своей должности. (...) Судьи, которых новый закон отправляет на пенсию, также заявляют, что будут продолжать исполнять свои обязанности». («Супер-экспресс», 4 июля)
• «Приняты законы, уничтожающие судебную систему, но при этом не работающие так, как запланировано. Суды продолжают принимать независимые решения. Их не получилось запугать. (...) Акция по назначению председателей судов министром закончилась поражением. Отозваны 140 председателей и их заместителей из 730 — это значит, что тех, кого не удалось купить, примерно в пять раз больше. (...) Играть по новым правилам отказались даже судьи окружных судов, несмотря на то, что им предлагалось повышение. (...) Выборы в Национальный совет правосудия судейское сообщество бойкотировало. Из 10 тыс. судей нашлось всего лишь два десятка желающих. (...) В минувшем году нами принимались взвешенные и правильные решения относительно права на демонстрации, свободы слова, государственной слежки за гражданами, запрещенных доказательств. Были очень поучительные решения, касающиеся движения “Граждане Речи Посполитой”, Беловежской пущи, Комитета защиты демократии. (...) Мы еще будем с гордостью вспоминать эти времена», — проф. Кристиан Маркевич, председатель Ассоциации польских судей «Юстиция», крупнейшей судейской организации, насчитывающей 4 тыс. членов, что составляет более трети всех судей в Польше». («Газета выборча», 4 июля)
• «Десять экологов, которые своими телами блокировали лесозаготовительную технику в Беловежской пуще, были вчера оправданы правомочным решением Белостокского окружного суда. Ранее решение в их пользу было принято региональным судом, однако полиция направила апелляцию». («Газета выборча», 13 июля)
• «Пятница, 20 июля 2018 года. (...) Сейм одобрил очередные изменения в законе о Верховном суде, Национальном совете правосудия и прокуратуре. (...) В тот же день генеральный секретарь партии “Гражданская платформа” Станислав Гавловский, вместо того, чтобы сидеть в камере предварительного заключения, как обещал Качинскому министр юстиции, появился на парламентской трибуне. “Я был там, где вскоре окажутся многие из вас. Там вас уже ждут. И вам там тяжело придется”, — заявил он, обращаясь к депутатам правящей партии. (...) В деле депутата Гавловского только первое решение было вынесено в соответствии с планами министра Зёбро. (...) Однако потом дело рассыпалось. Первыми от преследования Гавловского отказались сотрудники прокуратуры, не желавшие впоследствии отвечать за содержание в камере человека, вина которого не доказана. Затем одно за другим появились три решения разных судей, благодаря которым Гавловский был освобожден — решение об отказе в продлении содержания в камере, решение об отклонении заявления прокуратуры и, наконец, решение суда очередной инстанции, окончательно подтвердившей, что Гавловский останется на свободе до начала процесса. (...) Роман Гертых, который защищает Гавловского (...): “Сопротивление судейского сообщества так велико, что шансов оказаться в кпз у тех, на кого укажет прокуратура, сегодня меньше, чем два года назад”». (Цезарий Михальский, «Ньюсуик Польска», 30 июля — 5 авг.)
• «В годы относительного спокойствия и процветания пассивность общества была огромной. А судьи чувствовали себя прежде всего чиновниками, выносящими решения. Разумеется, в соответствии с буквой закона и собственной совестью, однако это была всего лишь работа, способ заработать на жизнь. Сегодня они почувствовали себя судьями до мозга костей, наделенными миссией по защите прав граждан. (...) У нынешней власти два главных врага: судьи и независимые СМИ, в особенности негосударственное телевидение. Эти две ветви власти пока не захвачены правящей партией», — проф. Адам Стжембош. («Ньюсуик Польска», 9-15 июля)
• «По версии Анджея Дуды, Малгожата Герсдорф официально уже не работает в Верховном суде, поскольку 4 июля она была отправлена на судейскую пенсию в связи с понижением возрастного порога с 70 до 65 лет. (...) В пятницу в Верховном суде Герсдорф посетил Куми Найду, который с августа занимает пост генерального секретаря “Amnesty International”. (...) “Мы находимся здесь, чтобы выразить свое уважение госпоже Малгожате Герсдорф, — заявил в пятницу в Верховном суде Кеес Старк, вице-президент голландского Судейского совета, а также президент Европейской сети судейских советов. (...) Его сопровождал Мартен Фетерис, председатель Верховного суда Голландии и представитель Сети председателей Европейских судов ЕС. (...) “Мы надеемся, что независимость правосудия будет быстро восстановлена”, — добавил Марк де Верд, который также побывал у Герсдорф. Он представляет Консультативный совет европейских судей. Это консультативный орган Совета Европы». (Лукаш Возницкий, «Газета выборча», 7-8 июля)
• «С 3 июля, когда вступит в силу новая редакция закона о Верховном суде, почти 40% его судей будут вынуждены покинуть свои должности. (...) Такая политика везде считается нарушением принципа независимости судов и права на справедливое судебное разбирательство. Комитет по правам человека ООН полагает, что снижение пенсионного возраста судей с применением обратной силы нарушает независимость судей, поскольку равнозначно с произвольным лишением их полномочий, их словно выбросили на улицу с черного хода», — проф. Мартин Матчак. («Тыгодник повшехны», 8 июля)
• «В субботу судьи из ассоциации “Юстиция” заявили, что не доверяют процедуре назначения судей Верховного суда. “Структура, которая выдает себя за Национальный совет правосудия преследует цель укомплектовать Верховный суд своими судьями”, — заявил Кристиан Маркевич, председатель ассоциации польских судей “Юстиция”. (...) По его мнению, результаты конкурса на должности судей Верховного суда недействительны в связи с его не конституционностью и отсутствием контрсигналов со стороны премьера. Так что избрание судей является незаконным». («Газета выборча», 16 июля)
• «Первая председатель Верховного суда Малгожата Герсдорф в четверг направила письмо президенту Анджею Дуде: «Заявляю, что мои полномочия заканчиваются только 30 апреля 2020 года, и я обязана исполнять их на основании Конституции Республики Польша». (Эва Иванова, «Газета выборча», 20 июля)
• «Благодаря голосам ПИС Сейм принял поправки к закону (...), согласно которым судьи Верховного суда, Главного административного суда и Конституционного трибунала получают пожизненные ставки в ВУЗах. Конференция ректоров высших учебных заведений отрицательно отозвалась об этой поправке, подчеркнув, что она нарушает автономию ВУЗов». («Газета выборча», 21-22 июля)
• «Принятый в пятницу Сеймом закон поможет ПИС подчинить себе Верховный суд и назначить ему нового председателя, поскольку пять кандидатов, из которых президент выберет первого председателя, будут избраны большинством в две трети голосов судей Верховного суда, а не полным его составом. (...) С шести до трех месяцев сокращен период выхода на пенсию судей, достигших 65 лет. Новый закон также поможет ПИС посадить своих людей на вакантные места в Верховном суде, поскольку снижает уровень профессиональных требований к кандидатам на должность судьи». (Павел Вронский, «Газета выборча», 21-22 июля)
• «В ночь со вторника на среду Сенат без внесения корректировок одобрил поправки к законам о Верховном суде, Национальном совете правосудия и судоустройстве. Голосование продолжалось до двух часов ночи. За новый закон проголосовали, несмотря на обнаруженные в нем юридические ошибки, к примеру, ссылку на несуществующий параграф, на что обратил внимание уполномоченный по правам человека Адам Боднар». (Агата Лукашевич, «Жечпосполита», 26 июля)
• «То, что происходит вокруг новой редакции закона о Верховном суде, переходит уже всякие границы. Где они были, когда депутат Станислав Пётрович ограничил время выступлений депутатов до 30 секунд? (...) Депутаты, сенаторы, министры присягают конституции, в которой написано, что срок полномочий первого председателя Верховного суда составляет шесть лет. Разве столь демонстративное пренебрежение своей присягой не называется по-польски клятвопреступлением?», — Павел Коваль. («Жечпосполита», 26 июля)
• «Анджей Дуда в четверг подписал весьма неоднозначную новую редакцию закона, призванную ускорить реформы в Верховном суде и сделать возможным избрание первого председателя, который начнет исполнять обязанности нынешнего председателя Малгожаты Герсдорф». («Жечпосполита», 27 июля)
• «Решение Верховного суда о передаче в Европейский суд в Люксембурге пяти преюдициальных вопросов (иначе говоря, прецедентных, ответы на которые могут служить основанием для вынесения решения по аналогичному делу — В.К.) и приостановлении действия спорных юридических норм было неожиданно объявлено в четверг после обеда. (...) Верховный суд сам приостановил действие спорных норм закона, на основании которых власть пытается отправить на пенсию первого председателя Верховного суда и других судей, достигших 65 лет, а также новые принципы наделения президентом полномочиями первого председателя Верховного суда». (Войцех Тумидальский, «Жечпосполита», 3 авг.)
• «Вчера президентский дворец сделал заявление: “Действия Верховного суда считаем незаконными и не влекущими правовых последствий в отношении президента Республики Польша”». («Газета выборча», 3 авг.)
• «Не будем забывать, что Верховный суд утверждает результаты выборов (напомним, что первый председатель Верховного суда по штату возглавляет Государственный трибунал — редакция “Супер-экспресса”). (...) “Судьи несменяемы, а срок полномочий первого председателя определен конституцией. Ради того, чтобы подчинить себе всю систему правосудия, ПИС открыто нарушает основной закон”, —считает Борис Будка, бывший министр юстиции (“Гражданская платформа”)». (Камила Беджицкая, «Супер-экспресс», 1 июля)
• «Партия власти в меньшей степени озабочена вмешательством в рассмотрение конкретных судебных дел, для нее куда важнее быстро подчинить себе Государственный трибунал, который возглавляет первый председатель Верховного суда, остальной же состав избирается Сеймом. Захват должности председателя Государственного трибунала определенно облегчил бы устранение из общественно-политической жизни указанных политиков (в первую очередь Дональда Туска — В.К.). Если этот инструмент будет намеренно использован против оппозиции на ближайших выборах, ответственным за это окажется в том числе и Анджей Дуда», — Богуслав Хработа, главный редактор. («Жечпосполита», 26 июля)
• «Впервые после 1989 года перед нами возникла проблема: как восстановить верховенство закона после радикального нарушения его принципов. (...) Возвращение к нормальной жизни — это сложный процесс, приходится детально анализировать, что именно из произошедшего имеет необратимые последствия. Нельзя мириться с тем, что на постах остаются люди, избранные с нарушением закона. (...) Пока что мы ждем, опротестует ли Европейская комиссия в Европейском суде поправки в закон о Верховном суде, которые должны вступить в силу 3 июля», — Збигнев Цвенкальский, бывший министр юстиции и генеральный прокурор. («Газета выборча», 1 июля)
• «“Президент может помиловать любого на любом этапе процесса”, — заявил сформированный из назначенцев правящей партии Конституционный трибунал. (...) Председатель трибунала Юлия Пшилембская еще перед вынесением решения говорила, что “Верховный суд не имеет права обсуждать прерогативы президента”». («Газета выборча», 18 июля)
• «Своим вчерашним курьезным решением Конституционный трибунал разрушил почти тридцатилетнюю традицию президентского помилования. Утверждая, что “акт помилования не требует обоснования” и представляет собой “ничем не ограниченное право главы государства”, трибунал тем самым перечеркнул всю применявшуюся ранее процедуру. Президент больше не обязан руководствоваться решениями судов и прокуратуры. (...) “Партийный” трибунал нанес удар в само основание демократического принципа разделения властей, согласно которому степень вины человека определяет суд, а президент может только освободить его от наказания». (Войцех Чухновский, «Газета выборча», 18 июля)
• «Оказалось, что часть нашей политической элиты понятия не имеет, что такое конституционный порядок и что такое конституционализм. Под видом уважения к закону он на самом деле нарушается. Под тонким налетом декларативного соблюдения норм права видны все те же манеры и обычаи, порожденные предыдущей системой», — проф. Ханна Сухоцкая, бывший премьер-министр, министр юстиции и генеральный прокурор, а также посол Польши в Ватикане, в 1991-2016 гг. — член Венецианской комиссии. («Жечпосполита», 21-22 июля)
• «То, что Сенат демонстративно отверг идею конституционного референдума — это, наверное, самый жестокий урок политического реализма, который получил Анджей Дуда за все время своего нахождения на посту президента. (...) Дуда не обсудил свою идею с правящей партией». (Михал Шулджинский, «Жечпосполита», 26 июля)
• «В субботу в Европейском центре солидарности состоялась первая встреча Гражданского комитета. Эта инициатива ставит своей целью “обеспечить добросовестность выборов в органы местного самоуправления, Европейский парламент и Сенат, а также президентских выборов”. Гражданский комитет при лидере “Солидарности” Лехе Валенсе был создан 18 декабря 1988 г. в Варшаве». (Илона Годлевская, «Газета выборча», 25 июня)
• «Самой многочисленной стала вчерашняя демонстрация в Варшаве, однако сотни и тысячи людей вышли на улицы в защиту независимости судов также в Познани, Вроцлаве, Кракове и многих других, менее крупных городах». («Газета выборча», 27 июля)
• «“Благодаря инцидентам, имевшим место во время демонстрации перед зданием парламента 21 июля 2018 г., негативное отношение сотрудников полиции к деятельности по обеспечению порядка на подобных мероприятиях только усилилось”, — говорится в официальном письме, которое во вторник направил министру внутренних дел Иоахиму Брудзинскому председатель Независимого самоуправляющегося профсоюза сотрудников полиции Рафал Янковский. (...) Далее он пишет: “Все чаще жертвами травли становятся не только полицейские, выполняющие свои обязанности, но и члены их семей. Полицейских, обеспечивающих порядок во время демонстраций, называют бандитами, отрабатывающими заказ правящей партии, по соцсетям распространяются их фотографии и личные данные, а члены их семей подвергаются организованной травле. Этот прессинг может даже подтолкнуть полицейских к неповиновению”. Янковский считает, что “одним из вариантов такого неповиновения может стать массовый уход сотрудников полиции, обеспечивающих порядок во время демонстраций, на больничный”». (Войцех Карпешук, «Газета выборча», 28-29 июля)
• «В обращении к сотрудникам полиции, подписанном, в частности, Лехом Валенсой, Александром Квасневским, Брониславом Коморовским, Лешеком Бальцеровичем, Ежи Бузеком, Влодзимежем Цимошевичем, Ежи Миллером, Анджеем Жеплинским, Богданом Борусевичем и Владиславом Фрасынюком, говорится: “Мы обращаемся к сотрудникам полиции, и особенно к их руководству, призывая помнить, что полиция не является собственностью ни одной из партий. И что полицейские, как и все прочие граждане, несут ответственность перед конституцией и законами, принятыми на ее основе”». («Газета выборча», 2 авг.)
• «Протесты против судебной реформы в Польше постепенно сходят на нет. Даже участник субботней “черной процессии” Марек Боровский признался, что она не слишком многочисленна». («Газета Польска цодзенне», 30 июля)
• «Национальный совет правосудия вчера опубликовал полный список 198 претендентов на должности в Верховном суде». («Газета выборча», 3 авг.)
• «В Щецине возле штаб-квартиры “Солидарности” открыли памятник Леху Качинскому. Премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий возложил цветы перед памятной таблицей президенту Леху Качинскому, расположенной на территории музея Варшавского восстания». («Газета Польска цодзенне», 19 июня)
• «ПИС очень охотно подчеркивает свой антикоммунизм, постоянно твердит о декоммунизации, однако в то же время на практике использует тот же самый инструментарий, что и коммунисты. (...) Многие явления повторяются — взять, к примеру, разрыв между властью реальной и внешней, показной. Как и в те времена, Польша не пользуется авторитетом за границей. Партийные функционеры тоже ведут себя на удивление схожим образом. С точки зрения социологии, это действительно увлекательное занятие — наблюдать, как по прошествии стольких лет возвращаются все те же поведенческие схемы. (...) Деньги, которые сейчас выделяются на социальную политику — это просто подкуп избирателей. (...) Люди деморализованы, это видно. На смену деморализации придет хаос — и он сметет всех, в том числе тех, кто сейчас руководит страной», — проф. Ядвига Станишкис. («Польска», 6-8 июля)
• «По данным опроса, проведенного исследовательским институтом “Pollster”, 56% респондентов считают, что Ярослав Качинский должен уступить власть в ПИС другому политику. Против этого высказываются 15% опрошенных, 29% участников опроса не определились с ответом». («Супер-экспресс», 19 июня)
• «Любимая тема Качинского: заговоры и мошенники, пытающиеся присвоить государственную собственность. И все это говорит человек, основавший в начале 90-х годов журналистский фонд “Солидарность”, который благодаря политическим комбинациям получил от государства здание и землю в центре Варшавы, стоившие миллионы злотых. Годами эти объекты кормили целую армию людей, связанных с ПИС. Я разместил на своих страницах в соцсетях скан нотариального акта о создании компании “Сребрна”, на котором видна подпись Ярослава Качинского. (...) Люди поражаются: как же так, этот скромный председатель, у которого нет счета в банке, не умеющий самостоятельно сделать покупки, живущий в неухоженном, давно не ремонтировавшемся доме, основал компанию, чей капитал оценивается в 100 миллионов злотых», — Кшиштоф Белян, депутат от «Гражданской платформы». («Газета выборча», 23-24 июня)
• «Национальная контрольная палата подтверждает: правительство ПИС выделило огромные суммы для премий членам кабинета министров. За один только минувший год оно распределило между министрами и другими высокопоставленными чиновниками 8,6 млн злотых. (...) На свои премиальные политики “Гражданской платформы” и Союза демократических левых сил потратили в двенадцать раз меньше». («Супер-экпресс», 4 июля)
• «Почти 159 млн злотых государство выделило в 2017 году Церковному фонду, из денег которого платятся в основном пенсионные взносы и взносы на здравоохранение духовных лиц различных конфессий. Это рекордная сумма, растущая вместе с минимальной зарплатой, которая принимается во внимание при начислении размера взносов». («Жечпосполита», 27 июля)
• «В последние годы, выбирая дружбу с ПИС и поддерживая “Радио Мария”, польские епископы внесли свою ощутимую лепту в дело разрушения фундаментальных основ демократического общества, таких, как свободные СМИ и независимые суды. Если этот процесс не остановить, Польша снова превратится в религиозное католическое государство. (...) Большинство католических иерархов никак не отреагировали на недавний марш неонацистов, а некоторые епископы даже потихоньку поддерживали неонацистские группировки», — о. Джон Павликовский из Ордена сервитов. («Газета выборча», 23-24 июня)
• «На вопрос “Считаете ли вы, что католическая Церковь должна оказывать влияние на законотворческий процесс в Польше?” 80% опрошенных ответили “нет”, 9% — “да”, а 11% — “не знаю”. Опрос “SW Research”». («Ньюсуик Польска», 23-29 июля)
• «Епископ Ромуальд Каминский, глава Варшавско-пражской епархии, отменил временный запрет на служение в отношении о. Войцеха Леманского». «Когда в 75-ю годовщину Волынской резни президент Анджей Дуда возложил цветы на месте несуществующей нынче деревни Покута на Волыни, Леманский написал: “Господин президент, приглашаю вас на очень похожее поле под Вонсошем. Там у вас будет возможность возложить венок на могилу 250 евреев, убитых 5 июля 1940 года своими польскими соседями”». (Иоанна Жарнох-Худзинская, Рафал Осинский, Павел Косминский, «Газета выборча», 12 июля)
• «Вчера в Едвабне прошли памятные мероприятия, связанные с 77-й годовщиной убийства здешних евреев (их польскими соседями — В.К.). В мероприятиях принимали участие главный раввин Польши Микаэль Шудрих, посол Израиля Анна Азари, о. Веслав Давидовский из комисии Епископата по вопросам взаимодействия с иудаизмом. Появилась также группа из десяти членов Национально-радикального лагеря с плакатами “Польский народ не должен извиняться за преступления немцев!” и “Требуем проведения эксгумации в Едвабне!”». («Газета выборча», 11 июля)
• «В Треблинке, на месте бывшего концлагеря, прошли памятные мероприятия. (...) “Фабрика смерти” в Треблинке была создана в середине 1942 года. (...) 2 августа 1943 г. там вспыхнуло восстание. В лагере тогда было свыше 800 узников. (...) После короткой схватки, длившейся менее часа, трёмстам евреям удалось бежать из лагеря. (...) До конца войны дожить удалось только 80 из них. (...) В Треблинке погибло более 900 тыс. евреев». (Марек Козубаль, «Жечпосполита», 3 авг.)
• «Окружная прокуратура Белостока закрыла дело о надругательстве над старым еврейским кладбищем в Семятычах. (...) Прокуратура решила, что состав преступления отсутствует, поскольку строительство проводилось на законных основаниях, а найденные останки не были видны до начала работы». («Газета выборча», 20 июля)
• «В Билгорае вскоре будет построен торговый центр. “Рядом с еврейским кладбищем”, — уточняет инвестор. “На человеческих костях”, — считают протестующие. (...) В Польше находится около 1400 еврейских кладбищ. Только несколько сотен из них принадлежат религиозным общинам. Территории же всех прочих находятся в собственности Государственного казначейства, местных властей либо — в большинстве случаев — частных лиц. (...) “В Замостье местные власти до того обнаглели, что построили дорогу на месте, где покоятся человеческие останки. Есть проблемы и в Калише, где власти не хотят отдавать религиозной общине земли старого еврейского кладбища”, — говорит раввин Микаэль Шудрих». (Пшемыслав Вильчинский, «Тыгодник повшехны», 22 июля)
• «Правительства Польши и Израиля в лице премьер-министров Моравецкого и Нетаньяху объявили об общем успехе. После того, как на прошлой неделе в закон об Институте национальной памяти были в срочном порядке внесены изменения, этот закон больше не предусматривает наказания в виде трех лет лишения свободы для ученых, журналистов и всех прочих людей, публично высказывающихся о соучастии Польши и поляков в преступлениях нацистов в отношении евреев. (...) Иегуда Бауэр, исследователь Холокоста, профессор Ивритского университета, (...) пишет: “Те 6750 праведников, почитаемых институтом Яд ва-Шем, составляли отважное меньшинство. К сожалению, общественная традиция в оккупированной Польше была иной: повсеместной практикой было насилие над евреями, в этом принимали участие многие поляки”. (...) Аналогичного мнения придерживается институт Яд ва-Шем». (Павел Смоленский, «Газета выборча», 6 июля)
• «В последние месяцы возникли определенные сложности в польско-американских отношениях. Сложности эти не были связаны с какими-то принципиальными вопросами. (...) Однако назвать их незначительными тоже нельзя — я бы даже сказал, что они имели большое значение, — признал председатель правящей партии Ярослав Качинский. — В первую очередь мы боролись за правду. Когда мы в начале года вносили эти изменения в закон об Институте национальной памяти, мы боролись за правду в польской истории. И как это ни парадоксально, отменяя эти поправки, мы тоже боролись за правду, за ту же самую правду». (Яцек Лизиневич, «Газета Польска цодзенне», 30 июня — 1 июля)
• «Израиль хоть и небольшая страна, но политический вес у нее есть, и немалый. Его можно сравнить с невысоким мужчиной, о котором известно, что на самом деле он очень силен», — председатель ПИС Ярослав Качинский. («Сети», 9-15 июля)
• «В воскресенье на Украине президент Анджей Дуда говорил о “геноциде на Волыни”, а в Польше президент Петр Порошенко вспоминал о сотнях жителей Сахрыни, убитых бойцами Армии Крайовой. Как нетрудно заметить, польско-украинские отношения переживают сейчас весьма непростые времена». («Газета выборча», 9 июля)
• «В 2006 году президенты Польши и Украины Лех Качинский и Виктор Ющенко вместе почтили память убитых жителей Павлокомы — деревни, украинское население которой было уничтожено польскими партизанами в ответ на аналогичные преступления украинских националистов из УПА в отношении поляков. (...) Двенадцать лет спустя президент Анджей Дуда возложил цветы на поле возле Олыки на Волыни в память о польских жертвах (...), а президент Петр Порошенко почтил память убитых украинцев перед памятником в польской Сахрыни». (Павел Вронский, «Газета выборча», 9 июля)
• «Больше всего иностранцев, которые платят взносы в Управление социального страхования, зарегистрировано в Варшаве, а также Кракове, Гданьске и Познани. Подавляющее большинство из них — украинцы, численность которых достигает 403 тыс. человек. На втором месте — белорусы, их 29,5 тысяч. (...) Среди иностранцев, занимающихся частной экономической деятельностью, также лидируют украинцы — в Польше им принадлежит 4,1 тыс. фирм. (...) Об истинных масштабах трудовой миграции в Польшу свидетельствует количество заявлений о намерении предоставить работу иностранцу — в прошлом году их было почти два миллиона. Более 90% из них касалось граждан Украины». (Лешек Костшевский, Адриана Розвадовская, «Газета выборча», 30 июля)
• «С момента обретения Украиной независимости польско-украинские отношения никогда еще не были настолько плохими, как сегодня. (...) Устранение из закона об Институте национальной памяти карательных статей — это, конечно, хорошо, однако в ходе работы над законом позиция Украины вообще не была принята во внимание. Польское правительство просто выполнило требования своего могучего американского союзника. (...) А ведь положения закона об Институте национальной памяти, касающиеся Украины, абсолютно неприемлемы как с исторической, так и с юридической точек зрения. (...) Кстати, я отмечаю довольно опасную коннотацию этих положений с российской историографией. Возможно, это связано с тем, что некоторые эксперты, консультировавшие разработчиков закона, известны своими неоднозначными контактами — в частности, они дают комментарии пропутинскому радио “Спутник”», — Катажина Пелчинская-Наленч, бывший министр иностранных дел. («Газета выборча», 29 июня)
• «Москва не проводит агрессивной политики. (...) Крым был занят россиянами без боя. (...) Жители Крыма выразили свою волю в ходе референдума. (...) И этот референдум все-таки был демократическим. (...) Россия не заинтересована в использовании военной силы против Польши. (...) Мы помогли россиянам победить коммунизм. (...) Не нужно свергать Путина. Это демократически избранный президент. (...) Наша внешняя политика, к сожалению, сводится к роли марионетки Вашингтона. (...) В России сегодня все-таки царит демократия, проводятся свободные выборы. (...) Россия выбрала демократический путь развития. (...) Восток более солидарный, более человечный. (...) В России по-прежнему можно говорить все, что хочешь. Довольно эффективно работает, к примеру, общество “Мемориал”, которое и нам помогает узнать правду о коммунистических преступлениях. (...) Польский президент должен взять инициативу в свои руки и обсудить с Путиным возможность проведения честного референдума в Крыму», — депутат Корнель Моравецкий, старший маршал Сейма, председатель депутатской фракции «Свободные и солидарные». («До жечи», 30 июля — 5 авг.)
• «Флот находится в состоянии перманентного кризиса. (...) У нас тысяча танков, и все они (sic!) — устаревшие и немодернизированные. (...) Недавно в строй вернулись несколько десятков танков, помнящих времена Варшавского договора. (...) В случае конфликта мы окажемся безоружными, причем в еще большей степени, нежели в 1939 году. И купленные еще Лешеком Миллером самолеты F-16, а также давнишнее приобретение американских ракет “Патриот” — весьма слабое утешение», — Богуслав Хработа, главный редактор. («Жечпосполита», 14-15 июля)
• «Армия обновляет старые каски, в то же время запасы униформы иссякают. (...) Вот уже не менее двух лет на складах не хватает полевой униформы. (...) Недавно появилась информация, что армии пришлось задействовать запасы униформы, зарезервированные на случай войны. Снабженческую мелочность ярко символизирует ремонт старых касок. (...) По мнению экспертов, отреставрированные каски не выполняют должным образом своих функций». (Марек Козубаль, Збигнев Лентович, «Жечпосполита», 18 июля)
• «Альянс приветствует увеличение Польшей расходов на оборону до 2% стоимости годового ВВП. В то же время штаб-квартира НАТО обеспокоена невыгодным изменением структуры военных расходов. (...) “В бюджете министерства обороны произошло перераспределение средств, в результате которого фонд технической модернизации армии был уменьшен. (...) Зато выросли фонды личных расходов и содержания различных структур”, — говорит депутат Европарламента Януш Земке (Союз демократических левых сил), бывший министр обороны». (Збигнев Лентович, «Жечпосполита», 12 июля)
• «В Польше сегодня сооружается либо проектируется 11 памятников Юзефу Пилсудскому. (...) “Этих памятников сейчас в стране делают столько, что на литейных предприятиях появились очереди”, — говорит депутат Камиль Сквирут из Жешова». (Артур Гернанд, «Газета выборча», 18 июля)
• «Телеканал Би-Би-Си показал сюжет о польских националистах, демонстрирующих явные профашистские настроения. Их выступление на одном публичном мероприятии профинансировало посольство Польши в Лондоне. (...) Сюжет Би-Би-Си о мероприятии с участием националистов, финансируемых польскими налогоплательщиками, увидит весь цивилизованный мир». (Бартош Т. Велинский, «Газета выборча», 26 июня)
• «На территории гмины Посвентне открыт памятник четырем “проклятым солдатам”, в том числе “Бурому”, ответственному за убийства православного населения Белостокщины». («Газета выборча», 27 июля)
• «Свое твердое “Нет фашизму!” должно сказать государство, однако у нас наблюдается прямо противоположная тенденция. Правительство прекращает финансирование организаций, борющихся с языком ненависти, антисемитизмом, расизмом и гомофобией», — Миколай Гринберг. («Газета выборча», 23-24 июня)
• «1 августа в Варшаве (...) полиция проигнорировала решение городских властей о роспуске собрания Национально-радикального лагеря и “Молодежи всея Польши”. (...) Министр внутренних дел Йоахим Брудзинский (...) поблагодарил его участников за то, что они “не дали себя спровоцировать” подчиненным мэра города Ханны Гронкевич-Вальц». (Войцех Карпешук, «Газета выборча», 3 авг.)
• «Профессор Рафал Ранковский из ассоциации “Никогда больше” (...) бьет тревогу: количество преступлений на почве расизма и ксенофобии растет, поскольку преступники чувствуют себя безнаказанными. “Государственные институты не реагируют либо легкомысленно относятся к артикуляции нацистских лозунгов. Складывается впечатление, что на самом деле они даже не пытаются за это преследовать”. (...) Несмотря на то, что марш Национально-радикального лагеря в годовщину Варшавского восстания был запрещен столичной мэрией, полицейские позволили националистам промаршировать по тротуарам. (...) А в субботу вроцлавская полиция не привела в исполнение решение городских властей о запрещении митинга, организованного националистом и антисемитом, бывшим священником Яцеком Мендляром». (Петр Житницкий, «Газета выборча», 6 авг.)
• «Дорожный указатель переставлен. Вместо либеральной демократии мы едем в сторону демократии национальной», — проф. Эва Лентовская, бывшая уполномоченная по правам человека, судья Верховного административного суда и Конституционного трибунала. («Газета выборча», 6 авг.)
• «Согласно исследованиям, проведенным уполномоченным по правам человека совместно с Бюро демократических институтов и прав человека ОБСЕ, в полицию обращаются только 5% пострадавших от преступлений на почве ненависти к мигрантам из мусульманских стран, выходцам из Центральной Африки и украинцам». (Павел Косминский, «Газета выборча», 12 июля)
• «Премьер-министр Матеуш Моравецкий вместе со своими коллегами из Вишеградской группы решил не приезжать на инициированную Ангелой Меркель рабочую встречу глав государств и правительств стран ЕС, заинтересованных в решении проблем миграции». (Из Брюсселя Анна Слоевская, «Жечпосполита», 25 июня)
• «Завершившийся в пятницу саммит Европейского совета (...) продемонстрировал правоту Вишеградской группы относительно путей разрешения миграционного кризиса. (...) “Главное, что теперь не будет принудительного размещения беженцев — этого удалось добиться после долгих и сложных переговоров. Отныне размещение беженцев будет происходить только в добровольном порядке. Это означает, что наша позиция по данному вопросу получила полное одобрение”, — заявил в пятницу в беседе с журналистами премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий. (...) По его мнению, принятые в пятницу решения по поводу мигрантов — это огромный успех Польши». (Мачей Кожушек, «Газета Польска цодзенне», 30 июня — 1 июля)
• «По прогнозам Главного управления статистики за 2014 год, в прошлом году в Польше должно было родиться 345 тыс. детей. Родилось 403 тысячи. Это результат нашей политики», — премьер-министр Матеуш Моравецкий. («Сети», 2-8 июля)
• «Отчеты Главного управления статистики подтверждают значительный рост смертности в течение года, достигшей своей наивысшей отметки начиная с 90-х годов. (...) Дошло до того, что болезни сердца диагностированы у пяти миллионов поляков, из них один миллион страдает от сердечной недостаточности. (...) На 30% снижены расходы на лечение заболеваний системы кровообращения, более чем на 50% — расчет стоимости процедур интервенционной кардиологии, определяющий затраты на них, что сделало его самым низким в Европе (по этому показателю нас опережает даже Албания)». (Павел Бушман, «Жечпосполита», 12 июля)
• «В Польше вырабатывается вдвое больше двуокиси углерода, чем в Западной Европе, поскольку 80% электроэнергии производится на угольных электростанциях. И это очень опасно. Цены на энергию будут серьезно расти. Перед нами открывается перспектива значительного роста цен на энергию и продовольствие, а также инфляции. В свою очередь, нехватка рабочих рук и низкие торговые наценки могут отрицательно сказаться на росте инвестиций», — проф. Станислав Гомулка. («Жечпосполита», 27 июня)
• «В Польшу идет целый поток дешевого угля с востока. (...) В этом году импорт угля в Польшу может составить целых 17 млн тонн. Это в два раза больше, чем в прошлом году. Импортный уголь, таким образом, может составить одну четвертую от общего количества потребляемого Польшей угля». (Павел Рожинский, «Жечпосполита», 4 июля)
• «Мы потребляем все больше энергии. (...) Летние месяцы становятся все жарче. (...) Воду никто не экономит. Ее запасы в Польше почти достигли африканского уровня, а каждый новый состав правительства только и делает, что заявляет о своей осведомленности относительно существующих угроз». (Петр Мазуркевич, «Жечпосполита», 21 июня)
• «Вырубка деревьев абсурдна. (...) В Польше деревья часто вырубают без всякой цели. (...) Деревья регулярно вырубают, несмотря на постоянно растущую температуру воздуха и на то, что жизнь без деревьев, особенно в городах, совершенно невыносима. (...) Мне кажется, что забвение разума, науки и просвещения будет иметь место на всех уровнях. В том числе на государственном. (...) Властям совершенно наплевать на гибнущих тюленей и морских свиней, хотя существование их вида под угрозой. Замысел прост. (...) Мы молчим, поскольку это хорошая тема, которой люди займутся, когда завершится голосование за проекты законов, деформирующих государственность. (...) Ведь ни один политик не отважится сказать: мир на краю гибели, Балтика умирает, Польша превращается в пустыню. (...) Даже если у нас не останется никаких шансов, мы должны вести себя так, словно этот шанс есть. Нужно бороться за каждое дерево, каждое озеро, каждую реку и каждое животное», — Анджей Гонсеровский, адвокат. («Газета выборча», 7-8 июля)
• «Лесник Яцек Шляхта, депутат Млавского повята, поблагодарил министра окружающей среды Хенрика Ковальчика за отмену запрета охоты на кабанов. А заодно поинтересовался, как быть с другими животными, мешающими людям. При этом он перечислил бобров, лосей, волков, зубров и журавлей. Ковальчик ответил: “Мы живем во времена, когда люди, мягко говоря, болезненно реагируют на проблемы охраны животных. (...) Мы не собираемся прекращать охрану видов, поскольку это означало бы конфликт с Европой, вообще со всеми. Лучше делать это потихоньку, шаг за шагом, но эффективно, а именно — согласовывать каждое заявление о разрешении на отстрел того или иного вида”». (Мачей Хлодовский, «Газета выборча», 6 июля)
• «В соборе Туховской Богоматери прошла торжественная месса, в ходе которой в храм внесли корзины, украшенные цветами и телами недавно убитых животных. Месса была организована для туристов, охотников и сотрудников национальных парков». (Магдалена Сьрода, «Газета выборча», 11 июля)
• «Я беседовал с крестьянами из моей деревни и обнаружил, что они не видят связи между решением ПИС уменьшить или вообще отменить доплаты для аграриев и политикой партии “Право и справедливость”. Я этого не понимаю. Мне кажется, что очень многие поляки просто не осознают, что происходит, и это вызывает беспокойство. (...) Возможно, все дело в том, что ПИС удовлетворяет различные психологические и социальные потребности поляков за счет их чувства реальности. (...) Значительная часть поляков вообще не понимает, что происходит в стране. И я поражаюсь, как можно не видеть всего, что совершается в этот момент. Это не смена властных элит, это смена общественно-политического строя, фактический выход Польши из Евросоюза. Это очевидно, и тем не менее огромная масса поляков этого не понимает. (...) С учетом того, что из себя представляет польская политическая оппозиция, я боюсь, что шансы на изменение нынешних политических тенденций появятся у нас очень нескоро», — проф. Павел Шпевак. («Польска», 13-15 июля)
• «Когда-то я надеялся, что в стране можно что-то изменить, что образование и открытость по отношению к миру помогут нам стать зрелым демократическим обществом. Теперь я распрощался с этими иллюзиями. (...) Я устал от всех этих законов, написанных на коленке, и ночных смен в Сейме, от разрушения государственных институтов, захвата СМИ и превращения Польши в посмешище на международной арене. И от новых элит, которые на самом деле являются псевдоэлитами. Трудно в таких условиях мыслить, работать и жить. (...) Болезненные амбиции и борьба за влияние приводят в тому, что люди готовы уничтожить страну ради личной выгоды. (...) Когда граждане неспособны мыслить критически и самостоятельно, их легко подчинить, (...) поскольку рациональных аргументов они не воспринимают, а факты, расходящиеся с их убеждениями, отбрасывают, как незначительные случайности. (...) Уничтожение судебной системы они называют модернизацией; демонтаж институтов правового государства — возвращением гражданам чувства собственного достоинства; поражение во внешней политике — вставанием с колен. Требование соблюдать права граждан они называют “визгом”, попытки найти защиту в Евросоюзе — изменой родине и так далее. (...) Мало кто понимает, что борьба за власть происходит на уровне языкового дискурса. (...) Несомненно одно: мы начинаем жить в обществе без масок. В присутствии некоторых персонажей люди внезапно замолкают. С одними — оживленно беседуют, других обходят стороной. Одним улыбаются, другим не подают руки», — проф. Тадеуш Гадач. («Газета выборча», 28-29 июля)
• «Если внимательно послушать высказывания Качинского, станет ясно, что ПНР — это близкая ему общественно-политическая модель. Он создал аналогичную конструкцию верховной власти, где он выступает в качестве первого секретаря, контролируя правительство с парламентом и при этом не неся ни за что никакой ответственности. Единоличный центр принятия решений, источник права и правды. (...) ПНР рухнула, поскольку обанкротилась экономика. За четверть века мы ее выстроили, и как только закончили, к власти пришла ПИС. О перспективах ее политики лучше спросить у экономистов. (...) Восстановить Польшу после правления Ярослава Качинского будет гораздо труднее, чем после 1989 года. (...) Наше общество не было так страшно расколото, не было такого недоверия друг к другу и такой — увы — ненависти. (...) На международной арене мы были в привилегированной позиции. Мир восхищался “Солидарностью” и мудростью поляков, сумевших сесть за Круглый стол. (...) А сегодня? Мы утратили доверие, утратили позицию мудрого лидера, воскресили в памяти Запада все негативные стереотипы еще довоенных времен, когда даже наши союзники отзывались о поляках неуважительно. И сегодня они отзываются о нас точно так же. Мы снова оказались там, откуда, как мы думали, нам удалось вырваться», — проф. Анджей Фришке. («Ньюсуик Польска», 6-12 авг.)
• «Вице-премьер и министр культуры и национального наследия Петр Глинский на встрече с избирателями заявил: “Мы могли бы их всех посадить за решетку, но это, наверное, был бы не самый удачный политический ход”». (Збигнев Холдыс, «Ньюсуик Польска», 30 июля — 5 сент.)