Новая Польша 12/2007

МОИ ВПЕЧАТЛЕНИЯ

Ехала в школу со смешанными чувствами: с одной стороны, был страх оказаться “не в теме” (зачем, скажите на милость, экономисту лекции по истории, политике и культуре), а с другой стороны, тянуло то, что всегда включается при подобных поездках - желание общаться. Ведь, по-моему, это и есть наипервейшая цель подобных школ, курсов и иже с ними, собирающих вместе подчас очень разных людей.

Варшава встретила нас вполне теплой для октября погодой и незагруженной программой. Насмотревшись за утро на дворцы-музеи-памятники и здания времен социализма, после обеда мы погружались в науку. Хотя назвать проводившиеся “круглые столы” сугубо научными нельзя, скорее это было что-то прикладное... Точнее говоря, идеи выступавших профессоров-послов-ученых мы общими силами пытались приложить к действительности, задавая им неоднозначные вопросы. На самих встречах бурных дискуссий не наблюдалось, зато вечерами в отеле, где мы жили, прошедшее обсуждалось с такими эмоциями, что возможность найти какой-либо консенсус не представлялась реальной. Сколько людей, столько и мнений.

Нам повезло: мы не только увидели новый фильм Вайды, но и обсуждали его потом с ним самим. Смотреть “Катынь” было тяжело. Причем у меня осталось какое-то непонятное ощущение собственной причастности к этой трагедии. Из зала выходили молча, на глазах некоторых участниц школы были слезы. На встрече с режиссером вопросам не было числа, особенно хотелось знать, будет ли фильм показан в России.

Большинство участников школы были русскими, что немного расстроило, потому как хотелось пообщаться с польской молодежью. Первым желанием было спросить, почему они начали учить русский, но потом мой интерес перекочевал в тему “Грамматика польского языка” (из-за этой поездки я пропускала много занятий), и по вечерам кто-нибудь из польских участников терпеливо исправлял мое произношение и ошибки в спряжениях глаголов.

В Краков уезжали рано утром, по дороге попали в маленький мокрый снегопад и уже не надеялись на хорошую погоду. Но в бывшей столице Польши было солнце и легионы туристов. После встречи с редактором “Тыгодника повшехного” мы тоже стали частью этих легионов. Идешь по Кракову, будто гуляешь в сказке, - кажется, что вот еще чуть-чуть и начнутся приключения. Уезжать совсем не хотелось. Но впереди ждал Вроцлав.

Поселили нас в общежитии, что слегка шокировало после отелей в Варшаве и Кракове. Но, наверно, это и сблизило участников. За все время пребывания не было ни одного вечера, чтобы в общей комнате с телевизором и компьютером (ну куда современная молодежь без Интернета?) не слышали русско-польской речи. Во Вроцлаве с учебой было все серьезно. С утра лекции, потом перерыв на кофе, после семинары, во второй половине дня - мастер-классы. Пожалуй, самым любопытным из всего этого были мастер-классы. Дело не в том, что лекции были скучны, а семинары необходимы только для того, чтобы прочитать подготовленный к школе доклад. Но мастер-классы все же предполагают больше возможностей для создания атмосферы всеобщего любопытства: “А что же дальше?” Мы могли выбирать два варианта из трех: литературная критика и перевод, межкультурная психология и медиа (средства массовой информации). Решив, что пойду на медиа, я долго колебалась со вторым мастер-классом. В итоге получились медиа и межкультурная психология.

На первом мастер-классе мы открывали радиостанцию. Точнее говоря, три группы открывали три радиостанции, учитывали специфику, разрабатывали программы, рассчитывали сетку вещания. Потом должны были отреагировать на предложенную модератором ситуацию, не забывая о концепции своей радиостанции и о законе, регулирующем нашу деятельность. Не обошлось, разумеется, без споров и каверзных вопросов как команды к команде, так и от модератора к командам. Задание было непривычным, чем, собственно, и втягивало.

Таким же нестандартным было задание на межкультурной психологии. Модератор принес два небольших стенда, охапку журналов, клей, фломастеры, ножницы и объявил задание: составить коллаж, представляющий собой образ русского и образ поляка. Таким образом, польские участники трудились над образом русского, и наоборот. Скрипели ножницы, шуршали страницы, маркеры были нарасхват. Межкультурная психология дала о себе знать: столкновение мнений вызвало бурную дискуссию. На протяжении всей школы все обсуждали всё. Это и был связывающий всех момент.

Скажу еще, что время, потраченное мной на эту поездку, было проведено с пользой. Уверена, что полученные знания, впечатления, возникшие идеи не могут не пригодиться. Кто сказал, что экономист, разбирающийся в истории, политике и культуре, не может стать президентом?