Новая Польша 4/2018

Хроника (некоторых) текущих событий

• «Прошу не забывать, что полонофобия, которую мы наблюдаем за границей, пустила глубокие корни также и в нашей стране, более того, ее истоки в значительной степени находятся здесь, в Польше. В нашей стране по-прежнему немало влиятельных кругов, одержимых полонофобией. (...) Действия программы TVN, а также всё то, что сопровождало марши независимости в предыдущие годы — это откровенная спланированная провокация. Таково мое личное убеждение», — Ярослав Качинский, председатель правящей партии «Право и справедливость». («До жечи», 12-18 фев.)
• «Считаю, что нужно немедленно построить музей “Полокоста”, который бы рассказывал о действиях, направленных на уничтожение поляков как народа», — Марек Кохан, писатель, драматург, университетский преподаватель. («Жечпосполита», 20 фев.)
• «Идет борьба за Польшу, борьба не на жизнь, а на смерть. Все силы брошены на то, чтобы задушить возрождение демократической Польши. (...) Как верно сформулировал премьер (sic! — В.К.) Ярослав Качинский, мы были очень удобной, доходной неоколонией для многих бизнес-воротил. И когда этому был положен конец, мы подверглись яростным нападкам. (...) Большие деньги идут от самых разных фондов, в том числе принадлежащих Джорджу Соросу. И эти фонды вытворяют здесь, что хотят, выстраивают систему влияния, делают наше общество беззащитным. Их цель, которую преследуют многие в ЕС — уничтожение национальных государств, дискредитация христианства, изменение национального состава Польши посредством массового заселения нашей страны мигрантами. (...) Господин Тиммерманс настолько ненавидит Польшу, что я не верю в его способность изменить точку зрения. (...) Сегодня со всей бесцеремонностью насаждается проект Альтиеро Спинелли, итальянского коммуниста, который стремился ликвидировать национальные государства и вообще само понятие нации ради создания безбожной европейской федерации», — Кристина Павлович, депутат Сейма от ПИС. («Сети», 19-25 фев.)
• «Расходы на культуру за последние два года выросли более чем на 20%, превысив в итоге порог в 1% государственного бюджета. (...) Важнейшее направление в деятельности министерства культуры — это “умножение сущностей”. (...) И никого не волнует, что уже существующие институты зачастую дублируют друг друга. Итак, вот ведущие проекты — Институт солидарности и мужества (...) и Национальный институт наследия. (...) Далее — Национальный институт польского культурного наследия за границей и Национальный фонд охраны исторических памятников (...), Национальный институт архитектуры и урбанистики (...), хотя два месяца назад был создан Национальный институт урбанистики и архитектуры, (...) Центр исследований тоталитаризма им. Витольда Пилецкого, а также Польская королевская опера. (...) Минкульт также активно участвует в строительстве целого ряда музеев (...): истории Польши, “проклятых солдат”, Юзефа Пилсудского (...), Иоанна Павла II (...), Вестерплатте и войны 1939 года (...), памяти сосланных в Сибирь (...), Варшавского гетто, восточных земель бывшей Речи Посполитой (...), дома-музея семьи Пилецких (...), музея жертв массовых казней в Пяснице, рассказывающего о преступлениях гитлеровцев на Поморье. (...) Появляются и новые смелые идеи — к примеру, строительство музея Полокоста на Манхэттене в Нью-Йорке». (Петр Сажинский, «Политика», 28 фев. — 6 марта)
• «Вот уже несколько лет около 60% поляков не в состоянии прочесть за год даже одной книги. (...) В 2017 г. уровень книжного рынка в издательских ценах снизился на 2,1% до 2,32 млрд злотых. (...) Это сразу ударило по книготорговле — в 2017 г. исчезло более 400 книжных магазинов. (...) Сегодня их около 4 тысяч. (...) Начиная с 2009 г. закрылось более 3 тысяч». (Петр Мазуркевич, «Жечпосполита», 21 фев.)
• «На телеканале “TVP История” часто демонстрируются популярные телесериалы времен ПНР. (...) В финальных титрах перечисляются имена актеров и постановщиков. Цензура в это не вмешивается, за одним исключением — как правило, из титров убирают год производства картины. (...) К этой мере прибегают также на “TVP 1”, так что сейчас это распространенная практика на общественном телевидении. 5 февраля канал “TVP” в программе “Телетеатр” показал “Женитьбу” Николая Гоголя. (...) В титрах снова не был указан год записи спектакля, поскольку тот был поставлен в 1976 году. (...) На произведения, созданные после 1989 г., такая цензура не распространяется». (Эугениуш Гуз, «Пшегленд», 5-11 марта)
• «До недавнего времени мы могли вести разговор о Холокосте. Был диалог — он складывался по-разному, но он был. В нем участвовали преподаватели, историки, журналисты. Новая редакция закона об Институте национальной памяти существенно расширила пределы уголовного наказания за ряд высказываний. Теперь такие историки, как Ян Томаш Гросс и Ян Грабовский боятся приезжать в Польшу. Что это такое вообще? Последний раз мы наблюдали подобное при коммунистах. (...) Если вдруг окажется, что какой-нибудь историк из Польши, Израиля или США арестован в соответствии с нормами нового закона, то для польско-израильских отношений это будет просто трагедия! Самое главное, чтобы в Польше перестали повторять, что, мол, евреи во время Холокоста вели себя пассивно, что они принимали участие в убийствах наравне с немцами и украинцами. Господин Моравецкий — весьма достойный руководитель, а ошибки совершает каждый (...), но в таких нюансах польский премьер-министр все-таки должен разбираться лучше», — Зви Рав-Нер, бывший посол Израиля в Польше. («Жечпосполита», 20 фев.)
• «Как и коммунисты в марте 1968 года, нынешние власть предержащие в Польше вызвали антисемитский скандал умышленно. Им нужно было укрепить свою власть, расширить свой электорат за счет людей крайне правых взглядов. Для этого они и приняли этот несчастный закон об Институте национальной памяти. (...) Когда этот закон обсуждался в Сенате, я голосовал против, потому что он ставит нас в один ряд с Россией и Турцией. (...) Польские власти таким образом еще и внушают обществу мысль, что мы великие, но недооцененные, что вокруг нас одни враги, что мы должны сконсолидироваться. Этому и служат антисемитская и антиукраинская риторика, равно как и антинемецкая — мы ведь требуем у Германии репараций. Ну, и еще конфликт с США, нашим главным союзником. А премьер-министр Моравецкий во время конференции в Мюнхене повторяет антисемитский бред о том, что евреи тоже виноваты в Холокосте! И сразу после этого возлагает цветы на могиле солдат Свентокшиской бригады Национальных вооруженных сил, известной своим сотрудничеством с немцами. Вот в какой атмосфере пройдет в свободной Польше 50-я годовщина событий марта 1968 года. Это очень удручает. Причем все это вытворяют люди, которые охотно рассказывают о своей принадлежности к “Солидарности”», — вице-маршал Сената Богдан Борусевич, партия «Гражданская платформа». («Польска», 2-4 марта)
• «Премьер-министр Моравецкий произнес злополучную фразу: “Разумеется, не будут наказываться утверждения о том, что поляки принимали участие в Холокосте наравне с евреями, русскими, украинцами, а не только с немцами”. Уже через час слова польского премьера были процитированы израильскими новостными порталами. (...) Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху (...) заявил, что слова главы польского правительства возмутительны». (Бартош Т. Велинский, «Газета выборча», 19 фев.)
• «Председатель правящей партии, мягко говоря, пришел в ярость. (...) В Мюнхене премьер-министр говорил о том, что в Холокосте участвовали не только немцы, но также поляки и евреи. А ведь еще совсем недавно, 25 января в Сейме глава министерства внутренних дел и администрации Йоахим Брудзинский подчеркнул, что Польша была “народом жертв, а не убийц”». (Магдалена Рубай, «Факт», 20 фев.)
• «Уважаемый господин премьер-министр, (...) от имени правительства Речи Посполитой вы почтили в Мюнхене память солдат Свентокшиской бригады Национальных вооруженных сил. (...) Зачем вы возложили венок на могилы военных преступников, польских коллаборационистов, сотрудничавших с Третьим рейхом? (...) Как соотносятся произнесенные вами несколькими часами ранее слова о “еврейских исполнителях” Холокоста с цветами, возложенными на могилах поляков, проливавших еврейскую кровь? (...) Свентокшиская бригада никогда не подчинялась польскому правительству в изгнании. (...) В столкновения с немцами Свентокшиская бригада вступала только изредка. В основном же она занималась “очисткой” Польши от евреев, украинцев, отрядов Батальонов хлопских, Армии людовой, деятелей Польской рабочей партии и советских партизан. Солдаты бригады часто расстреливали пленных, отпуская только немцев», — Ярослав Курский. («Газета выборча», 22 фев.)
• «1 марта перед гарнизонным костелом во Вроцлаве, где открылась выставка, посвященная “проклятым солдатам”, члены вроцлавского отделения Союза демократических левых сил зажгли 187 лампадок. По мнению историков, именно столько детей были убиты “проклятыми солдатами”». («Пшеглёнд», 5-11 июня)
• «В субботу в Павлокоме на Подкарпатье прошли траурные мероприятия в память об украинцах, погибших в 1945 г. от рук участников польского подполья. В Павлокому приехали министр иностранных дел Украины Павло Климкин, посол Украины в Польше Андрий Дещица, многочисленные украинские делегации, в мероприятиях также участвовали представители украинской диаспоры Подкарпатья и греко-католическое духовенство. (...) В мае 2006 г. в присутствии президента Польши Леха Качинского и президента Украины Петра Порошенко были открыты кладбище и памятник убитым», — Матеуш Хмель («Газета выборча», 5 марта)
• «Если кто-либо из польских политиков будет по-прежнему требовать от нас запретить чествовать Степана Бандеру и УПА на Украине, мы ответим им: начните с себя. Перестаньте делать героя из Юзефа Пилсудского, который запятнал себя жестоким усмирением украинцев в Галиции, и восхвалять Армию крайову, отряды которой совершали убийства жителей украинских деревень. 3 марта 1945 года в украинской деревне Павлокома местная польская самооборона и солдаты Армии крайовой под командованием лейтенанта Юзефа Биссы растреляли 366 украинцев, среди которых были 157 женщин и 59 детей младше 14 лет. И таких деревень были десятки», — министр иностранных дел Украины Павло Климкин. («Жечпосполита», 5 марта)
• «“Украина и Польша — это суверенные страны и между ними не может быть отношений ученика и учителя. Польша не может указывать Украине, что ей делать, кого считать героями, а кого нет. Я родился на Украине, но тогда это еще была территория Польши. К моим родителям, которые работали на поляков, относились как к быдлу и хамам”, — так первый президент Украины Леонид Кравчук в присутствии телекамер практически всех украинских телеканалов ответил на вопрос журналиста газеты “Жечипосполита” о том, как улучшить польско-украинские отношения». (Руслан Шошин, «Жечпосполита», 27 фев.)
• «В департаменте по делам иностранцев администрации Мазовецкого воеводства гражданина Украины, в частности, спросили о его отношении к Организации украинских националистов (ОУН) и Украинской повстанческой армии (УПА). (...) Чиновники решили, что мужчина не хочет негативно отзываться об этих организациях и отказали ему в праве на постоянное проживание». (Зузанна Буклаха, «Газета выборча», 22 фев.)
• «К войне “за историческую правду”, которая, напомню, началась отнюдь не с принятия закона об Институте национальной памяти, а с одобрения польским парламентом резолюции о геноциде на Волыни полтора года назад, с энтузиазмом подключились российские интернет-пользователи. Они охотно делятся леденящими кровь историями о преступлениях ОУН-УПА, а также об “ответных акциях” Армии крайовой». (Вячеслав Новиков, «Газета выборча», 24-25 фев.)
• «Министр иностранных дел Венгрии Петер Сийярто вызвал во вторник посла Украины в связи с уже вторым за этот месяц поджогом Центра венгерской диаспоры в Ужгороде. (...) Тем временем несколько дней назад выяснилось, что за первыми нападениями на венгерский центр в Ужгороде, совершенными 4 февраля, стоят поляки. Агентство внутренней безопасности задержало (...) 22-летнего Томаша С. из Кракова и 25-летнего Адриана М. из города Быдгощ. (...) Оба поляка связаны с пророссийской партией “Фаланга”. (...) С. также входит в состав редакции информационного портала “Фаланги”, главным редактором которого является Бартош Бекер, организатор пророссийских демонстраций в Варшаве. Четыре года назад он поехал в Донецк, чтобы поддерживать сепаратистов». (Михал Кокот, «Газета выборча», 1 марта)
• «Бывший президент Грузии Михаил Саакашвили, возглавлявший антиправительственные протесты на Украине, был в понедельник депортирован в Польшу». («Жечпосполита», 13 фев.)
• «Как показывают результаты новых опросов ЦИОМа относительно отношения поляков к представителям других национальностей, сегодня поляки используют большую неприязнь к украинцам (32%), нежели к евреям (26%)», — Малгожата Свенхович, Кароль Морчак («Ньюсуик Польска», 5-11 марта)
• «По сути, украинцы стали своего рода “евреями Третьей Речи Посполитой”. Они более уязвимы в экономическом смысле, как и евреи в межвоенной Польше. В Варшаве еще полбеды, поскольку в столице есть организации, помогающие украинцам, но в провинции царит вакуум. Там украинец предоставлен самому себе. Впрочем, в больших городах тоже бывает по-разному, разве что в метрополиях над этническим фактором, помноженным на комплекс национального величия, доминирует фактор экономический — во Вроцлаве, Гданьске, Варшаве прошли демонстрации против украинцев, которые якобы отбирают у поляков рабочие места и становятся причиной зарплатного демпинга. (...) Количество нападений на украинцев показывает, что нападают на всех, как на приезжих, так и на местных. Украинцев били за их происхождение в Люблине, но также в Гданьске и Закопане, где оседлого украинского меньшинства практически нет», — Петр Тыма, глава Союза украинцев в Польше. («Газета выборча», 24-25 фев.)
• «Произошло нечто ужасное: из-за нескольких фраз, включенных в закон об Институте национальной памяти, в Польше с каждым днем всё больше оживает призрак антисемитизма», — Витольд М. Орловский, ректор академии финансов и бизнеса “Vistula”. («Жечпосполита», 15 фев.)
• «Сегодня можно услышать некоторые выражения, которых не было даже в марте 68-го. Например, слово “пархатые”. В 1968 году это слово не звучало, а нынче его использует право-консервативный публицист Рафал Земкевич. Но есть и еще одна аналогия между 1968 годом и нынешними временами. И она связана не с языком, но с молчанием. Молчанием католической Церкви. Церковь промолчала в 1968 году и точно так же молчит сегодня», — проф. Михал Гловиньский. («Польска», 9-11 марта)
• «В результате антисемитской травли в 1968 г. Польшу покинули ок. 13 тыс. поляков еврейского происхождения. (...) Массовый отъезд евреев из Польши начался в 1968 году и продолжался, по оценкам историков, примерно до 1971 года. (...) Каждый вынужденный эмигрант (людей заставляли отказываться от польского гражданства) подвергался тщательному таможенному досмотру. (...) С собой нельзя было брать новые вещи, только ношенные», — вспоминает Юстина Кошарская-Шульц, сотрудница музея истории польских евреев «Полин». (Марек Козубаль, «Жечпосполита», 28 фев.)
• «“Тем, кто был тогда изгнан, а также семьям тех, кто погиб, я хочу сказать: простите нас. Простите Польшу, простите поляков, простите Польшу того времени, совершившую этот позорный поступок”, — сказал президент Дуда во время памятных мероприятий в Варшавском университете, посвященных 50-й годовщине событий марта 68-го. И тут же добавил: “Нынешняя свободная Польша и мое поколение не несут ответственности за случившееся и не должны за него извиняться”. “Глядя на сегодняшнюю Польшу XXI века, я испытываю досаду, понимая, что Речь Посполитая и мы все — и те, кто уехал, и те, кто умер, став жертвой травли в 68-м — понесли огромную потерю, что сегодня вас с нами нет, что вы составляете элиту интеллигенции, но в других странах”, — подчеркнул президент. “Посол Израиля в Польше Анна Азари в ходе своего выступления на Гданьском вокзале в Варшаве (с этого вокзала евреи в 1968 году уезжали в вынужденную эмиграцию) заявила: “Теперь, по прошествии последних полутора месяцев, я знаю, как легко в Польше разбудить и вызвать к жизни демонов антисемитизма — даже когда в стране практически нет евреев”». («Жечпосполита», 9 марта)
• «Институт национальной памяти в Люблине отстранил от исследовательской работы д-ра Адама Пулавского. В его защиту выступили почти 130 польских и зарубежных историков». Адам Пулавский — автор книги «Перед лицом геноцида. Польское правительство в изгнании и его представительство в Польше, Союз вооруженной борьбы и Армия крайова в контексте отправки евреев в лагеря смерти (1941-42)». Пулавский написал «о том, что помощь евреям не была приоритетом для подпольной Польши и польского правительства в изгнании. (...) Летом прошлого года директор лодзинского отделения Института национальной памяти (...) уволил (...) исследователя истории еврейского гетто в Лодзи Павла Споденкевича, а также Милену Пшибыш, занимающуюся историей католической Церкви в ПНР». (Эстера Флейгер, «Газета выборча», 27 фев.)
• «Когда благодаря книге “Соседи” Яна Томаша Гросса появился шанс на коллективное покаяние, когда выяснилось, что евреев убивали не два-три поляка, и что эта трагедия затронула многие города и местечки восточной Польши, когда оказалось, что в убийствах евреев принимали участие некоторые отряды польского вооруженного подполья, это был болезненный урок истории, но польское общество было к нему готово. Президент Александр Квасневский отправился в Едвабне, и это был достойный шаг. Но когда политики поняли, что бередить эту рану невыгодно, по крайне мере, в ближайшей перспективе, то перестали это делать. (...) На долгой дистанции побеждает правда, критическое отношение к истории. Но этот процесс может занять много времени, поскольку элита, находящаяся сейчас у власти, сумела заморозить эту дискуссию», — Жорж Минк, автор книги «Польша в сердце Европы. С 1914 года до наших дней. Политическая история и конфликты памяти». («Жечпосполита», 14 фев.)
• «По мнению Кшиштофа Персака, верхний предел количества жертв “местных помощников оккупанта” может достигать 120 тыс. человек». (Михал Оконский, «Тыгодник повшехны», 9-25 фев.)
• «Представляющая поляков, спасавших евреев от Холокоста, Польская ассоциация Праведников среди народов мира обратилась со специальным призывом к правительствам и политикам Польши и Израиля. “Мы, Праведники, храня в своей памяти правду о тех временах, призываем всех быть сострадательными и рассудительными, внимательными в законотворческой деятельности, (...) честными и независимыми в своих исторических исследованиях (...). Как и у всех людей, среди нашего народа в то время тоже хватало злодеев. Они действовали от собственного имени, не от имени польского государства. Но они были поляками. Их мы тоже боялись”, — говорится в письме». (Яцек Лизиневич, «Газета Польска цодзенне», 27 фев.)
• «Соединенные Штаты опасаются, что кто-нибудь из их граждан может пострадать после вступления в силу закона об Институте национальной памяти. Американцы не понимают шуток, когда речь идет об их гражданах. (...) Ян Томаш Гросс является гражданином США. (...) В записке министерства иностранных дел от 22 января четко сказано, что в случае принятия закона об Институте национальной памяти, Госдепартамент США будет вынужден отреагировать. Об этом (...) заявил Томас Яздгерди. В ходе той встречи он также интересовался следствием в отношении Гросса». (Анджей Станкевич, «Супер экпресс», 7 марта)
• «Ни Госдепартамент, ни посольство США в Варшаве никак не отреагировали на эту новость. (...) Портал оnet.pl ссылается на записку, подготовленную 20 февраля польскими дипломатами после встречи с ассистентом госсекретаря по делам Европы и Евразии Уэссом Митчеллом, специальным советником вице-президента Майка Пенса по делам Европы и России Молли Монтгомери, а также с Томасом Яздгерди, отвечающим в Госдепартаменте за вопросы Холокоста. На той встрече американцы предостерегли, что до тех пор, пока в Польше действуют законы, ограничивающие свободу слова и возможность проводить исследования относительно роли поляков в геноциде евреев, ни Дональд Трамп, ни Майк Пенс не примут президента Анджея Дуду и премьер-министра Матеуша Моравецкого. (...) Заместитель министра иностранных дел Бартош Цихоцкий пообещал, что в отношении тех, кто предал огласке содержание конфиденциальной записки о встрече с американскими дипломатами, “будут приняты соответствующие меры”». (Енджей Белецкий, «Жечпосполита», 7 марта)
• «Дипломатические контакты с США сохраняются на прежнем уровне, о чем свидетельствует недавний визит вице-министра иностранных дел Марека Магеровского в Вашингтон, заявила вчера пресс-секретарь правительства Иоанна Копцинская. Она, впрочем, не добавила, что Магеровского отправил в США премьер-министр Моравецкий, обеспокоенный запиской от 20 февраля, пришедшей из-за океана. Ни с одним из представителей высшего звена администрации президента Дональда Трампа Магеровскому встретиться не удалось». («Факт», 7 марта)
• «Глава постоянного комитета Совета министров Яцек Сасин (...) подчеркнул, что не подтвердившаяся сенсация, которую целый день обсуждали польские СМИ — это элемент ведущейся против Польши информационной войны». (Мачей Кожушек, «Газета Польска цодзенне», 8 марта)
• «Мне доподлинно известно от владеющих информацией американцев, что ситуация даже хуже, чем в официальных заявлениях. Польское консульство и польских дипломатов игнорируют не только американские чиновники, но и старательно подражающие им дипломаты других стран, в том числе тех, которые мы считаем дружественными. (...) Премьер-министр собирался ехать в США и просил о встрече с вице-президентом Майком Пенсом. (...) Из этого ничего не вышло. (...) Польская делегация во главе с премьер-министром должна была участвовать в конгрессе AIPAC, организации, представляющей самое мощное и влиятельное израильское лобби в США. (...) Все приглашения для польских гостей были отозваны», — проф. Збигнев Левицкий, ученый-американист. («Жечпосполита», 8 марта)
• «Министры стран ЕС обсуждали во вторник состояние законности в Польше — уже в третий раз в таком составе, однако впервые в рамках процедуры, предусмотренный договором о Евросоюзе. Предметом дискуссии стало предложение Европейской комиссии возбудить в отношении Польши процедуру, предусмотренную статьей 7.1, и констатация факта, что законность в нашей стране находится под угрозой». (из Брюсселя Анна Слоевская, «Жечпосполита», 28 фев.)
• «Европейский парламент в четверг принял резолюцию, поддерживающую предложение Европейской комиссии о возбуждении в отношении Польши процедуры, предусмотренной статьей 7.1, поскольку законность в Польше находится под угрозой. За принятие резолюции проголосовали 422 депутата Европарламента, против — 147, воздержались 48. (...) В четверг депутаты также избрали Здзислава Краснодембского (ПИС) новым вице-председателем Европарламента. Он занял место Рышарда Чарнецкого (ПИС), который лишился этого поста за то, что назвал депутата Европарламента от “Гражданской платформы” Ружу фон Тун пособницей нацистов». (из Брюсселя Анна Слоевская, «Жечпосполита», 2 марта)
• «Премьер-министр Матеуш Моравецкий в четверг в Брюсселе вручил председателю Европейской комиссии Жан-Клоду Юнкеру “Белую книгу правосудия”. (...) В последних главах этого документа правительство обращает внимание на вопросы защиты конституционной правосубъектности стран, входящих в ЕС, и их право принимать самостоятельные решения в рамках договоров о Евросоюзе. Польские реформы не только укладываются в эти рамки, но и полностью соблюдают европейские стандарты. Применение в этой ситуации процедуры, предусмотренной статьей 7.1, является злоупотреблением и опасным прецедентом, поскольку создает риск ее необоснованного использования в будущем также в отношении других стран ЕС». (Агата Лукашевич, «Жечпосполита», 9 марта)
• «Отрицая достижения собственной посткоммунистической трансформации, а также критикуя европейскую модель либеральной демократии, польское правительство утратило одновременно и собственную мотивацию, и доверие со стороны партнеров по поддержке проевропейских реформ на востоке Европы. (...) Отказ от участия в проведении политики ЕС также ослабил позиции Польши по отношению к восточным соседям. (...) Варшава находится в конфликте с Европейской комиссией, а ее отношения с Германией и США сегодня наихудшие за все последние десять лет. (...) В нынешнем хаосе, воцарившемся в слишком многих сферах, действия польских властей демонстрируют синхронность с действиями и интересами России при одновременном разладе с союзниками по ЕС и НАТО», — Катажина Пелчинская-Наленч. («Жечпосполита», 1 марта)
• «Из 10 тыс. судей только восемнадцать выдвинули свои кандидатуры в орган, который теперь будет состоять не из “представителей судейского сообщества”, как того требует конституция, а исключительно из “помазанников” правящей партии. Среди этих восемнадцати человек есть судьи с дисциплинарными взысканиями, а у одного из них этих взысканий больше десятка. Есть среди них и судьи, которые годами безуспешно добивались повышения, однако их опыт и компетенция всякий раз получали негативную оценку Национального совета правосудия. Есть судьи, делегированные в министерство юстиции, то бишь подчиняющиеся министру. Есть, наконец, и те, кого впервые выдвинул министр и одновременно прокурор Збигнев Зёбро». (Эва Седлецкая, «Политика», 14-20 фев.)
• «При сопротивлении оппозиции депутаты избрали 15 судей — новых членов Национального совета правосудия». «Через час после голосования в Сейме Малгожата Герсдорф сложила с себя полномочия председателя Национального совета правосудия. Ранее членов Национального совета правосудия избирало судейское сообщество». (Агата Лукашевич, «Жечпосполита», 7 марта)
• «Убогий уровень обсуждений в Сейме и Сенате убивает демократию. (...) Все решения принимаются наверху, мнение депутатов не имеет никакого значения. (...) Политбюро решило, все послушно подняли руки. Само поведение депутатов от ПИС — это просто позор. Ими дирижирует руководящая группа, а они ведут себя как стадо», — проф. Анджей Золль, судья, бывший председатель Конституционного трибунала и уполномоченный по правам человека. («Газета выборча», 24-25 фев.)
• «Проф. Адам Стшембош, бывший первый председатель Верховного суда, а также проф. Анджей Золль, бывший председатель Конституционного трибунала (...) в среду взяли слово на правах одних из последних живущих представителей “Солидарности”, занимавшихся реформами судебной системы в ходе совещаний за Круглым столом. (...) “Избрание Сеймом 15 судей в Национальный совет правосудия грубо нарушает нормы основного закона. Формирование нового состава Национального совета правосудия противоречит порядку, закрепленному в конституции”, — написали Стшембош и Золль. И добавили: “Нынешний Национальный совет правосудия не располагает полномочиями, предусмотренными конституцией Речи Посполитой, поэтому все его резолюции по природе своей недействительны”». (Лукаш Возницкий, «Газета выборча», 8 марта)
• «Заместитель министра юстиции Лукаш Плебяк окончательно исключен из ассоциации судей “Iustitia”. Так решило собрание делегатов». («Жечпосполита», 12 фев.)
• «Вице-председатель Конституционного трибунала не имеет права выносить решений относительно полномочий спецслужб, поскольку был офицером разведки — с таким заявлением обратился уполномоченный по правам человека». («Газета выборча», 17-18 фев.)
• «Все только начинается. Этот год будет решающим. Уже нет ни Конституционного трибунала, ни Верховного суда, ни Национального совета правосудия. Сейчас идет кардинальная реформа системы правосудия, заключающаяся в ликвидации судебной вертикали. Не будет разделения на районные, окружные и апелляционные суды, будут только суды первой и второй инстанции. Говорят, что вот тут и произойдет та самая переаттестация судей. Когда дело дойдет до новой административной классификации, всем судьям придется заново пройти процедуру назначения. Некоторым из них это не удастся», — Игорь Тулея, судья окружного суда в Варшаве. («Газета выборча», 17-18 фев.)
• «Их называют “хунвейбинами Зёбро” или “орденом”. “Невозможно понять, что происходит в сегодняшней прокуратуре, ничего не зная об ассоциации «Ad Vocem»”, — говорит один из прокуроров. (...) В эту таинственную организацию входит вся верхушка нынешней прокуратуры. (...) Членами организации являются влиятельнейшие директора Национальной прокуратуры (...). В общей сложности около 20-30 человек. (...) Руководство Национальной прокуратуры, состоящее в “Ad Vocem”, получает зарплату, вдвое превышающую жалованье президента Польши и почти в два раза — зарплату премьера. Национальный прокурор Богдан Свенчковский получает (данные за ноябрь 2016 г.) 26 175 злотых “брутто”. Его заместителям платят всего на одну тысячу злотых меньше. (...) Еще больше, чем Свенчковский — 29 150 злотых — получает Марек Пасёнек, начальник группы по расследованию смоленской катастрофы (у него самый долгий стаж работы). (...) Дотации на жилье составляют свыше 3 тыс. злотых ежемесячного, необлагаемого налогами дохода. (...) Во втором полугодии 2017 г. (...) на вознаграждения истрачено около 230 тыс. злотых. (...) Самая высокая зарплата составила 15 тыс. злотых». (Эва Иванова, «Газета выборча», 3-4 марта)
• «Трое прокуроров, которые вели следствие по делу о дтп с участием бывшего премьер-министра Беаты Шидло, за два дня до окончания следствия отказалась признавать вину Себастьяна К., водителя “фиата сейченто”, как того требовал глава прокуратуры Рафал Бабинский. (...) Прокуроры не соглашались взвалить всю вину за происшествие на водителя “фиата сейченто”». («Жечпосполита», 5 марта)
• «В свежем рейтинге “World Justice Project” Польша оказалась на 25 месте из 113 стран, опустившись по сравнению с предыдущим рейтингом на три позиции. В рейтинге фигурирует 21 страна ЕС, и в этой классификации Польша находится на 14 месте. (...) Рейтинг был составлен осенью 2016 года, так что он не учитывает ни принятых в 2017 году законов о судопроизводстве, ни изменений в системе правосудия, введенных ПИС». (из Брюсселя Анна Слоевская, «Жечпосполита», 16 фев.)
• «Amnesty International» представила свой отчет за 2017 год. «В документе, озаглавленном “Ситуация с правами человека в мире”, идет речь о 150 странах, в том числе о Польше. (...) Сотни поляков задержаны и обвинены в участии в мирных демонстрациях. Женщинам систематически затрудняется доступ к безопасным средствам контрацепции и легальному прерыванию беременности. В июле Европейская комиссия постановила, что “независимость Конституционного трибунала в значительной степени нарушена, в связи с чем нельзя гарантировать соответствие польского законодательства действующей конституции”, говорится в отчете». (Мария Кручковская, «Газета выборча», 24-25 фев.)
• «В шесть утра полицейские задержали Владислава Фрасынюка, активиста оппозиции времен ПНР, надели на него наручники и отвезли в прокуратуру в Олеснице. Там следователь из окружной прокуратуры в Варшаве предъявил ему обвинение в нарушении физической неприкосновенности двух полицейских, находившихся при исполнении обязанностей. После допроса, продолжавшегося десять минут, Фрасынюка освободили. Задержанный воспользовался правом на отказ от дачи показаний. Он также отказался подписывать постановление о предъявлении обвинения и протокол допроса. (...) “Я сказал, что никого не бил, что отказываюсь давать показания и что не буду ничего подписывать. Вспомнил себя много лет назад, когда мне приходилось поступать точно так же”, — рассказал Фрасынюк в эфире “TVN24”». (Михал Коланко, Агата Лукашевич, «Жечпосполита», 15 фев.)
• «Я не против того, чтобы ПИС управляла Польшей. Программа 500+ замечательная, хотя ее стоило бы скорректировать. За партию Качинского люди проголосовали на демократических выборах не для того, чтобы она нарушала конституцию, а для того, что она управляла страной. ПИС не получал мандата на уничтожение правового государства. И против этого я буду протестовать. (...) С удовольствием бы побеседовал с Ярославом Качинским с глазу на глаз о том, что можно сделать для объединения поляков, постарался бы убедить его, что это наша страна, и избиратель ПИС ничем не лучше того, кто за ПИС не голосует. (...) Мне не хватает в поляках гражданского мужества. Не хватает стремления к диалогу, образованности и уважения к другому человеку. Это фундаменты для строительства благополучного и безопасного общества», — Владислав Фрасынюк. («Жечпосполита», 19 фев.)
• «Несколько десятков человек собрались в субботу перед зданием прокуратуры (...), чтобы вместе с Варшавским революционным хором спеть польский гимн, текст которого переработал поэт Ясь Капеля. Собравшиеся таким образом выразили свой протест в отношении судебного решения, приговорившего поэта к штрафу в размере тысячи злотых с покрытием судебных издержек за использование в гимне слов: “Марш, марш, мигранты, / в Польшу за провиантом... ”. (...) На месте присутствовали сотрудники полиции. (...) Они записывали акцию на видео, поэтому не исключено, что люди, принимавшие участие в хэппенинге, также понесут наказание за публичное исполнение запрещенной версии национального гимна». (Патриция Вечоркевич, «Газета выборча», 26 фев.)
• «От нашего внимания ускользают истории менее эффектные, но в действительности не менее опасные, с далеко идущими последствиями. (...) Во-первых, это задержание Владислава Фрасынюка, которого полицейские доставили в прокуратуру. Во-вторых, это приговор Ясю Капеле, публицисту и поэту, за спетую им с тремя другими лицами новую версию польского гимна с альтернативным текстом. (...) Ясь Капеля поет на мотив “Мазурки” Домбровского (политэмигранта своего времени): “Еще Польша не пропала, / и в краю родимом, / перевидевшем немало, / беженцев мы примем. / Марш, марш, мигранты, / в Польшу за провиантом. / Кто б ты ни был родом, / с нашим будь народом”. Эту интерпретацию суд оценил в тысячу злотых штрафа (...). При этом прокуратура полностью проигнорировала информацию об угрозах (в том числе угрозах убийством), которые после презентации не-гимна получал Ясь Капеля». (Роман Куркевич, «Пшеглёнд», 19-25 фев.)
• «Решение министра охраны окружающей среды Яна Шишко о вырубке Беловежской пущи противоречит законодательству Евросоюза, заявил генеральный пресс-секретарь Европейского суда. Вердикт, скорее всего, будет вынесен в апреле». («Жечпосполита», 21 фев.)
• «Польша нарушила законодательство ЕС в области контроля за качеством воздуха, решил в четверг Европейский суд». «Польша не соблюдает нормы относительно качества воздуха, злостно превышая допустимую концентрацию вредной пыли PM10, не борется со смогом — такие аргументы привел трибунал, объявляя свой вердикт по длящемуся вот уже два года спору между Европейской комиссией и Польшей». (Доминика Вантух, «Газета выборча», 23 фев.)
• «Поляки даже не представляют, какое огромное разочарование вызывает Польша у Брюсселя. (...) Казалось, что Варшава станет одним из лидеров Евросоюза. Ее приглашали к обсуждению важнейших решений, с ней считались. Вся совместная политика в отношении Восточной Европы и постсоветского пространства в действительности разрабатывалась Польшей. А теперь возникает ощущение, что все это было какой-то игрой. И что, возможно, истинное лицо Польши — это ПИС. Поэтому Брюссель подозревает, что Польша — это все-таки не та страна, которая разделяет европейские ценности. А как еще сотрудничать с тем, кто подписал и одобрил договоры и трактаты, а теперь заявляет, что не собирается их соблюдать? Поэтому и идут разговоры о Евросоюзе двух скоростей, где Запад создаст настоящую Европу “для своих”, а на обочине останутся чужаки, с которыми никто не будет считаться. (...) Огромное значение будут иметь следующие выборы. (...) Если Польша снова сделает тот же выбор, придется признать, что Польша вовсе не такая, какой казалась раньше, когда ее принимали в ЕС. И тогда Запад спросит — а есть ли в европейском сообществе место для Польши?», — Энн Эпплбаум. («Газета выборча», 3-4 марта)
• «По последним данным ЦИОМа, 40% поляков поддерживают правительство Матеуша Моравецкого. (...) Противниками нынешнего правительства считают себя 17% поляков (...), нейтралитет демонстрирует каждый третий из нас (34%)». («Газета выборча», 20 фев.)
• «Я публично хвалил этот документ (“План Моравецкого”), подчеркивал (...), что это правильная экономическая концепция. (...) Но она не работает. (...) Ничего не изменилось. (...) Вывод: программу премьер-министра Моравецкого невозможно реализовать. (...) Я утверждаю, что среднесрочные структурные цели этой программы недостижимы либо достижимы в очень малой степени. А для меня это означает, что мы не сможем противостоять долгосрочным вызовам. Не сможем использовать наши шансы и избежать опасностей. Только и всего, но этого хватит. А будет еще труднее, поскольку, кроме прочего, ожидается ускорение темпов инфляции», — проф. Ежи Хауснер. («Польска», 26 фев.)
• «За 29 лет в смысле оснащения в армии изменилось немного. 80% оборудования у нас постсоветское, да только это уже практически музейные экспонаты. Некоторые пытаются их реанимировать, но на поле боя они бы провалили экзамен. F-16 — это уже просто как на корове седло, то же самое касается бронетранспортера “Росомаха” и гаубицы “Краб”. (...) Реформа армии привела к деградации войск быстрого реагирования, реформа командного состава потерпела неудачу, никакой модернизации армии нет и в помине, обучение и военная промышленность приходят в упадок. Мы даже боеприпасов не производим. Чем мы будет сражаться, в случае чего? За эти годы у меня сложилось ощущение, что политики сговорились, чтобы у войск быстрого реагирования было доисторическое оснащение, потому что тогда Польша окажется слабой и не будет готовой к войне», — генерал Тадеуш Скшипчак. («Жечпосполита», 17-18 фев.)
• «Численность личного состава армии является военной тайной, и информация о ней не разглашается. Но о масштабе проблемы ярче всего свидетельствует тот факт, что всё больше подразделений обращаются к генеральному командованию с просьбой снизить уровень боевой готовности в связи с уменьшением личного состава более чем на 50%. Такого коллапса в армии уже давно не было. С вооружением ситуация тоже обстоит не лучше, хотя вот уже второй год подряд армия полностью тратит весь свой бюджет. “Парадокс, однако, заключается в том, что при этом не была реализована ни одна из четырех приоритетных задач, связанных с модернизацией, запланированных на тот год”, — говорит Томаш Дмитрук (...), который годами следит за реализацией бюджета министерства обороны». (Юлиуш Цвелюх, «Польска», 31 янв. — 6 фев.)
• «Написана целая книга о подозрительных контактах Мацеревича с россиянами. И этот человек существует в польском политическом пространстве уже много лет. Правительство никогда не интересовалось этой темой. А Мацеревич работает до сих пор — правда, его уже нет в правительстве, однако он остался в руководстве правящей партии. Вмешательство в выборы не обязательно должно происходить во время самих выборов. Практически в каждой европейской стране Россия занимается поддержкой политиков-экстремистов и экстремистской идеологии. Россияне делают это в Германии, во Франции. (...) Если они делают это повсюду, почему же это невозможно у нас, в Польше? Только потому, что это “территория без российского вмешательства”?», — Энн Эпплбаум. («Жечпосполита», 7 марта)
• «За те неполные два года, когда оборонным ведомством руководил Антоний Мацеревич, министерство обороны потратило более 15 млн злотых на покрытие расходов с 800 служебных банковских карт служащих польской армии. В этом призналось министерство обороны под давлением политического скандала, вызванного публикацией в газете “Супер экспресс”. (...) “Эта сумма внушает большую тревогу. Мы готовим письмо в Национальную контрольную палату с просьбой провести проверку этих расходов”, — говорит депутат Мисило (партия “Современная”)», — Изабелла Кацпшак, Гражина Завадка. («Жечпосполита», 5 марта)
• «Индекс потребительского оптимизма поляков за период с 2006 года достиг наивысшей отметки в 104 балла. (...) 52% поляков полагают, что потребление будет расти — и это лучший результат в Европе. Это видно хотя бы по уровню продажи автомобилей, рост которого в этом году оказался самым интенсивным в Европе». («Жечпосполита», 16 фев.)
• «Нынешний сезон первых причастий будет первым, когда матери не станут отправлять своих дочерей в солярий, чтобы загар контрастировал с белым платьем. В период, предшествующий первым причастиям, владельцы соляриев могут столкнуться с усиленным контролем со стороны Государственной санитарной инспекции, которая за нарушение запрета предоставлять услуги солярия лицам, не достигшим 18 лет, будет иметь право наложить штраф в размере от тысячи до 50 тыс. злотых». (Каролина Ковальская, «Жечпосполита», 16 фев.)
• «С нового года преподаватель Закона Божия сможет одновременно быть классным руководителем». «Решение по этому вопросу принимает директор. Ранее преподаватель основ религии не мог вести воспитательную работу с классом даже на правах заместителя. (...) Благодаря этим изменениям преподаватели основ религии смогут зарабатывать в месяц на несколько сотен злотых больше». (Артур Радван, Клара Клингер, «Дзенник газета правна», 26 фев.)
• «Наделение преподавателей религии правом на классное руководство означает, что они смогут распространять свое влияние на всех учеников независимо от вероисповедания последних. Это также означает доступ преподавателей религии к документации всех учеников школы. Означает возможность оказания мировоззренческого давления на детей некатолического вероисповедания. Наконец, означает передачу воспитательного процесса под контроль епископов», — Павел Борецкий, д-р наук, специалист по законодательству в области вероисповедания, Варшавский университет. («Пшеглёнд», 5-11 марта)
• «Во Всемирный день мигранта и беженца священники зачитывали письмо о святом Станиславе Костке, не обмолвившись ни словом о ситуации, расколовшей польское общество. Такая попытка спрятать голову в песок — это не дипломатия, а отказ от евангельских ценностей», — Богдан Бялек, главный редактор журнала «Характеры». («Жечпосполита», 12 фев.)
• «В рядах епископата сегодня нет харизматичного епископа, который смог бы повести за собой польскую католическую Церковь. Такого, кому хватило бы мужества сопротивляться “рядовому” монаху из Торуни. Похоже, что отец Тадеуш Рыдзык — не провинциал, не профессор, зато ловкий бизнесмен и умелый монах-пиарщик, не подчиняющийся власти епископов — обладает в польской католической Церкви влиянием и властью большими, чем примас и председатель епископата вместе взятые». (Мария Мазурек, «Польска», 16-18 фев.)
• Большой оркестр праздничной помощи Ежи Овсяка снова побил рекорд. «Собрано 126 млн 373 тыс. 804 злотых и 34 гроша. Это на 21 млн больше, чем в прошлом году. (...) В этом году средства собирались на то, чтобы уравнять шансы на излечение новорожденных, находящихся в неонатологических отделениях. (...) Вот уже во второй раз финал был организован главным образом благодаря “TVN”. “Национальное телевидение от сотрудничества отказалось”, — говорит Овсяк. (...) В этом году финал посмотрели 13 млн человек. (...) Овсяк также прокомментировал подготовленную правительством новую редакцию закона о сборе пожертвований, в соответствии с которой министр внутренних дел и администрации может запретить сбор, если решит, что тот “противоречит основам общественного сосуществования” либо “нарушает важные общественные интересы”. (...) “Грубо говоря, гоп-стоп, — комментирует Овсяк. — Если кто-то собирает пожертвования с нарушениями, надо обращаться в полицию, казначейство, прокуратуру, а не придумывать расплывчатые законы, дающие огромную возможность для самых причудливых интерпретаций”. (...) Против этого закона выступают неправительственные организации». (Павел Косминский, «Газета выборча», 9 марта)
• «Среди польских кабанов свирепствует вирус африканской чумы свиней. Ответственность за эту ситуацию несут в первую очередь чиновники министерства сельского хозяйства и ветеринарной инспекции, а также безалаберные аграрии. Однако страдать в результате будут не они, а живущие в Польше кабаны. Планируется массовый отстрел кабанов, в том числе беременных свиноматок. (...) Почти все очаги африканской чумы свиней появились в результате серьезных ошибок людей, занимающихся разведением свиней, и игнорирования различных процедур. (...) Сначала — непрофессионализм и несоблюдение закона, а теперь массовая резня умных, высокоорганизованных диких млекопитающих (...) с целью отвлечь внимание общества от собственных ошибок. (...) Даже некоторым охотникам не по себе, когда им предлагают 650 злотых за убийство беременной свиноматки», — проф. Анджей Элжановский («Жечпосполита», 27 фев.)
• «Среди предлагаемых изменений в законе об охране животных есть проект новой редакции статьи 34, абзац 1. (...) Он содержит положение, позволяющее пренебречь запретом убивать животное без его предварительного оглушения. (...) Исключения, позволяющие убивать животное без его предварительного оглушения, касаются убоя животного в рамках религиозного обряда. (...) Убой, в ходе которого находящемуся в сознании животному перерезается горло, после чего оно истекает кровью, пока не умрет, является в высшей степени варварским и причиняет животному невообразимые муки. (...) Время между перерезанием кровеносных сосудов и потерей сознания составляет до 20 секунд у овец, до 25 секунд у свиней, до 2 минут у телят, до 21-22 минут либо больше у домашних птиц и 15 и более минут у рыб», — Войцех Хермелинский, судья Конституционного трибунала в отставке, председатель Государственной избирательной комиссии. («Жечпосполита», 27 фев.)
• «В среду 23 января на ферму в Буково приехали работники скотобойни — фермер Лукаш П. решил продать четырех своих коров на убой. “Три коровы прошли спокойно, — вспоминает фермер. — Затем вывели последнюю. Как только она вышла из коровника, то сразу вырвалась и убежала, снеся ограду — только стальные столбики летали в воздухе. Никто не смог ее догнать. (...) Она была родом с гор. Там она все время свободно ходила по лугам. У меня она всегда ходила на привязи. Ну, а теперь только ее и видели”. В четверг 15 февраля о рыжей корове с гор, которая вырвалась из рук мясников, убежала и теперь бродит где-то на широких берегах Ныского озера, рассказывали все польские и зарубежные СМИ. Целый месяц корова успешно скрывалась и убегала от преследователей. В конце концов ее поймали. Во время перевозки у животного случился разрыв сердца». (по материалам анонимного репортажа, «Польска», 26 фев.)