Новая Польша 2/2006

ЛЕТОПИСЬ КУЛЬТУРНОЙ ЖИЗНИ

• Уже в 14-й раз в Польше прошла акция «Большой оркестр рождественской помощи». В этом году оркестр собирал деньги на закупку оборудования, спасающего жизнь детям, а также на курсы оказания первой помощи. Сбор средств шел в Польше и во всем мире — в частности, в Дублине, Эдинбурге, Берлине, Стокгольме и среди польских солдат в Ираке. Волонтеры вышли на улицы городов США, Канады и Египта. Главный концерт прошел в воскресенье 8 января на площади Дефилад (Парадов), откуда в 20.00 в небо ударил луч света — символ мира, солидарности и жертвенности. Создатель оркестра и вдохновитель всех его инициатив Юрек Овсяк снова торжествовал, невзирая на громы и молнии, которые обрушивает на него радио «Мария».

• В январе редакция журнала «Политика», как всегда, присудила свои премии, именуемые «Паспортами «Политики»». «Паспорта» вручают самым многообещающим молодым деятелям искусства, но таким, которые уже чего-то достигли. В этом году «паспорта» получили: в области литературы Марек Краевский — «за цикл романов об Эбергарде Моке из Бреслау, которые показали, что польский автор может написать детектив на высоком уровне»; в области кино Пшемыслав Войцешек — «за оригинальные фильмы, ставшие манифестом поколения тридцатилетних, которые ищут себе место в нашей действительности»; в области театра Ян Клята — «за смелое и новаторское прочтение классики, за страсть и упорство, с которыми он ставит диагноз польской действительности и исследует силу национальных мифов»; в области визуального искусства Роберт Кусьмировский — «за созданные с размахом произведения, которые вновь ставят вопрос об эффективности иллюзии в искусстве»; в области серьезной музыки Рафал Блехач — «за выдающийся талант пианиста, подкрепленный добросовестным трудом, за умение направлять собственное развитие, а также за скромность и душевность»; в области популярной музыки группа «Скальпель» — «за оригинальное сочетание джаза и электроники, за свободное и творческое преодоление границ музыкальных стилей».

• Варшавская выставка «Неизвестная Бознанская» — это по сути дела первый в столице персональный вернисаж художницы (1865-1940). В экспозицию входят более ста картин — большинство из них предоставили частные коллекционеры. «Бóльшую часть жизни Бознанская провела за границей. Там остались и ее произведения. После войны у нас не было к ним доступа по политическим причинам. К счастью, их скупали польские коллекционеры. Часть наследия художницы до сих пор остается в руках частных коллекционеров», — говорит директор галереи искусств «Захента» Агнешка Моравинская. Бознанская — выдающийся мастер психологического портрета.

• В анкете, распространенной по случаю 50 летия со дня издания первой польской джазовой пластинки, лучшим польским джазовым музыкантом был признан умерший в 1969 г. в возрасте 38 лет Кшиштоф Коменда. Следующие места заняли: Томаш Станько, Збигнев Намысловский, Ян «Пташин» Врублевский и Збигнев Зейферд.

• Премьера «Воццека» Альбана Берга в постановке Кшиштофа Варликовского в варшавском Большом театре—Национальной опере стала крупным театральным событием. «Спектакль Варликовского — это горький урок, не оставляющий равнодушным никого, — пишет Яцек Хаврылюк. — Спектакль тонет в полумраке, в черноте. Цвета закреплены за персонажами (...) «Воццек» Варликовского — это насквозь современная пьеса». Постановка Варликовского — далеко не первая положительно оцененная премьера в возродившемся под новым художественным руководством варшавском Большом театре, а планы дуэта Трелинский—Корд поражают своим размахом и обещают вывести наконец Большой театр из провинциального застоя. Между тем связанный с прежней властью генеральный директор почувствовал себя неуютно и... как в старые добрые времена создал свой собственный Совет театра, в котором программу должны оценивать избираемые члены, в том числе представители профсоюзов и гардеробщики. В театре поднялась настоящая буря. О разрешении спора обе стороны попросили министерство культуры.

• Министерство культуры и национального наследия назначило уполномоченного по делам программы «Патриотизм будущего». «Чем больше патриотов, тем бóльших успехов достигнет государство, тем больше будет молодежи, остающейся в Польше, а не уезжающей в поисках работы, — говорит недавно назначенный уполномоченный Марек Мутор. — Когда поляк думает о патриотизме, ему сразу приходят в голову баррикады и жертвы (...) Мы хотим изменить это и найти ответ на вопрос: что такое любовь к родине сейчас, когда сражаться за нее уже не надо? Мы хотим, чтобы патриотизм вошел в канон добродетелей».

• Подводя итоги прошлогоднего театрального сезона, Роман Павловский пишет: «Уходящий год принес целую серию нападок на новый, ищущий театр (...) Общей чертой всех этих нападок было использование нравственных, финансовых и организационных поводов для подавления творчества (...) Всевозможные политические деятели местного значения проявили свое невежество, обскурантизм и непонимание искусства». Может быть, именно поэтому Кристиан Люпа, крестный отец современного польского постановочного театра, в очередной раз создал выдающийся спектакль за границей, поставив в Бостоне «Три сестры» Чехова. Об этом спектакле пишет Петр Грущинский: «Дело не в Москве. Дело вообще не в каком-то другом мире, другом городе, другой жизни. Любая жизнь будет адом и мучением, пока мы не отважимся быть искренними с самими собой (...) Длительный процесс узнавания себя может быть спасением. А для зрителя спасением от отчаяния будет спокойная красота этого спектакля».

• Международный театральный фестиваль «Диалог» прошел в конце прошлого года во Вроцлаве под девизом: «Театр — отражение тревог Европы». «Однако самые волнующие спектакли рождались под влиянием творческих тревог, на пути деконструкции литературных мифов и попыток открыть экзистенциальную правду, — написала Анна Бужинская. — Сами режиссеры признавались, что они не верят в театр, способный изменить образ мышления и судьбу общества. Поэтому свои спектакли они обращают к отдельным людям, чьи ожидания и язык им хорошо известны». Лучшими спектаклями фестиваля были признаны чеховский «Дядя Ваня» в постановке Люка Персеваля из Антверпена и «Заратустра» Кристиана Люпы, поставленный в краковском Старом театре. Размышляя о спектакле Люпы, Иоанна Деркачев написала: «Проблема пророка, который приходит к людям с откровением и терпит полное поражение, — это также проблема самого театра. Может ли театр провозглашать т.н. объективную истину, чему-то учить, к чему-то призывать? (...) Такая возможность существует. Театр может быть отличным индикатором опасений и разочарований общества. Хотя он может и вводить в заблуждение, и манипулировать».

• Русский кинорежиссер Андрей Кончаловский, снимающий фильмы также в США, поставил в варшавском театре «На воле» шекспировского «Короля Лира». Спектакль стал бенефисом Даниэля Ольбрыхского, одного из популярнейших польских актеров, который ролью Лира отмечает свое 60 летие. Об этом спектакле мы еще будем писать, а пока что представим мнение Андрея Кончаловского, которого в связи со спектаклем часто беспокоили польские журналисты. Когда его упорно просили рассказать о «славянской душе», он сказал: «Конечно, у славян есть нечто общее, но между поляками и русскими гораздо больше различий, нежели сходств. Раньше говорили о железном занавесе, отделявшем соцстраны от всей остальной Европы. Но такой занавес всегда существовал между Польшей и Россией, и он никуда не денется. Это вопрос культуры и религии».

• Андрей Кончаловский был также гостем лодзинского фестиваля операторского искусства «Camerimage», где директор Марек Жидович вручил ему «Золотую лягушку» за творчество в целом. Фестиваль, прошедший уже в 13 й раз (а в Лодзи — в шестой), приобретает ранг самого серьезного в Польше международного кинособытия. В главном конкурсе операторы борются за «Золотую лягушку», а в сопутствующем ему конкурсе киноэтюдов победителям присуждаются «головастики». Помимо Кончаловского звездами фестиваля в этом году были Иржи Менцель и Вал Килмер, а председателем жюри был оператор Аффонсо Беато («Живая плоть» и «Все о моей матери» Педро Альмадовара). «Золотую лягушку» получил венгерский оператор Дьюла Падош за съемки фильма «Без судьбы» по роману нобелевского лауреата Имре Кертеса.

• Впервые врученную в этом году премию им. Збигнева Цыбульского, которую журнал «Кино» решил присуждать молодым актерам, получила Майя Осташевская за роль в фильме «Перемены» и Мартин Дороцинский за роль в фильме «PitBull». Зрители признали самым многообещающим молодым актером Бориса Шица («Симметрия»).

• В Ченстохове на 63 м году жизни умер Марек Перепечко, снискавший себе популярность ролью гуральского разбойника Яносика в телесериале Ежи Пассендорфера. Перепечко сыграл также Нововейского в фильме «Пан Володыёвский» и множество ролей в приключенческих фильмах.

• Подводя итоги 2005 года в кино, Тадеуш Соболевский пишет: «В мире идет брожение. Это видно и в кино. Беженцы, война в Ираке, угроза терроризма, напряженные отношения между Европой и Америкой, движения антиглобалистов, юношеское желание улучшить мир, поиски не скомпрометировавших себя идей, религий, корней — все это вызывает заметный в западном кино интерес к истории (...) Мы живем вдалеке от вопросов, волнующих Запад. Наша хата с краю. Хорошо, конечно, что на нас никто не нападал, что у нас нет колониального комплекса вины, что мы сами не развязываем войн. Но при этом мы живем словно с атрофированной памятью, в нравственном сне. Мы не пытаемся изгонять своих собственных демонов, исповедоваться в своих собственных грехах, разоблачать свои собственные исторические мифы».

• Новый директор нового Польского института киноискусства Иоанна Охорович обещает деньги на дебюты, говорит о возвращении памяти, о необходимости исторического кино и об обращении к национальной мифологии. Она уже объявила о планируемых съемках фильмов о Монте-Кассино и Варшавском восстании. «Однако, — пишет все тот же Соболевский, — в пробивании этих исторических тем есть что-то механическое. Ведь дело не только в том, чтобы показывать, как все было, но и в том, чтобы задаваться вопросом, чтó эти события значат для нас сегодня». Вокруг института уже начались споры. Главный вопрос заключается в том, насколько он будет поддерживать экспериментальное, дебютантское, трудное кино, а насколько — кино «для людей».

• Новая ситуация возникла и в существующем уже несколько лет Институте книги. Смена директора и планы перевести институт из Кракова в Варшаву вызвали недовольство литературной среды. Новый директор Магдалена Слюсарская определяет свою программу так: «С моей точки зрения, нет ничего важнее, чем научить молодежь, молодых поляков культуре чтения и удовольствию, которое можно от него получать. То есть, попросту говоря, спасти их от функциональной безграмотности. А требования государства и обязанности, которые налагает на нас национальное наследие, заставляют нас инвестировать в польского писателя и польского читателя на польской почве».

• На первое место в списке бестселлеров вышла «Лягушка» — 16 й том саги Малгожаты Мусерович о семье Борейко. Как пишет Анджей Ростоцкий, это «необыкновенно терапевтическая книга». Книги цикла пользуются неизменным успехом, в связи с чем власти Познани, куда Мусерович поселила своих героев, решили воспользоваться этой популярностью. В специально выкупленной квартире героев «Ежикиады» они создали камерный музей, а по городу проложили туристический маршрут. Кроме того, городские власти поддерживают многочисленные клубы любителей цикла. Второе место занял новый сборник стихов Виславы Шимборской «Двоеточие». Далее идут исторический роман Вальдемара Лысяка «Последняя когорта», «Операция Талос» Богуслава Волошанского и «По дороге в Бабадаг» Анджея Стасюка. В категории документальной литературы лидируют книги «Покушение. По следам убийц генерала Сикорского» Тадеуша А. Киселевского, «Горькая слава. Польша и ее судьба в 1918-1939 годах» Ричарда М. Ватта, а также воспоминания знаменитого польского вратаря Ежи Дудека «Поверить в себя».

• Следует отметить издание IV тома собрания сочинений Александра Вата, в котором опубликованы письма к друзьям и знакомым — в том числе к Чеславу Милошу и Ежи Гедройцу.

• В своей книге «Некрополь» Марек Новаковский рассказывает о литературной жизни в ПНР. Это своеобразный путеводитель по Варшаве — правда, по местам, которых уже практически нет, или же они настолько изменились, что это теряет какое-либо значение. Нет в живых и многих людей, о которых пишет Новаковский. Сегодняшняя Варшава для него — одно большое кладбище. «Это замкнутый круг полутрупов, участвующих в хороводе литературной жизни, который уготовало своим писателям государство и который они сами себе придумали (...) Новаковскому удалось написать книгу-предостережение», — пишет критик. Это предостережение тем, кто видимость литературной жизни принимает за ее суть, как порой случается и самому автору.

ДВА ПОЛЬСКИХ РОМАНА

попали в «десятку лучших» «Иностранной литературы»

В журнале «Иностранная литература» (2005, №12) опубликован список «Наш top-ten: десять лучших переводных книг 2005 года. (Выбор главного редактора)». Среди этих десяти книг есть романы Дороты Масловской «Польско-русская война под бело-красным флагом» в переводе Ирины Лаппо и Анджея Стасюка «Девять» в переводе Марины Курганской. Вдобавок Ирина Лаппо вошла в число лауреатов журнала за 2005 год: за перевод романа Дороты Масловской ей вручен почетный диплом критики зоИЛ.

Обосновывая свой выбор, главный редактор пишет:

«Польско-русская война — это сюрреалистическая аллегория упертого национального самосознания, ехиднейшая карикатура на всякую ксенофобию. Во всем виноваты русские, поэтому коренная польская раса ведет с ними войну. Мир героев Масловской напоминает наркотические глюки. В этом мире нет никаких ценностей, есть только бесчисленные идеологии и пустота пресыщения. (...)

Анджей Стасюк — один из лучших и наиболее популярных писателей современной Польши — уже известен российскому читателю экзистенциальным триллером «Белый ворон». И вот впервые на русском – его новый роман «Девять».

Герой «Девяти», частный предприниматель недавней эпохи первичного накопления капитала, всеми правдами и неправдами пытается вернуть крупный долг. Он ищет денег у старых друзей и бывших жен, у случайных знакомых и «крестного отца» местного значения. Поиски эти оборачиваются трагикомическим путешествием по кругам современного ада с бандитами и сутенерами в роли бесов...»

НГ