Новая Польша 2/2016

Стихотворения

Перевод Анастасии Векшиной

Семейная фотография Фотоателье Л. Руденштейн, Кельце, 1913 г. Четверо. В пальто и высоких шапках.Отец, самый младший, в гимназическом кителе,улыбается. Наступил благоприятный год1913 (мать родится еще только черездвадцать месяцев и во Львове влюбится в еврея,Авраама Липшица. После ее смерти я найду его фотографиюна паспорт в затертом помяннике).Масленица. Старшие — дед, дядья —осанисто прислонились к резным колоннам. На обедони ели гуся и тепло приятно расходитсяпо желудкам. У отца в кармане лежит ножики открытка, изображающая голых женщин.Они выйдут, и посыплется мягкий,мокрый снег. 1993

 ***Я танцевал бы пого, но и такпоймут, что я еврей. Я узнáю тебя по родинке.По ботинкам. Рубашке. Веткаколотит в угол дома, и я знаю: все,чего не могло случиться,явилось. Бидоны полны, молочный теленок.Кашрут, поэтому отделенымолоко и кровь.  ***Боже, которого нет,помолись за нас.За наших котов и собак. За лошадейи овец, не только за эту заблудшую,которую пастырь найдетили партия. Проси прощенья у нас,у всех созданийсмертных. Хотя что это даст.

 Смена поколений Когда умирал пан Т.,надо мной, над потолком,былоглухо. Так же долгоотходил в тишине пан В.За десять лет исчез весь наш ряд.Остался только мой рак. А он?Оттягивает, бестия,потягивается.

 Площадь старого города Из окна кухни вижу громко поющегорусского. Плоское, потрепанное лицо, большиеруки и клавиши гармони. Его чернявыйсын только что убежал за булками или за кока-колой.Тем временем вальс раздается. Площадьзыбко уходит вверх. Распад идет. Мое второе летов этом доме.